информационное агентство

Многовекторность, чреватая «похоронами» Cоюзного государства

12.02.21      Владимир Скачко
Многовекторность, чреватая «похоронами» Cоюзного государства

Уже общим местом стали два главных вывода, сделанных по итогам VI Всебелорусского народного собрания 11—12 февраля 2021 года: а) Лукашенко надул и Запад, и Россию; б) никакого союзного государства России и Белоруссии пока не будет.

Это собрание, как «общее собрание представителей белорусского правительства и других ветвей власти, руководителей и тружеников предприятий, деятелей науки и культуры» и «одна из важнейших форм народовластия» в Белоруссии действительно проходило под лозунгом «Единство. Развитие. Независимость». И собрало около 2,7 тысяч человек, которые как бы обсудили проект изменения Конституции Белоруссии, а также Программу социально-экономического развития страны на 2021—2025 годы. То есть фактически на годы очередного президентства Александра Лукашенко.

И то, что Лукашенко говорил на этом форуме, реально не может удовлетворить ни Запад, требующий от Белоруссии «европейской демократизации», ни Россию, которая спасла белорусский режим летом-осенью прошлого года, потому что надеялась на ускоренное построение союзного государства из двух бывших советских республик. В знак благодарности за это спасение.

С Западом всё ясно. Он сам так испугался того, что сильно напугал режим Лукашенко поддержкой протестов, что фактически ослабил свою хватку и отказался от обещанных жесточайших санкций. И знаете, какой повод? На Западе начали старую «песнь о демократии»: дескать, если мы сильно будем давить на Лукашенко, то он «сольёт» Белоруссию России в рамках союзного государства, поэтому пока притормозим давить до конца. И притормозили. А Лукашенко загнал ниже плинтуса своих «белмайдановцев» и даже не прятал в усы лукавую усмешку победителя. Сейчас Белоруссия официально просит выдать ей интернет-смутьянов сайта «Нехта», гужующихся в Варшаве. «Батька», похоже, веселится и взамен обещает многовекторность. Как говорится в известной песенке, на дурака не нужен нож...

Однако и с Россией получалась такая же картина. Когда припекало под седалище, Лукашенко ездил за деньгами к президенту России Владимиру Путину, получил их и действительно клялся, что союзное государство возникнет аж бегом. Почти как у Леонида Филатова в знаменитой сказке про Федота, «сознаю свою вину. Меру. Степень. Глубину. Теперь интеграция „на мази‟, и скоро мы объединимся до поцелуев в десна», — убеждал всех Лукашенко, от страха уже успевший походить в бронежилете и с автоматом, что твой Сальвадор Альенде перед смертью. Но вот протесты «белмайдана» практически сошли на нет — на уровень уличного маргинеза, и «батька» просто блестяще таки продемонстрировал, что оказанная услуга через какое-то время таковой уже не является и благодарности не стоит.

Лукашенко фактически подкорректировал два своих главных обещания. С одной стороны, принять новую Конституцию, в которой серьёзно перераспределить полномочия между органами власти, ослабить институт президентства. С другой — таки довершить союзное государство и навсегда выбрать Россию. И что же? В своей речи на Собрании он пообещал до конца текущего года обсудить поправки в Конституции. И на референдуме принять её, обновлённую, уже в 2022 году. Но при этом Лукашенко высказался за сохранение сильной президентской республики. И зачем, спрашивается, было огород городить насчёт «перераспределения полномочий», если ничего, скорее всего, не поменяется, ибо Лукашенко любит власть так же сильно, как чукча из анекдота — апельсины вместо секса?

Точно так же и с интеграцией в союзной государство. Лукашенко, как уже водится, назвал Россию «самым главным стратегическим партнёром», без которого Белоруссии грозит тотальный кирдык. Но при этом он сказал, что в деле интеграции нельзя ускоряться и перескакивать ступени, наоборот — нужно медленно и системно их переживать и готовить народ к более тесному слиянию. То есть, если быть честными, в новых условиях повторил свои старые тезисы-отмазки, почему не удаётся слиться. При этом Лукашенко упомянул свою излюбленную многовекторность, которая ещё несколько месяцев назад чуть не подвела под дубинки и кулаки белмайдановцев. Вместе с сыном Колей, который тоже поносил немножко настоящий автомат.

При этом Лукашенко фактически ничего не сделал, чтобы подтвердить свою готовность. Например, не отпустил ни одного политзаключённого, обвинённого в «русофилии». И не вернул в инофрмпространство российские СМИ. И не уволил тех своих чиновников, которые воспели многовекторность, претворяли её в жизнь и чуть не лишили Белоруссию суверенитета под давлением прозападных «евроинтеграторов» так, как это в 2014 году случилось на Украине. Ведь сценарий в Белоруссии обкатывался под украинскую копирку и прочие «цветные революции». В первую очередь это касается «отца белмноговекторности» — главы МИД Белоруссии Владимира Макея.

