информационное агентство

Русофобия набирает обороты по всему периметру российских границ. Интервью Василия Волги «Антифашисту»

07.09.21      Лиза Резникова
Русофобия набирает обороты по всему периметру российских границ. Интервью Василия Волги «Антифашисту»

Конец августа — начало сентября ознаменовались в этом году сразу тремя знаковыми для Украины событиями. Страна отпраздновала 30 лет независимости, провела саммит «Крымской платформы», после чего президент Владимир Зеленский отбыл в США, где провёл встречу с Джозефом Байденом, а также побывал в Кремниевой долине — «месте силы» нового времени.

С чем Украина пришла к своему юбилею, каким будет продолжение «Крымской платформы», какие изменения ожидают страну после визита президента в США, и станет ли осень протестной, «Антифашист» обсудил с экс-лидером Союза Левых Сил Украины Василием Волгой.

— Василий Александрович, недавно состоялся визит Владимира Зеленского в США. Как вы его оцениваете: что удалось, что нет, и чего ждать от него украинцам?

— Сейчас мы с вами можем только предполагать. Дать более качественную оценку результатам этого визита мы сможем не ранее чем через две-три недели — необходимо увидеть действия администрации Зеленского после его возвращения.

Для начала я хочу акцентировать внимание ваших читателей, на фоне каких событий происходил этот визит — накануне поездки Зеленского в США, в Киев приехала Ангела Меркель. Немецкий канцлер, руководитель крупнейшей в Европе державы, прикладывает титанические усилия, идя, по сути, на скандал с США, угрожает едва ли не разрывом дипломатических отношений, чтобы достроить «Северный поток-2». Европейская экономика сейчас, несмотря на коронавирусные проблемы, находится в стадии роста, её дальнейшие перспективы вполне позитивны, а значит, энергопотребление будет увеличиваться. Для того, чтобы составить конкуренцию США и Китаю, Европе крайне необходим российский газ. И никакие национальные интересы Украины не смогли этому помешать. Эту ситуацию, в итоге, приняли и в США. Вторая задача, которую ставила перед собой Меркель в ходе визита на Украину, это внесение в парламент Минских соглашений, формулы Штайнмайера. Её задача была убедить Зеленского сделать это. Принять изменения в Конституцию, предоставить Донбассу особый статус — это была бы победа Донбасса и завершение войны.

После этого визита в окружении Зеленского, в аналитической среде, было очень угнетённое состояние. Все были уверены в том, что Байден, вслед за Меркель, потребует внесения Минских соглашений в парламент. А что такое внесение формулы Штайнмайера в парламент? Это равнозначно широкомасштабному гражданскому конфликту, поскольку общественное мнение, в первую очередь, Западной Украины, да, собственно говоря, и Центральной Украины, воспитанное на протяжении последних семи лет в ненависти ко всему русскому, ко всему донецкому и луганскому, не примет этого. Сегодня провести безболезненно эти соглашения через парламент невозможно, проголосовать изменения в Конституцию, собрав под это 300 голосов, невозможно. Ну, и самое главное, радикалы и улица ответят на это покрышками, бунтом и новой революцией. На фоне таких событий и ожиданий Зеленский отправился в США.

Нужно отдать должное, что имиджевая составляющая Зеленским отработана на 100%. Меня очень удивило то, как СМИ России освещали этот визит. Они всю ночь, едва ли не в режиме онлайн, рассказывали об этом, комментируя, что там происходит. Я наблюдал за тем, как вели себя европейские и американские СМИ в этот момент — интерес был не слишком высоким. Но чем более возрастал накал в российских СМИ, тем более проявляли интерес к теме все остальные. Как это происходит? Запад мониторит российское информационное поле, и выясняется, что топ-темой российских СМИ в эти сутки стала встреча Зеленского с Байденом. Тогда они начинают переключаться, чтобы понять, что же такого там происходит, что это вызывает такой интерес у русских. Если бы у нас не было такой заинтересованности в том, что там происходит, то и европейские, и американские СМИ не придали бы такого значения этому визиту на фоне неудач в Афганистане. А поскольку такой большой интерес был проявлен, то в пику России это было подано как очень важное событие.

