информационное агентство

В ДНР законсервируют «Стирол». Что привело к остановке гиганта химической отрасли?

20.03.20      Елена Ничук
В ДНР законсервируют «Стирол». Что привело к остановке гиганта химической отрасли?

Предприятие «Стирол» — гигант европейской химической промышленности — будет законсервирован в ДНР. Что привело к остановке лидера отрасли? И возможно ли возобновление его работы?

О возможной консервации одного из крупнейших предприятий 17 марта рассказал министр промышленности республики Эдуард Арматов.

««Стирол» у всех на повестке дня, и мы прекрасно понимаем ситуацию, которая там происходит. В течение 2019 года мы обсуждали ряд вопросов – и возобновления производства, и его консервации. На данный момент на рассмотрении находится нормативный документ по консервации завода, который позволит хотя бы его сохранить в том виде, в котором он есть, до тех пор, пока не улучшится состояние с боевыми действиями», – заявил он.

Арматов добавил, что рассматривается вопрос о погашении задолженности сотрудникам, «а также финансирование персонала завода в режиме консервации предприятия».

Предприятие, проработало 87 лет. История «Стирола» — это история химической промышленности в СССР. Она берет начало в период первых пятилеток, когда государство вело поиск ресурсов для своего развития. В 1929 году в Горловке были развернуты геолого-поисковые работы и проектирование химического завода. 23 апреля 1933 года начал работу Горловский азотно-туковый завод (АТЗ) — так тогда назывался «Стирол», — который первым в СССР стал использовать коксовый газ для получения синтетического аммиака. Уже через два года завод достиг проектной мощности, к 1940 году производство аммиака увеличилось в пять, а азотной кислоты — в тридцать раз. Началась война, прервавшая бурное развитие предприятия. В октябре 1941 года Горловский АТЗ должен был отправиться на восток — в относительно безопасный тыл. Завод в Горловке был разрушен.

Возвращение к активной работе и восстановление начальной мощности после войны было связано с запуском новых цехов. В послевоенное время на АТЗ впервые в стране был налажен выпуск этилбензола, медицинской закиси азота.

Завод процветал вместе с государством – период рассвета СССР совпадает с устойчивым развитием предприятия. В строй вводятся новые цеха, которые оснащаются самым современным оборудованием, завод разрастается, производя всё больше и больше разнообразной продукции. Мощности, приобретенной в течение тех лет, хватило, чтобы пережить развал Союза, и относительно быстро восстановиться после разрыва производственных связей.

В 1995 году «Стирол» начал производство карбамидо-аммиачной смеси: жидких минеральных удобрений, востребованных в первую очередь за рубежом — в США, Канаде, Франции. В 1996 году на «Стироле» по стандартам GMP было запущено фармакологическое производство.

В последние перед войной в Донбассе годы «Стирол» выпускал азотные минеральные удобрения, кислоты и соли, продукты органического синтеза, фармакологию. Большая часть продукции экспортировалась в 50 стран мира. Предприятие имело свою долю на внешних рынках, составлявшую 2% мирового экспорта аммиака, 3% - карбамида, и 5% аммиачной селитры. «Стирол» был подключен к уникальному стратегическому транспортному объекту — аммиакопроводу «Тольятти—Горловка—Одесса», и прокачивал в порт Южный (на Одесский припортовый завод) до 2900 тонн аммиака в сутки.

Очень краткая характеристика (а о «Стироле» можно говорить много и долго) показывает, что завод был флагманом промышленности: вначале советской, после – украинской. Оправиться после Великой Отечественной предприятию помогло масштабное строительство и восстановление страны. В 90-х «Стирол» сумел не только спастись от тотального развала промышленного комплекса, жертвой которого стали многие предприятия, но и войти топ мирового химпрома. Но войну в Донбассе, похоже, ему пережить не удастся.

С 2014 года, с того самого момента, как в регионе начались активные боевые действия, прежнее руководство завода (группа олигарха Дмитрия Фирташа) остановило его работу. Опасное производство не могло работать в условиях постоянных артиллерийских обстрелов, сотрясавших Горловку. Снаряд в любой момент мог пробить хранилища с опасными химическими веществами, разразившаяся экологическая катастрофа погребла бы под собой не только Донбасс, но и прилегающие территории Украины и России. Завод был остановлен, работал только цех, выпускавший фармакологию (к слову, работает он и по сей день).

В марте 2017 года, после введения Украиной блокады региона, предприятие было взято под внешнее управление министерством промышленности и торговли ДНР. С тех пор с завидной регулярностью власти республики обещали запустить завод. Последняя попытка состоялась в августе 2018 года: тогда в эксплуатацию были введены два цеха – водоподготовки и парокотельный.

«Сегодня мы пустили до недавнего времени два самых проблемных участка. Эти цеха являются вспомогательными – то есть без их стабильной работы невозможен запуск основного производства. Теперь, когда позади два этапа, у нас готовы очистительные для приема стоков, и «Стирол» обеспечен полным объемом воды и пара, мы можем приступать к запуску сердца завода – цеха по производству аммиака», – говорил тогда министр промышленности Алексей Грановский.

