информационное агентство

Мутное время. Почему российская элита не стыдится выкачивать из России деньги и сырьё, а жить предпочитает на Западе

Мутное время. Почему российская элита не стыдится выкачивать из России деньги и сырьё, а жить предпочитает на Западе

Одна из важнейших задач политической и интеллектуальной элиты страны — определять направление развития общества. Но кто те люди, которые называют себя российской элитой? Почему многим из них не зазорно покупать гражданство других стран и жить там, выкачивая из России лишь деньги? Могут ли в такой ситуации существовать надежды на обновление страны? Обо всём этом рассуждает философ и политолог Александр Дугин.

— Александр Гельевич, Вы давний критик российской элиты. Недавно резко высказались в её адрес: назвали политическую элиту хамской. Чем вызвана такая резкость?

— Наверное, с эпохи Смутного времени, отечественные широты не видывали столь анти-национальной и примитивной элиты, как последние 30 лет. Когда-нибудь историкам понадобится краткий определяющий термин для обозначения и этого периода, думаю, что «Мутное время» в самый раз. И это не резкость, а, к сожалению, констатация печальной реальности нашего времени. Надлом, вызванный революцией 1917 года, не прошёл бесследно. Он взорвал наше общество и вместе с кипящей лавой народного творчества швырнул на поверхность великого хама. Нынешняя политическая элита — это чистые хамы. Они оторваны от глубинных пластов культуры — народной и интеллектуальной. Для них свет в окошке — не поэзия Анны Ахматовой или проза Нобелевского лауреат Ивана Бунина, а репризы Жванецкого или цитаты из кинофильмов с участием Джигарханяна. По ним они сверяют свои часы и живут с оглядкой на эти киношные мемы. Люди, которые нами правят — это культурные инвалиды. Фактически это люди с сознанием просто наёмных рабочих. И в их руках страна. Посмотрите, что они напевают, что они наигрывают, что предпочитают смотреть в кино. И эта культура шансона пронизывает все верхи. Она им родная, и в ней они чувствуют себя уютно. Не в поэзии Серебряного века, к примеру, а в блатном шансонье, в выхваченных из советских фильмов цитатах. Как далеки они от блестящей русской интеллигенции XIX века, перемолотых революцией и выкинутых на чужие берега вдали от Родины.

Давайте посмотрим на генезис этой элиты. Кто это? Это в корне советские люди. это выходцы либо из комсомола, либо из партии, либо из КГБ, либо из деградирующих отраслей российской экономики. Современная элита у нас является постсоветской. Это продолжатели той антинародной традиции, которая привела их на вершину власти, которую они блестяще развалили и отправили Советский Союз в глубокий нокдаун. Именно они, а не американцы с их спецслужбами. В эти россказни я не верю. Главный враг всегда внутри и он готовил почву для распада и краха империи. Все эти годы мы искупаем рок большевизма. Кажется, что они либералы, кажется, что они западники, люди новой демократической формации, но если посмотрим на генезис каждого из них — это комсомол, райком, обком, КГБ. И люди, которые сегодня выставляют себя государственниками, стоят со свечками в храмах — на деле это гонители этой самой веры. Кроме хамства они в себе ничего нести не могут. Народ же подвергся колоссальному геноциду на протяжении советского периода. Русский народ был не признан ни как субъект, ни как ценность, ни как носитель духовной исторической миссии. Он был раздавлен, унижен, уничтожен. Крестьянство было истреблено, аристократия изгнана. Советское недоразумение было идеологически несопоставимо с полноценной культурной традицией, это было некой девиацией. Нолём от бублика. Страшным последствием большевистской и либеральной заразы, которая одна из другой вытекает — вот два пути, которые привели нас к обрыву дня сегодняшнего.

— Не во всём соглашусь с вами. Да, связь с Серебряным веком была разорвана революцией 1917 года. Но революция, к примеру, породила русский авангард, ставший сокровищницей мировой культуры. Символ конструктивизма — знаменитая башня архитектора Владимира Татлина — вдохновила на переворот в мировой архитектуре, а фильм Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потёмкин» стал эталоном для великих режиссёров во всём мире. А знаменитые «русские Амазонки» — от Гончаровой до Поповой и Экстер? Они взорвали мировую живопись и прочно закрепили наших художников в авангарде мирового искусства. Какой же это ноль от бублика?