Так вот, анализируя дипломатические заявления США, поведение Зеленского и всей украинской делегации, я делаю предварительный вывод о том, что Байден не настоял на том, на чём настаивала Меркель. Он не потребовал внесения «Минска» в парламент.

— Одной из основных целей визита Зеленского в США называли его стремление заручиться поддержкой Белого дома на следующих президентских выборах. На ваш взгляд, это удалось сделать?

— Смотрите, буквально накануне визита Украине внезапно был выделен кредит МВФ в 2,7 миллиарда долларов на очень льготных условиях. Эти деньги существенным образом поддержат валящуюся экономику Украины.

Далее. Очень показательными являются подписанные контракты. Пока мы их не видели — ни в оригинале, ни в переводе, делать окончательные выводы рано, но, исходя из того, что озвучено, это впечатляющие результаты. Насколько можно судить из сообщений СМИ, компания Westinghouse берётся достроить блок Хмельницкой АЭС и намерена построить ещё четыре энергоблока на территории Украины. И эти реакторы будут уже заправляться топливом Westinghouse, а не российского АО «ТВЭЛ», на котором пока ещё работают все наши атомные реакторы. Объём контракта внушительный — 30 миллиардов долларов. Я напомню, что Керченский мост обошёлся России в 3,5 миллиарда. То есть, на территории Украины предполагается строительство куда как более крупное. Возникает вопрос: а деньги где? За какие деньги всё это будет строиться на Украине? Westinghouse сделает нам подарок на 30 миллиардов долларов? Сомнительно, хотя, опять-таки, документов мы пока не видели. Скорее всего, Westinghouse сюда заходит, а платить будем мы. Но где Украина возьмёт 30 миллиардов долларов? Очень сильно похоже на то, что это нечто типа плана Маршалла для Европы: когда американцы после войны давали европейским странам кредиты, но за эти кредиты европейцы могли купить только американские станки, только американское оборудование и технологии, нанять американских рабочих и потом, запустив какие-то процессы, отдавать кредит американцам. Предполагаю, что нечто подобное будет реализовываться и здесь.

Впечатляет объём заказа для украинского оборонпрома. Опять-таки, пока это всё со слов, нужно будет увидеть документы, чтобы сделать окончательные выводы. 2,5 миллиарда долларов, выделенные под это, что это такое? Это инвестиции в модернизацию наших оборонных предприятий для того, чтобы начать выпускать продукцию по стандартам НАТО? Или это заказы для действующих предприятий, чтобы снабжать войска НАТО? Или это деньги на дальнейшее вооружение украинской армии? В любом случае — это колоссальные деньги. На этом фоне 60 миллионов долларов, о которых договорились по линии прямой военной помощи, выглядят смешно. Один танк стоит два миллиона, 60 миллионов — это 30 танков. Во время «Иловайска» это было на 15 минут «работы», они сгорали...

Поэтому заявления Байдена вкупе с подписанными документами — всё это позволяет сделать вывод, что Зеленский рассматривается администрацией США как самый вероятный кандидат на следующих президентских выборах. Напомню, Украину всегда спасал миллиард-полтора миллиарда долларов в год кредита — который мы никогда не возвращали, нам их пролонгируют, реструктуризируют и так далее — эти деньги всегда нас спасали. А тут сразу 2,7 миллиарда долларов от МВФ, плюс потенциальные большие инвестиции. Это говорит о том, что Зеленского обеспечили серьёзной экономической поддержкой, которая позволит ему сохранить экономическую стабильность до следующих выборов. Это нужно понимать так, что американцы рассматривают Зеленского как наиболее вероятного кандидата.

