информационное агентство
❗️ Уважаемые читатели. В настоящее время возможны проблемы с работой сайта из-за DDOS-атак.

Ностальгия по Януковичу. Фёдорович, где ты?

09.06.14      Оксана Шкода

Не знаю, почему, но последние несколько месяцев часто вспоминаю Виктора Януковича. Ностальгия? Возможно. Всё ведь познаётся в сравнении! Итак, мини-мемуары из далёкого уже 2005-го... Постмайданный синдром, хрЮщенко на коне, а мы, сторонники антиконституционного переворота, именуемого «оранжевой революцией», под прессингом новой власти...

Я работала в приёмной Виктора Фёдоровича, которая располагалась в «Зоряном». Начальником приёмной тогда был Геннадий Николаевич (фамилии, к сожалению, не помню, он уже лет 6 как умер). Дабы пройти на рабочее место - несколько КП. С посетителями, как правило, встречалась внизу, во дворе...

Янукович появлялся часто, и непременно - со шлейфом охраны. Причем, всем своим видом он давал понять, что в этом помещении несколько охранников ему не нужны. Но бравые ребята (начальником его тогдашней охраны был спец по имени Константин) следовали за шефом по пятам...

Письма и обращения приходили пачками. Все ли они доходили до Фёдоровича? Нет, конечно! Передача осуществлялась через тех же охранников, и как-то случайно в одном из помещений на 1-м этаже я обнаружила выброшенный мешок с обращениями, не дошедшими к шефу.

Как раз буквально на следующий день мне лично в руки передают для него очень важное письмо, умоляя отдать его непосредственно Виктору Фёдоровичу... Ну, думаю, пойду прямиком в его кабинет (шеф тогда был на месте). Пройдя определенный лабиринт, подхожу к двери Януковича, у которой вразвалку на диванах сидят 5-6 охранников. Чай пьют, телевизор смотрят – в общем, пацаны на службе. Говорю, мол, мне нужно передать бумаги лично в руки! Подрываются, преграждают мне дорогу (это при том, что охранники в курсе: я не просто, гуляя, забрела, а являюсь сотрудником приёмной!) Начинаю закатывать скандал. Громкий. Открывается дверь, выходит Янукович. «Я не понял, что здесь происходит?» - спрашивает. Охранники что-то начинают лепетать, я говорю, мол, Виктор Фёдорович, у меня для Вас важный документ, который нужно отдать Вам лично в руки, чтобы не потерялся в дебрях штаба. А они, мол, меня не пропускают!

«Вы чего? – обратился он к охране. – Она с приёмной, вы что, опасность в ней увидели? Пойдём!»

Зашли мы в кабинет. Я отдала ему бумаги, мы посидели минут 15, поговорили. Кофе сделал сам, без секретарши, представляете: включил электрочайник и сам приготовил! На самом деле, очень простой и очень приятный в общении человек. Потом мы ещё много раз с ним пересекались, но этот случай мне почему-то наиболее запомнился: покуда существовала эта приёмная (а просуществовала она совсем недолго) охрана не чинила мне препятствий при входе к нему в кабинет. Таким образом, много из того, что попросту могло быть выброшено сотрудниками-пофигистами, таки попало на стол Фёдорыча.

...Помню, как гитарист-инвалид обратился с просьбой финансовой помощи в приобретении гитары. Виктор Фёдорович вложил наличку в обычный конверт и обычной почтой мы отправили её музыканту. Кажется, в Днепропетровск...

Теперь о соратниках. На этаже, где размещалась приёмная, были кабинеты Елены Лукаш, Тараса Черновола и Ганны Герман. Мы с Тарасом, как заядлые курильщики, устроили «в аппендиците» курилку – там как раз был кофейный автомат. Курили там и другие люди, а тем, кто не курил, было, в общем-то, пофигу. Всем, кроме Ганны Герман. Шастая по этажам, Герман очень часто лицезрела нас с Тарасом на этой курилке (так по времени совпадало почему-то!). Ворчала по типу «вы весь рабочий день с сигаретой проводите!». Далее (не без её вмешательства, разумеется) убрали оттуда кофейный автомат, и «порекомендовали» всем курить на улице... Ну, это так, мелочи...

На то время Ганна была маститой галичанкой с немытыми волосами и ярко-малиновой помадой на губах (это позже её привели в божеский вид). Общалась исключительно на украинском языке (во всяком случае, в «Зоряном»). Был прикол, который впоследствии и предопределил наши неприязненные отношения.

Мне иногда приходилось с ней общаться, что-то ей передавать. Как-то идёт она по коридору, я решила позвать. «Анна Николаевна!» - Герман оборачивается и шикарным тоном говорит: «Я нэ Анна Николаевна, я пани Ганна!» Ну, думаю, приплыли! С тех пор, была необходимость или не было такой необходимости, но я всегда её окликала не иначе, как Анна Николаевна. Она даже не оборачивалась...

То же самое было и в Верховной Раде, когда она стала депутатом. Из-за «Анны Николаевны», полагаю, я не попала в пресс-службу Администрации Президента Януковича и в его пресс-пул (она ведь этим занималась!) В общем, отношения не сложились... Но я всегда знала: этот человек, как и многие другие, был попросту приставлен к Фёдоровичу. А сам Фёдорыч, как показал горький опыт с лёвочкиными и прочими мразями, несмотря на свой «бандитско-донецкий» нрав, оказался просто пешкой в их руках...

В любом случае, мне жаль, что Украина потеряла Януковича как Президента. Теперь Украины нет. А ведь могла бы ещё жить и жить...

На фото: с шефом в мае 2005-го)

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ antifashisttm antifashisttm