информационное агентство

«Ищите броню сами!». Что происходит со снабжением армий республик Донбасса

31.07.22      Марина Харькова
«Ищите броню сами!». Что происходит со снабжением армий республик Донбасса

«В армии всё есть! Не разгоняйте панику!», — призывают с экрана «говорящие головы» разного ранга. «Критическая нехватка самого необходимого — от коптеров до белья и лекарств», — бьют тревогу волонтёры и ежедневно пытаются на благотворительные сборы купить и доставить на фронт массу вещей, без которых задыхаются подразделения и целые части. Самыми уязвимыми оказались штурмующие отряды донецких и луганских бойцов, как кадровых, так и мобилизованных. Специальная военная операция на Украине выявила бреши в оснащении войск. И если дефицитом тех же беспилотников озаботились на государственном уровне, начав то ли переговоры, то ли уже поставки многофункциональных летающих «Шахидов» и «Моджахедов», то другие провалы обеспечения до сих пор не закрыты.

Проблемы снабжения донецких и луганских бойцов начались со времен «минских соглашений»

Типичный сбор на предметы первой необходимости для воюющих батальонов выглядит так: требуются лазерные дальномеры, компасы - 20 шт., металлоискатели, цифровые рации - 20 шт. и «Баофенги» - 30 штук, ночные прицелы - 10 шт., коллиматорные прицелы,
бинокли, зрительные трубы, дальномеры, магазины 7.62 и 5.45 (на 30 и 45) - по 100 шт, пеналы 7.62 и 5.45 - 10 и 40 шт., каски-бронежилеты-разгрузки - 50 шт, пиксельные маскхалаты - 100 шт. Из списка ясно, что это нужды лишь одного небольшого подразделения, при этом нет даже такой мелочи, как пеналов для чистки стрелкового оружия, не говоря уже про жизненно-важные СИБЗ (средства индивидуальной бронезащиты) и полевые формы. Так как обеспечение армий донецких республик осуществляется централизованно и по нормативам российской армии надо разобраться: почему так получилось, что штурмующие отряды вынуждены стоять с протянутой рукой?

Корни проблем снабжения донецких и луганских бойцов растут со времен «минских соглашений», когда по неизвестным причинам полноценное обеспечение республиканцев приоритетным не считалось. Чего в этом было больше – коррупции, отчетного обмана, саботажа или всех факторов вместе – повод для расследований компетентных органов, но начало активных боевых действий показало, что никто никаких выводов не сделал. Как говорится, после хронической болезни начались осложнения. Казалось бы, сейчас, по сравнению с зимой-весной ошибки должны быть исправлены. Но нет. Вот что пишет Владимир Грубник, хирург, к.мед.н., одесский подпольщик, а сейчас донецкий доброволец: «Некоторые резервисты на херсонском фронте вообще еще в зимней форме воюют. Брони для бойцов до сих пор критически не хватает». Для помощи бойцам Владимир и его друзья организовали фонд ОПСБ и они всегда отвечают за свои слова.

Солдат из Донбасса необходимо срочно обеспечить кевларовыми шлемами, перчатками, противоосколочными очками. К этому в беседе с «Говорит Москва» призвал известный военкор Александр Сладков: «Особой заботой должны быть окружены резервисты - железный легион Донбасса. Нужно обратить внимание на улучшение их экипировки, на бронежилеты, каски, на лёгкие шлемы кевларовые, перчатки тактические, очки противоосколочные. Этих людей тоже нужно одевать. То, что касается наших войск, здесь, конечно, всегда есть запрос на БПЛА, приборы ночного видения и тепловизоры. Части российской армии более регламентированы в своём обеспечении. Здесь, возможно, не так быстро всё получается, а хотелось бы». Военкор отметил, что в последнее время множество добровольцев помогает обеспечить армию экипировкой и приборами. В частности, они собирают средства и покупают тепловизоры, приборы ночного видения, каски, трубы разведчиков, беспилотные летательные аппараты и много другое.