Собственно говоря, а почему бы им не делать ставку на Зеленского? Ведь посмотрите, Зеленский гораздо более эффективен, чем Порошенко. Это обновлённый, очень активно действующий Порошенко. За время его каденции в Донбассе за год погибает людей больше, чем при Порошенко, русский язык уничтожен во всей сфере образования, насильственная украинизация движется семимильными шагами, введено 22 праздника, чтящих память нацистских преступников, общественное мнение стало ещё более русофобским. Сегодня мы видим по голосованию в местные органы власти: от 90% населения на западе до 40% на востоке страны ненавидят Россию, ненавидят всё русское, относятся к нему с глубоким презрением. Это всё делает Зеленский и делает очень эффективно. Так что для США он идеальный кандидат, и, похоже, они подыгрывают ему по полной.

— Что вы думаете о плане трансформации Украины, который Зеленский представил в США? Сумма огромная — 277 миллиардов долларов.

— Я заметил, что некоторые аналитики подхихикивают над этой цифрой, говоря, что это сумасбродство какое-то, мол, откуда взяться таким деньгам? Но я не был бы столь ироничен на этот счёт. И вот почему.

Сегодня на Украине земля пошла в торг и пошла очень активно. Треть земли скуплена Monsanto, две трети из 32 миллионов гектар либо ещё не проданы, либо находятся в стадии купли-продажи, либо в стадии первой спекуляции. Украинская земля — 32 миллиона гектар — в мире такого пятна чернозёма больше нигде нет, 32 миллиона гектар единым пластом. В сегодняшних условиях, когда идёт защелачивание и высыхание почв от экватора к полюсам, большие проблемы в этом отношении начинают испытывать Испания, Франция, Италия, ещё ряд стран, которые высыхают из-за меняющегося климата. Украине в ближайшие 50 лет это не грозит, наши чернозёмы будут родить, родить и родить. В условиях возрастающего населения Земли в скором будущем локальные войны будут идти за доступ к воде и еде. 32 миллиона гектар стоят от полутриллиона до триллиона долларов в европейских ценах. Думаю, что на встрече Зеленского с американским бизнесом речь, в том числе, шла и об этом. И большие деньги, вырученные за землю, на самом деле могут зайти на Украину. К чему это приведёт, каким образом будет трансформирована экономическая структура Украины — это уже другой вопрос, вопрос для другого интервью. Но то, что большие деньги могут зайти на Украину — это факт. И, насколько мы можем судить по сообщениям СМИ, американский бизнес хотел получить от Зеленского гарантии безопасности своих вложений. И здесь Зеленский вытащил карту НАТО, предложив бизнесу оказать давление на правительство, чтобы если не де-юре, то хотя бы де-факто структуры НАТО расположились на Украине.

Итак, резюмируя. Зеленский заручился поддержкой США, получил реальные деньги уже сейчас и потенциально возможные инвестиции в будущем, не смог повлиять на строительство «Северного потока-2», хотя определённые объёмы газа в любом случае будут прокачиваться через территорию Украины. Что касается Минских соглашений — пока не до конца понятно, о чём удалось договориться, но первое впечатление, которое появилось у меня после общения с командой президента, с теми её участниками, с кем я могу общаться, тяжёлое, пессимистичное, упадническое настроение, которое царило после встречи с Меркель, резко поменялось на праздничное, уверенное и победоносное. Из чего я делаю заключение, что, скорее всего, Байден позволил Зеленскому не обращать внимания на требования Меркель о внесении формулы Штайнмайера в украинский парламент, и, скорее всего, дальнейшее движение в сторону конфронтации между Украиной и Россией будет продолжено и поддержано США на новом уровне.

— Какова судьба Донбасса в такой конструкции? Война продолжится или конфликт будет заморожен?

— Как вы сейчас оцениваете ситуацию — война продолжается или она заморожена?

— Полузаморожена.

— Всё так и останется. И нынешняя ситуация в Донбассе будет увязана с ситуацией в Афганистане.

— Как именно?