И Макей не подкачал. Ни «батьку», ни своих западных «учителей демократии». Выступая на Всебелорусском собрании, Макей сказал буквально следующее: «На мой взгляд, закреплённое в Конституции стремление к нейтралитету не соответствует текущей ситуации. В современном глобализированном мире, пронизанном интернационализацией, нейтралитета в его классическом понимании уже не существует. Предлагается учесть данный аспект при работе над поправками в основной закон нашей страны... Выскажу крамольную мысль о корректировке внешнеэкономической формулы: треть-треть-треть (ЕС — Россия — остальной мир — авт.). Страны-соседи, тем более мощные, имеют преимущество. С учётом активизировавшихся интеграционных процессов на постсоветском пространстве было бы правильно сконцентрировать половину нашего экспорта на этом векторе, разделив вторую половину на два других направления».

Вот так вот. По мнению Макея, понятие многовекторности «не исключает преобладания какого-либо вектора». А значит, «Россия всегда была, есть и будет нашим стратегическим партнёром, поэтому на взаимодействие с этой страной будет направлен основной вектор нашего развития», но и «торговля с Западом является важной, а нередко и незаменимой составляющей торговли Белоруссии». А потом Макей вообще рассыпался в похвале многовекторности: «Всё то новое, что мы создали в независимой Белоруссии во многом сделано благодаря сбалансированному внешнеполитическому курсу. Идея парка высоких технологий заимствована из США, индустриальный парк „Великий камень‟ — совместный проект с Китаем, а запускаем спутники и строим АЭС мы вместе с Россией. Могли бы ли мы гордиться этими проектами, если бы выбрали другие внешнеполитические подходы?».

А закончил свою речь Макей вообще блестяще: «Кто-то переживает, чтобы Беларусь жила. Беларусь живёт и буде жить. В отличии от кучки лжепатриотов, глядящих на Беларусь через санкционные прицелы из-за бугра — подавляющее большинство белорусов по-настоящему любит свою родину. И это залог того, что она выстоит и выдержит. „Люблю Беларусь‟, — должно стать слоганом тех, кто по-настоящему болеет за страну».

Чтобы было понятнее тем, кто видит в словах Макея «лишь прагматизм», даже местный националистический сайт «Наша нива» расшифровал тайный сигнал министра с его слоганом «Люблю Беларусь». Другими словами, глава МИД Белоруссии, якобы стремящейся в союзное государство с Россией, предложил заменить нынешний главный лозунг русофобов «Жыве Беларусь» на ещё более русофобский. Известный диалог «Кого любишь? — Люблю Беларусь! — Это взаимно!» был паролем мятежников, которые во время польского антирусского восстания 1863—1864 годов боролись за независимость от России и Польши, и Литвы и Беларуси, которой тогда, собственно, ещё не было, а был лишь Северо-Западный край.

Беларусь возникла по итогам этого восстания стараниями генерал-губернатора Северо-Западного края графа Михаила Николаевича Муравьёва (родственника декабристов, но «из тех, кто вешал, а не из тех, кого вешали»). Именно он после восстания лишил польскую шляхту в крае приоритетных прав на землю и фактически передал право на неё белорусским крестьянам. А потом приструнил католиков и униатов, вернул в край православие и русское образование. Причём, делал он это в знак благодарности крестьянам, которые в массе своей не поддержали дворянских польских и литовский мятежников.

Но сейчас нацики от исторической науки в Белоруссии возвеличивают и лепят некий культ одного из руководителей того восстания — Викентия Константина Калиновского. Он руководил восстанием в Северо-Западном крае и, по версии нынешних русофобски ориентированных учёных Литвы и Белоруссии, якобы боролся не столько за независимость Польши, сколько за независимость Литвы и Белоруссии. Потому-де и пароль у него был соответствующий, и имя ему придумали белорусское, ласковое — Кастусь:

Сам Калиновский однозначно был отчаянным и смелым человеком. За что его публично и повесили на площади в Вильнюсе (тогда Вильно) в марте 1864 года. И этот вопрос — о роли Калиновского в том восстании и оформлении национального самосознания нынешних белорусов — спорный и требует серьёзного изучения. Но важно сказать, что в белорусской историографии ещё несколько десятилетий назад Калиновский был реакционным политиком, а не выразителем интересов народа. Хотя все без исключения историки отмечали его «мужицкий популизм» и стремление опираться в восстании на мужиков. Притом, что он выступал за решительный террор по отношению к местному населению, не поддержавшему восстание.

Короче, противоречивый был это Кастусь, к которому обратился Макей. Но в принципе, главным посыл тут понятен: и Лукашенко, и его министр Макей, и, скорее всего, поддерживающая режим элита Белоруссии ориентируются на эту многовекторность. И собираются, похоже, опираться на ту часть белорусского населения, которая выбирает полноценную белорусскую государственность в полном объёме. Без крена либо на Запад, либо в Россию. И это в Белоруссии — серьёзная сила. Не прозападники, и не русофилы. Это люди, которые выросли и в разной степени утвердились в этой жизни уже при независимости республики и ценят её, как высшее достижение.

Во многом в нынешнем мире это, конечно же, иллюзия. Белоруссию уже не выпустят из своих «объятий» ни Москва, ни Брюссель, ни Вашингтон. Но, похоже, об ускоренных что «евроинтеграции», что союзном государстве (не говоря уже о восстановлении СССР-2) придётся забыть. Либо навсегда, либо на время, которое будет зависеть от того, кто больше и эффективнее подсуетится — Запад или Россия. И от того, как они будут это делать — сманивать Белоруссию и белорусов на свою сторону.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