Известно, что большинство процедур, связанных с закупкой техники, прохождением госиспытаний, постановкой на вооружение и так далее, в российских ведомствах сложны и забюрократизированы. Но если в мирное время они как-то оправданы и объяснимы, то в военное становятся гирями на ногах наступающей армии и плохо влияют на эффективность боевых действий. Почему проблемы не решаются или решаются слишком медленно – это вопрос к ответственным лицам. Ведь речь не только о сложных боевых системах, а даже о простейшем. Не хватает одежды, берцев, вещмешков и спальников. Не хватает аптечек и медикаментов первой необходимости – жгутов, ипп (индивидуальных перевязочных пакетов), обезболивающих, противошоковых и кровоостанавливающих препаратов, в том числе, гемостатиков нового поколения типа «Целокс» или «Гемостоп». Все они – российского производства. Тогда что же мешает нарастить их производство, закупку и доставку в действующие части? Что мешает массовому пошиву той же качественной формы, берцев, спальных мешков, бескаркасных носилок для эвакуации раненых из окопов? Ведь эти товары не относятся к сфере высоких технологий, не сложны в изготовлении и необходимы постоянно. Лекарства быстро расходуются. Берцы и форма на передовой моментально изнашиваются, и их постоянно приходится покупать за свой счет. Как и все остальное, без исключения.

Что говорят бойцы

Резервист одного из полков ДНР Александр Н. справедливо возмущается: «Невозможно понять, почему чиновники российских оборонных структур не озаботились созданием запасов достаточного количества автоматов, броников и современных касок для нескольких десятков тысяч резервистов Донбасса. Который последние восемь лет постоянно находился под ударом и к отражению этого удара, по идее, надо было готовиться заранее и не только кадровым частям. Тем более, в последний год РФ прямо ожидала украинского наступления. Почему при таких вводных на Донбасс не завезли достаточно автоматов и амуниции? Ответ, видимо, в той же области, где и отсутствие беспилотников, дальнобойных снайперских винтовок и надежной связи. Со связью всё очень тяжело. До сих пор используется аналоговая радиосвязь, китайский ширпотреб типа Баофенгов, в то время как враг давно перешел на цифровую. На Донбассе нужен полнейший аудит, по пунктам. И тогда такое откроется, что, как говорил Папанов, «сядут все». Вы посмотрите на форму донецких бойцов, дешевую, неудобную. Также и с обувью. Видимо, ставка на то, что «война всё спишет». Все молчат, боятся, что раскроются преступные схемы. Нужны хорошие проверки по распилам, саботаж - уже производная. А о нехватке амуниции все кричат с самого начала операции. Уже можно было бы компенсировать нехватку. Но изменений нет».

Другой боец, Никита Горяинов, отметил, что теперь, спустя месяцы, «трофейных броников и касок стало больше, также почти все себе нашли броники 4-5 класса защиты и каски, но тепловизоры и ночники в подразделении ни разу не видел, только те, что у россиян были».

Мать резервиста Татьяна Т. возмущена: «У меня сын в 105-ом полку служит. Говорит, что берцы просто отвратительны: в зимних ноги мерзнут, летние на ноге разваливаются и подошва тонкая. Зимой я ему стельки из газет советовала сделать. Но что за бред происходит: если не можете солдатам ботинки зимние купить, так хоть бы стельки войлочные дали! Спрашиваю у сына, бронежилет хоть есть? Говорит, есть, только пластин в нём нет».