— Очень специфическое поражение США в Афганистане привело к интересным раскладам. То, что это поражение, а не тщательно спланированная акция, вне всякого сомнения. Но по какой причине оставлено такое огромное количество оружия? Возникает ощущение, что США решили, что нет того плохого, из которого нельзя было бы выжать хоть что-то хорошее. Для себя, разумеется. И, похоже, когда стало понятно, что они уходят, просто бегут, огромное количество оружия было оставлено талибам с конкретным расчётом. Мне до сих пор непонятно, почему некоторые российские СМИ и популярные телеведущие радуются тому, что талибы взяли власть в Афганистане. Талибы никогда не скрывали своей экспансионистской природы. Они никогда не скрывали того, что они джихадисты. По своей природе они сунниты. Сунниты — это ИГИЛ (организация запрещена в России — ред.). Последние террористические акты, которые произошли в аэропорту Кабула, и ответственность за которые взял ИГИЛ, как талибы на них отреагировали? Они ответили в том духе, что, «ну а что американцы хотели, не надо было так долго копаться». Талибы, которые контролировали весь периметр аэропорта, просто открыли калитку, ИГИЛ зашёл, сделал своё дело и спокойно вышел. Мы с вами увидели первую системную филигранную террористическую работу талибов и ИГИЛ, они уже начали сотрудничество, несмотря на некоторые расхождения во взглядах в прошлом. «Аль-Каида» (организация запрещена в России — ред.) уже зашла в Афганистан, уже заняла свои старые штаб-квартиры и с уважением, я подчёркиваю это, с уважением, была принята новой властью.

Начинаются антироссийские выступления в Средней Азии, рано или поздно талибы будут там, и вся эта история будет очень связана с историей Украины и Донбасса. Как быстро талибы возьмут под полный контроль Афганистан, как быстро они структурируют систему управления государством, чтобы она работала на их интересы, на их военную машину, террористическую машину? Как быстро талибы начнут просачиваться в Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, а в соцсетях они уже начинают говорить, что и до Татарстана доберутся, где, оказывается, тоже есть симпатики радикального исламизма. Да, пока это не официальная позиция движения, это соцсети, но тенденция такова. Когда всё это начнётся — я не знаю. Но для США подготовка Украины, дальнейшее нагнетание ситуации, дальнейшее разжигание в этом контексте очень выгодно. Стратегически они уже получают два горящих места — горит Афганистан и горит Донбасс. Уже сейчас появляется информация о радикализме и антироссийских настроениях в республиках Средней Азии, соседствующих с Афганистаном. Антироссийские настроения взметнулись до руководства этих государств, когда басмачей в некоторых странах вдруг стали героизировать точно так же, как в своё время героизировали Бандеру. Люди, осуществлявшие зачистки русского населения, устраивавшие массовые казни, зверства над русскими, эти люди сегодня возводятся в ранг национальных героев. Поэтому, на мой взгляд, активизация боевых действий на Донбассе будет идти синхронно с деятельностью в Афганистане, вкупе со всё более возрастающими русофобскими, антироссийскими настроениями в республиках Средней Азии, расположенных по периметру России. В Донбассе будет поддерживаться тлеющий конфликт, который периодически, когда надо будет внешним игрокам, будут поджигать.

— После встречи с Байденом, Зеленский отправился в Кремниевую долину. Что это значит, на ваш взгляд?

— И снова, здесь очень много имиджевого. Зеленский хочет утвердить себя в роли модного человека, человека нового поколения, лично знакомого с первыми лицами мира IT. Он как бы хочет нам сказать: при мне будет происходить обновление всего, мы откажемся от всего старого, мы уничтожили шесть отраслей промышленности — не беда, у нас скоро будут 3D-принтеры, которые напечатают нам всё, что угодно — от самолётов и домов, до одежды и еды, всё, что вы сами захотите. И молодое поколение очень сильно покупается на это. Да и не только молодое. Многие мои сверстники, люди, которым за 50, тоже сильно впечатляются.