Согласно плану, подготовленному штабом по запуску «Стирола», завод должен был возобновить производство минеральных удобрений – карбамида и аммиачной селитры – в сентябре 2018-го. Удался бы запуск завода или нет – тот ещё вопрос, ибо уже тогда специалисты говорили, что это вряд ли возможно, так как в случае обострения боевых действий есть большая вероятность утечки аммиака в больших объемах, что приведет к техногенной и экологической катастрофе. Кроме того, не было поставок необходимого объема газа, и отсутствовала надежная схема электроснабжения. Но тогдашние власти ДНР излучали оптимизм на камеру и говорили, что единственной проблемой является кадровый голод - все высококлассные инженеры-химики за годы простоя выехали.

31 августа произошла трагедия – тогдашний глава ДНР Александр Захарченко был убит. К власти пришли другие люди, и запуск завода не состоялся. Как будто оправдывая это, на регулярной основе стали появляться сообщения о том, что ВСУ готовит атаки на предприятие, его обстрелы и теракты. Возможно, это так и было. Во всяком случае, именно этим Денис Пушилин объяснял простой завода.

«Запуск завода «Стирол» возможен при условии того, что его не будут обстреливать. Слишком близко линия фронта. Любой снаряд - экологическая катастрофа. Мы просчитывали… Пока возможности запустить предприятие исходя из мер безопасности нет», - говорил Пушилин во время общения с молодежью в поселке Седово летом 2019-го.

Почти дословно в интервью местному телеканалу «Юнион» слова Пушилина воспроизвёл зампред правительства ДНР Владимир Пашков. «Там самая главная проблема — близость к линии фронта. Не дай бог, в случае запуска предприятия, будет какой-то прилет. Произойдет техногенная катастрофа», — заявил он в августе минувшего года.

Ситуация, тем временем, ухудшалась. На предприятии начала накапливаться задолженность по заработной плате, оставшиеся сотрудники писали обращения в правительство и главе республики, активно пытались привлечь к освещению своего бедственного положения блогеров.

В декабре 2019 года в одном из телеграм-каналов появился ответ правительства на обращение сотрудников о невыплате зарплаты. Если коротко, то суть ответа проста: «денег нет, но вы держитесь». Правительство ДНР «прорабатывает пути решения вопроса по погашению задолженности по зарплате».

17 марта текущего года выяснилось, что предприятие всё же будет законсервировано. И в сложившихся условиях это, пожалуй, самый правильный вариант. Война не окончена, а Горловка – самая её передовая. Попадание снаряда в работающее предприятие, действительно, приведёт к масштабной катастрофе. Но дело не только в этом. Об этом предпочитают не говорить, но это одна из наиболее важных причин остановки завода. «Стирол» всегда был ориентирован на экспорт. Как сообщалось в начале статьи, его продукция реализовывалась в 50 стран мира. Очевидно, что завод, находящийся на территории непризнанной ДНР и под внешним управлением непризнанной республики, не сможет экспортировать свою продукцию. Её попросту никто не станет покупать, даже если предприятие начнёт что-то производить. Более того, за годы войны и вынужденного простоя, «Стирол» утратил рынки сбыта, его долю на мировых рынках заняли другие производители, и выйти на них снова, тем более, закрепиться – задание крайне сложное. Ещё одной проблемой является кадровый вопрос – как правильно говорили представители прошлой власти ДНР, высококлассные инженеры-химики давным-давно выехали за пределы Донбасса, закрепившись на новых местах. Вернуть их обратно в разбитый войной регион возможно только предоставив высокую зарплату и соцпакет. Осуществимо ли это в нынешних условиях ДНР? Вопрос риторический…

Возможно ли восстановление работы завода? Сможет ли он возродиться? Может быть. Но произойдёт это точно не сейчас. Есть несколько ключевых условий для этого. Первое – должна закончиться война, закончиться окончательно и бесповоротно, навсегда. Второе – на завод должен прийти мощный инвестор (и вряд ли это будет застрявший в Австрии перед экстрадицией в США, находящийся под следствием, олигарх Дмитрий Фирташ). И, третье, едва ли не главное условие – «Стирол» должен работать в легальном поле. Что это будет – выполнение Минских соглашений и вхождение в состав Украины, признание независимости ДНР со стороны России, вхождение ДНР в состав России – пока не ясно.

Но шесть лет в условиях войны и нелегального существования показали, что ни одно предприятие, ориентированное на экспорт, работать в таких условиях не может. Работать честно, прозрачно, обеспечивая высокий уровень заработных плат своим сотрудникам. Установление прочного мира, легальное поле для работы и инвестиции – составляющие успеха любого предприятия Донбасса. И «Стирол» здесь не исключение.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ antifashisttm antifashisttm