Окраина Петровки: 6-летний Богдан лишился глаза, убегая от артобстрела

Окраина Петровки: 6-летний Богдан лишился глаза, убегая от артобстрела

До автостанции «Трудовская» на окраине Петровки не доезжаем каких-то сотню метров. Чуть поодаль остается частично восстановленное здание храма Святого праведного Иоанна Крондштадского, службы в котором не прекращались даже после прямого попадания снаряда сюда в августе 2014 года, тогда храм выгорел практически полностью.

Собственно, каких-то целых объектов инфраструктуры, жилых домов, даже дворов, по которым не прокатилось бы эхо войны, здесь нет. Каждый клочок земли этой части Донецка еще хранит в себе осколки смертоносных снарядов и обломки, а то и помнит пролившуюся здесь человеческую кровь. Сплошные забитые фанерой окна, изрешеченные пулями или осколками ворота, выгоревшие дома… Это одно из самых «жарких» мест этой войны, западная окраина мегаполиса, за которой начинается территория, оккупированная ВСУ. Второй год украинские военнослужащие ведут оттуда огонь, превращая жизнь простых дончан в настоящий ад.

Жители Петровки молятся в разбитом храме

«Постоянно «весело». Я уже и не помню, когда тихо было. Последний раз сильно стреляли 23-го апреля, наверно, получку получили, «обмывали» это дело. Когда час, когда два стреляют. Раньше в основном по ночам били, теперь и днем могут, в любое время начать, тут не угадаешь», - рассказывает местная жительница Яна. Покосившийся дряхлый домик, над дверью по ветру развевается гардина («от первых мошек» объясняет Яна), во дворе сушится белье, в центре – руины. Это все, что осталось от гаража после того, как в него прилетел «Град». Обломки гаража трудно собрать в единое целое, да и хозяева не торопятся убирать груду строительного мусора, зная, что даже она может стать щитом в случае, если снаряд снова прилетит к ним во двор. Стены дома посечены осколками. Яна живет здесь с двумя детьми-дошкольниками, они никуда не выезжали, всю войну находились здесь, в эпицентре этого ада.

Разрушения есть у всех соседей в округе, так что Яне с детьми еще повезло «легко отделаться». За забором – дом соседа, разрушенный до основания. Правда, у соседа была возможность выехать, и сам он не пострадал. Сейчас мужчина периодически наведывается на свой участок, собирает кирпичи, продает их.

Узнать о быте людей на западной окраине нам помог волонтер Андрей Лысенко, о котором «Антифашист» уже писал. Сам он говорит о себе, как о «человеке доброй воли». Таких искренних людей, протягивающих другим руку помощи, на самом деле не много, особенно тех, кто особо не афиширует свою деятельность. И сейчас, пользуясь моментом относительного затишья, мы с Андреем посещаем дом Яны и ее детей – Карины и Богдана, привозим продукты и немного денег.

Единственный рынок в микрорайоне – уничтожен

В округе – только один магазин, проработавший неподалеку от автостанции «Трудовская» всю войну, даже во время самых страшных обстрелов, уничтоживших рынок, склады, некоторые частные дома по соседству он не закрывался. Заложенный мешками с песком, он стал единственным местом на окраине Петровки, где полуголодные люди могли купить хотя бы хлеб. Аптеки, рынки, супермаркеты – за всем этим нужно выезжать в соседние микрорайоны - Текстильщик или Мирный. А это подчас опасно само по себе, дончане помнят, сколько раз ВСУ обстреливали пассажирский транспорт и остановки, поэтому в этих местах стараются не брать с собой в дорогу детей. Да и дома их не оставишь одних, и не только потому, что Карина с Богданом маленькие. В их доме просто нет подвала, в случае обстрела мама закрывает детей собой, поэтому она всегда должна быть рядом.

На линии фронта дети становятся взрослыми

При очередном обстреле шестилетний Богдан лишился глаза. Ребенок играл во дворе, когда небо разрезал пронзительный свист снаряда. Мальчик побежал в дом, но по дороге упал, наткнувшись глазом на полку. Если бы у семьи были средства, то зрение хоть частично удалось бы восстановить, медики в Уфе могут помочь. Но без посторонней помощи семья не соберет нужную сумму и за 10 лет. Маленькая Карина молчит у мамы на руках, сжимая пачку конфет. Это лакомство теперь в семье бывает редко, а кроме Андрея никто и не оказывает помощи этим людям, которым сейчас очень тяжело. Выразительные детские глаза взрослым взглядом разглядывают чужаков. Девочка ревниво косится на большую мягкую игрушку, лежащую здесь же во дворе, у разбитого гаража.

Любимая игрушка Карины

Это последняя собака, оставшаяся у ребенка. Настоящий маленький друг, переживший всю войну, все обстрелы, весь ужас, грохот и человеческие крики, сбежал в тот день, когда впервые за долгое время в Донецке был настоящий гром, а не отзвуки артиллерии. Его миски все еще наполнены водой и остатками каши, хозяева его ждут, и очень надеются, что лохматый член семьи все-таки найдет дорогу домой. «Ходила по месту, спрашивала, видели ли собачку. Ополченцы подкармливают бездомных собак, но сказали, мою собачку не видели. Жалко. Всю войну с нами прожил» - почти плачет Яна.

Пес прожил здесь всю войну, но сбежал, испугавшись грома

Ближе к выезду из частного сектора нашу машину останавливает настоящая толпа (по здешним меркам) из трех человек. Женщины со стальным взглядом, видавших огонь и смерть глаз, интересуются, не мы ли те самые члены комиссии по разрушениям, которых они давно ждут. А ведь комиссия – своего рода «звоночек», значит, уже потихоньку собираются восстанавливать и этот район, с лихвой испивший горя. Так хочется в это верить…

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