Но основное, что интересует сейчас весь мировой бизнес в отношении Украины — это, конечно, покупка земли. Это самое привлекательное, что есть сегодня здесь. На встрече Зеленского с руководством Мирового банка обсуждались всего два вопроса: аграрный — инвестиции в покупку земли, и, собственно, банковский — через какие финансовые учреждения пойдут деньги. Зеленскому было указано, какие банки должны быть в приоритете, какие должны быть неприкасаемыми — это как раз те, через которые пойдут деньги. На сегодня это главные вопросы, которые интересуют всех. И из какой бы сферы бизнес не подходил сегодня к Зеленскому, никого ничего не интересует больше, чем земля.

— Накануне визита Зеленского в США, в Киеве состоялся саммит Крымской платформы. На ваш взгляд, насколько это серьёзный проект, и будет ли он иметь продолжение?

— Конечно, продолжение будет. Это прекрасная возможность президентам стран-лимитрофов, министрам, заместителям министров приехать в Киев, быть принятым в красивом помещении, вкусно поесть, провести хорошо время. Это, пожалуй, и всё. Почему бы не продолжить эту приятную практику?

Если говорить серьёзно, то та резолюция, которая была принята, потом экстренно внесена в парламент, экстренно проголосована и отправлена в парламенты мира — что в этой резолюции? В ней нет ничего, кроме бесконечно повторяющихся слов «приветствуем», «поддерживаем», «надеемся» и так далее. Ни одного конкретного пункта, кроме того, что в следующем году они соберутся вновь. Это опять-таки имиджевое мероприятие для Зеленского, и если его задача была именно в этом, то это вполне удалось. На Украине этот, с позволения сказать, саммит восприняли очень бурно, но не как что-то такое, что реально будет способствовать возвращению Крыма, а, скорее, как поздравление с Днём Независимости. Украинцы в массе своей не верят в то, что Крым вернётся. Собственно, и в возвращение Донбасса уже мало кто верит. Поэтому в «Крымской платформе» люди не увидели никакого потенциала, ничего, что позволило бы говорить о серьёзности намерений организаторов.

Если ставилась задача укрепить имидж Зеленского — это удалось. Его рейтинги растут: да, 70% голосов он уже не получит, но шансы набрать до 50% у него вновь появились. Сейчас у него уже около 40%, а если будут выполнены финансово-экономические обещания, которые он получил в США, учитывая те 2,7 миллиарда, которые просто дал МВФ одним махом, то Зеленский сможет продемонстрировать вполне успешную работу на посту. А с тем пиаром, который ему создают, в том числе и с «Крымской платформой», за него проголосуют, и он опять станет президентом Украины. Так что, повторюсь, если «Крымская платформа» была затеяна ради пиара, то всё удалось на 101%, а никаких более серьёзных задач перед ней, очевидно, не ставилось, ибо нет ни одного пункта резолюции, который говорил хотя бы об одной такой задаче.

— Накануне визита Зеленского в Вашингтон, Украина широко отпраздновала 30-летие своей независимости. С чем страна пришла к этому юбилею? Я понимаю, что этот вопрос предполагает обширный, глубокий ответ, но можно сформулировать некоторые основные итоги?

— Это хороший вопрос, и да, он действительно очень объёмный и очень неоднозначный. Я довольно много работаю с российским и немецким политикумом и аналитической средой. Знаете, что есть общего у русских и немцев? Русские и немцы почти одинаково понимают, что такое благо для народа. Почти — потому что есть небольшие различия. Так вот, благо для народа у русских и немцев измеряется новыми инфраструктурными проектами, заводами, рабочими местами, повышением заработной платы населения, улучшением благосостояния. Русские гордятся «Северным потоком», «Силой Сибири», Севморпутём и новыми ледоколами, Крымским мостом, когда все говорили, что это невозможно, а мы взяли и сделали, и так далее. У немцев схожий менталитет и схожее мышление. То есть, мы видим, что благом являются материальные, осязаемые вещи, которые улучшают жизнь, делают её более комфортной и безопасной.