— Я не считаю, что всё в советский период было ничтожно. Я просто думаю, что большевистский переворот в нашей истории был одноразовым явлением. Есть события в обществе, которые повторяются с определённой последовательностью. Вот монархическая форма правления у нас некая константа. Могут поменяться династии, но монархия рано или поздно восстанавливается. Она проросла даже в сталинский период — это «красная» монархия. Ельцин тоже был монархистом. Вот эта монархическая тенденции и является нашей константой. А вот революция — это одноразовое явление. Это бунт, который обычно в России не удавался. Бунт Степана Разина был жестоко подавлен. Бунт Емельяна Пугачёва привёл его лидера на Лобное место. Крестьянские бунты старообрядцев тоже были подавлены. А вот большевистская революция завершилась успехом. И это скорее аномалия русской истории. Она перевернула мир, но всё-таки для нас не стала нормой. Революция по сути у нас произошла один раз — и продержалась 70 лет, а потом рухнула. Я считаю, что это была патологическая аномалия. Да, чрезвычайно содержательная и насыщенная по своим последствиям. Но брать её за пример или за норму, пугать ею совершенно безответственно.

Скорее нам нужно с учётом этого советского периода возвращаться к нашим исконным константам. А вот здесь как раз мы видим, что в российской действительности взращивание элит, их ротация проходят не в форме социальных лифтов, а идёт из глубины. Ротация в России всегда шла — из глубин поднимались люди, талантливые, но их явления миру были разным. В средневековье такими кузницами кадров были монастыри. Патриарх Никон вышел из мордовских крестьян. Царь Борис Годунов — из опричнины. Любимец Петра и полководец Александр Меньшиков торговал пирожками. Они могли оказаться во главе государства, используя те социальные лифты, которые существовали в традиции российского государства.

Мне кажется, что такого рода приход к власти или подъём новых, сильных и свежих людей их низов шёл таким путём, а не через парламентские и демократические формы ротации элит. И, конечно, не через восстания. Потому я считаю революцию 1917 года единственным удачным восстанием масс.

— Но революция 1917 года вызвала к жизни не только взрыв авангарда, но и привела во власть плеяду гениальных учёных, талантливых полководцев, создателей нашей космонавтики и авиации. Что ни фамилия — Королёв, Антонов, Микоян, Рокоссовский, Жуков — то целая эпоха гениальных людей. Разве это не следствие тектонических сдвигов в 1917 году при всех огромных жертвах и трагедиях революции и постреволюционного времени? Ну, явно не пустое место в истории государства российского. И, тем не менее, вы склонны считать советского человека хамом?

— Конечно, хам. В советское время частично что-то улучшалось, но частично ухудшалось. Мы утратили нашу аристократию, мы пустили необразованных людей во власть. Да, это давало свежесть решениям власти, потому что рабоче-крестьянская невоспитанность позволяла быть свободными от некоторых штампов. Но ведь все эти умники одновременно были самой советской жизнью оторваны от глубин культуры. И это не могло не привести в поздний советский период к вырождению элиты, к господству на самом верху низких пролетарских жанров, того же шансона. Культура, которая существовала в 20—30 годах, питалась дореволюционным потенциалом, но Серебряный век фактически был уничтожен. Певец революции футурист Владимир Маяковский высмеял этого нового хама в блестящих сатирических произведениях «Баня» и «Клоп». Советский человек на самом деле хамский человек. Это человек, который пытался утвердиться, но у него нет фундамента. Он его отринул и взялся за новый мир с ноля и в ноль обратился. В этом смысле большевистская революция была смертельным недугом русского общества, русской культуры, русского церковного сознания. И если и были какие-то успехи, они были чрезмерно раздуты и воспеты советской пропагандой.

И при этом тёмная сторона советской действительности выпадала из поля зрения. Шло уничтожение невинных людей, уничтожение крестьянства. Разрушались церкви, искоренялась думающая и творческая интеллигенции. Мы совершенно великий народ, и мы не благодаря советской власти, а вопреки ей, достигли тех результатов, которыми большевики хвалились. Вся эта большевистская идеология не вела к победам, а затуманивала и извращала сознание. И вопреки этой противоестественной, западной, совершенно неадекватной идеологической модели развёртывался русский гений. Это он творил и создавал новые модели самолётов, прорывные теории, новую промышленность. И в этом и состоит пассионарность русских.

А большевизм? Он обрубил связи с духовным, подсунул нам идеологический суррогат, в который и сами вожди не очень верили. И из нашей жизни ушло, исчезло главное — дух и духовность. Как бы ни летали замечательно наши ракеты, сколько бы мы ни плавили отличной стали, как бы успешно ни покоряли космос, мы потеряли связь с духом. Мы распластались на полмира и позорно рухнули. Потому что большевистское слабоумие, оно рано или поздно должно было проявить себя. И всё, чего Советский Союз добился с такими колоссальными жертвами, рухнуло в одночасье. Думали, что хватит танков, КГБ, армии, тракторов. Зачем нам ещё думать о культуре, о духе. Мы и так полетели в космос. За счёт этой гордыни фактически мы и получили 91 год, когда группа вырожденцев во главе с Михаилом Горбачёвым своими руками уничтожила Советский Союз. Это было закономерным позором и концом российской государственности в 90-е. Это совершенно неизбежная расплата. Нельзя построить государство без духа, без Бога, без ума, опираясь только на технологические циклы и математические расчёты. Любая материалистическая мысль, даже самая яркая, ничего не значит без духовности и осознания здравой цели.