На Украине всё совсем иначе. На Украине сегодня благом является вещь метафизическая, неконкретная, неосязаемая, вещь, которую нельзя измерить, но именно она является высшим благом и это — чистота любви к национальному государству, к Нэньке. Чистота нации, национальный дух, любовь к гербу, гимну, флагу, тризубу, вышиванке — чем более ты преуспел в этой любви, тем большего блага удостоился. На Украине фактически реализована модель религиозного отношения к тому, что ты считаешь благом для нации. И когда люди, не попавшие под каток этого «блага», этого фактически религиозного экстаза, начинают апеллировать к конкретным осязаемым вещам — украинцы их не слышат. Им говорят: «Прошло 30 лет, вы из самой успешной, промышленно-развитой республики превратились в одну из самых нищих стран. Всего за семь лет вы потеряли несколько отраслей промышленности: автомобилестроение — по 110 тысяч легковых автомобилей выпускал только ЗАЗ, за последние годы ни одного легкового автомобиля, пока ещё выпускаются грузовые и для военных нужд; станкостроение загнулось, авиастроение загнулось, космическая отрасль загнулась, судостроение загнулось. У вас ничего нет». А они отвечают: «И шо? Зато мы нэзалэжни, у нас е мова, у нас е наши национальни гэрои, мы нэ нахыляемо голову пэрэд Москвою, зато у нас е наша национальна дэржава». Им говорят, что скоро есть нечего будет, а они отвечают, что ради Нэньки можно и поголодать, и это также будет благом. Понимаете? Они отрицают материальные, осязаемые блага, отрицают их как ценность, и начинают служить чему-то эфемерному, невидимому и непонимаемому большинством соседей.

Отсюда, кстати, изоляционизм, в который Украина, выбравшая идеей своего существования радикальный национализм, погружается всё больше и больше, потому что соседи не видят в том, чему служат украинцы, никакой ценности. Но украинцы за эти ценности готовы убивать, что они уже восьмой год делают на Донбассе. По сути, это секта, это сектанство. Те, кто внутри секты, становятся ментально недосягаемыми для тех, кто вне секты. А те, кто вне секты, они не понимают тех, кто в секте. Коммуникация поначалу затрудняется, потом полностью перестаёт существовать. И когда эксперты из Германии, из России удивляются — а что же произошло, почему люди, которые ещё совсем недавно были адекватно-мыслящими, вдруг резко изменили своё отношение к окружающей действительности, ответ прост и сложен одновременно. Радикальный украинский национализм, который Украина выбрала в качестве базовой идеи своего существования — это секта. Когда человек попадает в секту, любую секту, выбраться из неё очень сложно, самостоятельно тем более. Сектой нужно «переболеть», познать эту идею до конца, изучить её полностью, чтобы в итоге от неё отречься навсегда. Могла ли Украина выбрать иной путь, был ли выбор? Украина отвергла Россию, она её отрицает и ей же противостоит, при этом Украина не является частью западной культуры, сколько бы раз не была повторена мантра про «цэ Европу». Поэтому остаётся только этот путь, который нужно пройти до конца, чтобы осознать всю его пагубность и никогда больше не повторить.

Возвращаясь к вашему вопросу о том, с чем пришла Украина к своему 30-летнему юбилею. Украина стала самой нищей страной Европы и одной из самых нищих республик бывшего СССР, на территории Украины восьмой год идёт гражданская война, на территории Украины идёт этноцид, когда уничтожается всё русское, включая язык, на Украине Конституция — вроде бы основной закон государства — давно стала атавизмом, о котором мало кто вспоминает во власти. Это с одной точки зрения. С другой — это очень сильная, агрессивная, монолитная, антирусская, русофобская общность, где высшим благом являются вещи метафизические, где есть собственная, пусть и не оформленная официально, религия — радикальный национализм.

— Чем всё это закончится? Ведь это тупиковый путь, путь отрицания и противостояния. Чем всё это закончится, на ваш взгляд?

— Знаете, когда-то один очень умный человек, Царство ему Небесное, Виталий Андреевич Масол — он был дважды премьер-министром Украины — когда он ушёл на пенсию, он работал у меня советником, когда я состоял на государственной службе, работал в парламенте. Он был моим советником 10 лет. Это уникальнейший человек, который раскрывал мне суть экономических процессов, происходящих на Украине, он меня этому учил. Он говорил: «Василий, для того, чтобы понять, куда движется экономический процесс, политический, исторический не нужно никакого особого ума. Нужно взять одну точку в одно время и другую точку в другое время — и провести линию, и вот куда эта линия идёт, вот туда этот процесс и движется. От тебя, как управленца, требуется определить, этот процесс конструктивный или деструктивный. Если это деструктивный процесс, ты должен сделать всё, чтобы источник развития деструктива был ликвидирован, чтобы этот негативный процесс закончился. И наоборот, если этот процесс конструктивный, нужно его подпитывать, чтобы он двигался дальше». Что происходит сегодня на Украине по отношению к России? Мы ставим точку, проводим линию и анализируем.

Если бы семь-восемь лет назад кто-то сказал, что русского языка вообще не останется в системе образования, что русский будет вытесняться даже из сферы бытового общения, например, в магазинах — этому никто бы не поверил. Если бы восемь лет назад жителям Донецка и Луганска рассказали, что жители Днепропетровска, Харькова, Одессы, Полтавы, Киева наденут военную форму и придут их убивать за ценности радикального национализма — в ответ на такие слова просто покрутили бы пальцем у виска. Если бы семь лет назад кто-то сказал, что украинцы будут убеждены, что на территорию их страны вторглась российская армия и стреляет по ним на востоке, а подавляющее большинство украинцев свято в это верят — вы бы подумали, что это просто чья-то нездоровая фантазия. Сегодня надо видеть этих деток на 1 сентября. Я видел в этом году. Везде на линейках в школах присутствуют участники АТО, в наградах, часто инвалиды. И стоит зазвучать гимну, как эти детки, которым, казалось бы, вообще всё равно, у них совсем другие интересы просто в силу возраста, но стоит зазвучать гимну, когда перед ними стоит инвалид в орденах, у них сразу ложится рука на сердце, они преисполняются гордости, глаза загораются, плечи расправляются, в глазах застывает слеза — и они уже готовы брать в руки автоматы и идти на восток убивать русских сволочей, которые хотят лишить их незалежности, которая является высшей ценностью. Так вот, если мы проведём эту линию дальше, то, конечно, всё готовится к вооружённому столкновению, к вооружённому конфликту между Украиной и Россией. Это ответ на вопрос, куда всё это движется.

Но это не единственная угроза для России. Русофобия набирает обороты по всему периметру российских границ. Люди так устроены, что большие их массы, которые мы называем словом народ, не могут существовать без общей объединительной идеи. Когда распался Союз, распалась и идея, скреплявшая республики в единое государство. В 90-х все они оказались предоставлены сами себе, общая идея ушла, и на каком основании все эти люди должны были считать себя братьями? Да ни на каком. Объединительная, созидательная идея ушла. Внутри этих стран никаких созидательных идей просто не было. Но «свято место пусто не бывает», и на место объединительной идеи пришла идея деструктивная, которая выглядела при этом как объединительная. Республики распавшегося Союза стали вновь ментально объединяться, но уже на идее своей антирусскости, русофобии. Все свои проблемы, которые объективно у них были, они списывали на то, что 70 лет прожили под «русской оккупацией», «русским гнётом», а вот если бы этого не было — вот тогда бы ого-го! Виновником всех своих бед они назначили Россию как правопреемницу СССР. И на этой основе стали выстраивать новые союзы. Что сегодня объединяет страны Балтии, Украину, Молдавию, Грузию? По большому счёту, ничего, кроме ненависти к России. Эта ненависть стала новой объединительной идеей бывших республик. Она уже захватила республики, расположенные в европейской части бывшего СССР, на очереди Средняя Азия, и первые звоночки этого мы уже видим. Конечно, ключевую роль в этом процессе сыграли Штаты, которые очень плотно и грамотно работали в этом направлении во всех республиках, прикладывая все усилия для того, чтобы размыть ту общую объединительную идею и привить новую — деструктивную русофобскую. Можно констатировать, что это во многом удалось. Во всяком случае, на Украине удалось точно.