Да, мы в советское время создали мощную империю — сильную и великую. Но она перестала служить людям. Она без имперского духа и метафизики была обречена.

— Но тогда почему у нынешней российской элиты нет этого величия духа, нет этой идеологии. Почему она не отражает духа народа, который талантлив, имеет высокий творческий потенциал. Может рождать новые высокие проявления духа. А что вокруг? Мерзость и запустение, духовная нищета российской элиты. Почему так?

— Российская элита потому хамская и во многом антинародная, что она пропитана духом наживы и приспособленчества. И не только потому, что она вся из советского прошлого. Она так же лишена духовности. Не приобрела её, а растеряла все остатки её. Выменяла на материальные блага. Стала паразитирующей. Сталин держал свою элиту в тонусе репрессиями. Когда репрессии кончились, когда уходит поколение, свыкшееся с жизнью под угрозами оказаться в тюрьмах и ссылках, когда ослабевает это давление страха, то тут же начинается разложение постсталинской элиты. И разлагается она до такой степени, что доходит до полного вырождения в 80-х годах. Не надо обольщаться, это та же самая элита. Просто, чтобы поддерживать в тонусе правящую верхушку, надо было периодически обрушивать на них репрессивную машину. Арестовывать их жён, отправлять в детские дома детей. Вот тогда люди жили в тонусе. Поэтому на самом деле сталинская элита стала деградировать со смертью Сталина и в момент прекращения репрессий. Эта бодрая мобилизованная пассионарная элита начинает сразу же переходить в сумеречное состояние.

Практически последним адекватным сообществом в спецслужбах была эпоха Берии. Когда Берию уничтожили, то во главе спецслужб оказались не пассионарии, а серенькие личности. Поэтому не могу сказать, что была хорошая сталинская элита, а потом пришла какая-то другая. Нет, это та же самая, только выродившаяся. Это просто логическое и естественное вырождение. На Горбачёве уже и трупные пятна были видны невооружённым глазом. В 90-е в теле российской государственности расплодились черви, олигархи, агенты влияния, которые растаскивают тело умершего советского режима по частям, на куски. Приходят могильщики, которые разворовали то, что создали героическим трудом советские люди, когда они ещё были в тонусе.

— Но вы же не станете сегодня по утрам присылать к домам нашей элиты чёрные воронки?

— Это время ушло в далёкое прошлое. Вот и нынешняя элита лишена творческого духа. Она делает всё ровно на столько, на сколько это позволяет ей зарабатывать деньги. С этой мыслью она просыпается и ложится спать. А народ? Ему всё достаётся по остаточному принципу. А потому в народе так сильны настроения, что его обокрали в ходе приватизации, оставили в дураках. Помните, что писал теоретик анархизма француз Пьер Прудон, обращаясь к сильным мира сего? Вся ваша собственность — это кража. И это сегодня точка зрения народа на приватизацию. Народ у нас ненавидит олигархов.

И Владимир Путин это прекрасно понимает, намного лучше, чем Горбачёв и Ельцин, а потому он обращается прямо к народу, к примеру, в ходе всё тех же прямых линий. Но не подумайте, что я идеализирую элиту времён царя Николая II. И царская элита была русофобской. Нами уже сто лет правит русофобская элита.

Одно из важнейших качеств элиты — это делать вовремя выбор позиции и определять направление развитие общества. И за этим стоит огромная работа духа. Это гигантская работа, которая не прекращается ни на мгновение в течение жизни. Поэтому китайские чиновники сдавали экзамены вплоть до 90 лет. Если они хотели занять более высокий пост, они должны были ещё и красиво спеть китайскую песню, нарисовать картинку, процитировать великих. Работа над огранкой человеческой души идёт всегда, а не только до первого поста, первого миллиарда украденного или первого вывезенного за рубеж вагона с лесом. Сумеет ли наша российская элита образоваться и встать вровень с мировыми вызовами и задачами? У меня в этом большие сомнения. Скорее мы построим разделённое на страты общество с идеологией «новых феодалов», чем сумеем вырваться из оков бездарности и шаблонности в деле становления как новой элиты, так и обновлённого общества.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