Сегодня в украинских школах дети изучают труды основателей национализма Донцова и Михновского. Национализм стал религией. Националистическая идея — она саморазвивающаяся и самоподпитывающаяся. Сначала возникает общий фундамент — мы против России, мы отрицаем Россию. Потом на основе этого начинается политический процесс, и на выборах побеждает тот кандидат, кто более радикален, кто готов не просто говорить, а убивать за Нэньку, кто уже убивал в АТО, кто награждён за эти убийства. Как, например, Бубенчик, которому дали героя Украины за то, что он первым убил на майдане офицера и бойца Национальной гвардии. Таким образом, спираль радикализации закручивается всё туже и туже в силу демократичности процесса формирования власти. И этот процесс остановится либо тогда, когда нация «переболеет» национализмом, исчерпав его до дна, либо при наличии мощнейшей воли. Но пока воли прекратить это нет, зато есть другая воля — воля США, направленная на дальнейшее стимулирование радикализации и непримиримости Украины по отношению к России.

К сожалению, сегодня в России звучат голоса, которые транслируют примерно следующее по отношению к бывшим союзным республикам и Украине, в том числе: да плевать на вас всех, не нужны вы нам, идите, куда хотите. Но это деструктивно. Потому что эти республики, они уходят не «куда хотят», а куда их ведёт Запад, а Запад их использует как таран против России. Конструктивно — это работа в гуманитарной сфере. Конструктивно — это системная идеологическая интервенция, системная работа над душами и мозгами, вот что важно. Пока же Россия оказывается во всё более враждебном для себя окружении.

Так что впереди нас ждёт радикализация. США, не скрываясь, финансируют «Укроборонпром», говоря об агрессии России против Украины, о том, что российская армия стоит в Донецке и Луганске. К слову, украинская армия уже не та, что была в 2014 году, это признают и военные эксперты, и ополченцы Донбасса. Сегодня это армия воюющая, сегодня это армия, которая отработала тактику и стратегию, получила новые виды вооружений, новую военную технику. Так что никто шутить не собирается. Всё самым серьёзным образом движется к вооружённому столкновению.

— Ваш прогноз на осень. Будут ли протесты на Украине, и к чему они могут привести?

— Осенью почти всегда бывают протесты, и не только в нашей стране. Сейчас, помимо прочего, они будут связаны с поэтапными увеличением стоимости электроэнергии, которое уже анонсировано. Сейчас будем смотреть, что будет с тарифами на газ, сейчас снова образовалась проблема в виде нехватки углей, опять в барабаны бьёт министерство энергетики. Будут проблемы энергетического характера, которые отразятся на каждом домохозяйстве, и по этому поводу протесты будут. Но они не будут очень уж серьёзными.

Масштабные протесты с переходом в гражданский конфликт могут начаться, если, как мы с вами уже говорили, Зеленский получил указания от Байдена имплементировать формулу Штайнмайера в украинское законодательство — внести изменения в Конституцию, предоставив Донбассу особый статус. Если Зеленский на самом деле начнёт это делать — да, протесты будут. Если помните, Порошенко уже пытался это сделать, тогда перед парламентом собрались радикалы, четверо бойцов Нацгвардии были убиты, множество раненых. Того, кто бросил гранату, арестовали, но потом, по личному ходатайству Авакова, отпустили, после чего этот человек исчез. Порошенко тогда сказал всему миру, мол, видите, народ против, не могу идти против его воли. Кстати, Зеленский уже начинал подготовку к возможному противостоянию — в Харькове была арестована верхушка «Национального корпуса», был арестован председатель Харьковского областного совета, правая рука Авакова, руководивший и финансировавший целый ряд структур боевого крыла «Азова» по Украине. Они, похоже, были уверены, что Байден скажет то же, что и Меркель, и тогда им пришлось бы действовать самыми жёсткими методами по отношению к радикалам. Но пока похоже на то, что Байден не дал такой установки, а это значит, что серьёзных протестов не будет.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ antifashisttm antifashisttm antifashisttm