Воевать многим приходится в уставной форме, а маскхалаты не выдаются. Берцы должны предоставляться раз в сезон. По факту известны случаи, когда вместо берцев воевали в сапогах. Вот и получается, что когда приезжают гуманитарщики и привозят вещи неуставной расцветки, то бойцы рады всему - и футболкам разного цвета, и гражданским кроссовкам с белой подошвой. Нехватку необходимого восполняют и трофеями, снарягу снимают с пленных или убитых врагов. Это распространенная практика любых войн, но пора признать очевидное: враг готовился именно к войне, а не к парадам. Его снаряжение и экипировка оказались хорошо адаптированы к современным условиям ведения боевых действий. Во-первых, полноценным снабжением плотно занимались на государственном уровне. Во-вторых, страны Запада усиленно накачивали украинских вояк не только оружием, но и снаряжением, медикаментами, современными бронежилетами и касками, остальным. В-третьих, на Украине за долгие годы было сформировано мощное и массовое волонтерское движение, которое повлияло и на развитие всей военной машины, и прорвалось в политику, где сформировало свое лобби. Когда сражаешься с врагом, всегда полезно изучить его опыт, перенять полезное и извлечь уроки.

А как на той стороне?

Если отбросить негодное снабжение украинских теробороновцев, которое происходило в спешке и панике, то регулярные части контрактников и боевиков нацбатов оказались оснащены на достаточно высоком уровне: и средствами связи, и беспилотниками, и другим важным военным имуществом. В начале войны против Донбасса украинская армия была плохо подготовлена к боевым действиям, не хватало продовольствия и обмундирования. Ситуация стала меняться, когда украинские волонтеры и активисты заставили создать при украинском Минобороны так называемую «наглядову раду» (наблюдательный совет) и вошли в комиссию по разработке, производству и внедрению военного снаряжения с учетом пожеланий вояк с фронта. Те же волонтеры рекомендовали закупки у надежных и проверенных поставщиков, которые производили качественный и хорошо себя зарекомендовавший товар. Соответственно, и тендеры проводились с учетом реальной эффективности предприятий, выпускающих военное обмундирование, а не на основе откатов и распилов. Независимый от ветвей власти общественный контроль позволил минимизировать коррупционную составляющую. А среди фирм-производителей разгорелась конкуренция за выгодные армейские контракты. Вот лишь два примера, как это происходило.

Пиксельный камуфляж ММ14 появился в украинской армии в начале 2014 года и обеспечивал хорошую маскировку в условиях степей и пейзажей с выгоревшей флорой. Форму назвали «гелетейка» по фамилии тогдашнего министра обороны. Недостатком «гелетейки» была ткань, которая легко горела. Форма должна быть практичной, удобной, легко стираться и быстро высыхать, обеспечивать комфорт при крайне низких или очень высоких температурах, помогать маскироваться. Экипировка должна быть прочной, легко отводить влагу, не стеснять движения. Комфорт бойца – залог успешной военной операции, поэтому разработчики одежды регулярно модернизируют военную форму, используют новейшие технологии производства, разрабатывают универсальные комплекты, испытывают новые образцы. В процессе тестирования выявляются сильные и слабые места обмундирования. Исходя из этих принципов, украинцы стали модернизировать свою форму. Уже в 2017 году ВСУ получили новую форму, у этого комплекта появилось много качественных улучшений в тканях, материалах, дизайне. Новой формой было удобно пользоваться даже в бронежилете, добавились функциональные элементы на липучках. В целом, все делалось по аналогии и с упором на НАТОвские стандарты, но в короткое время такой формой были обеспечены все подразделения ВСУ.

Производство берцев было налажено на предприятии «Талан», выпускающем спецобувь. В том же 2014 году украинские вояки ходили, в чем ни попадя, а берцы, поступающие к ним по линии Минобороны, назывались «тысяча шагов» - после такого количества шагов обувь становилась негодной. Как рассказал один из украинских волонтеров: «После совещаний военных и волонтеров все начало меняться, начали закупать оборудование, набирать людей на производство, изучать ботинки мировых брендов и искать свой путь. Потом была бойня в департаменте финансов и службе тыла за разрешение на покупку качественных берцев по 1400 гривен вместо дешевого фуфла за 350. Потом добились официального утверждения в МО и массовых закупок». В итоге украинские вояки получили качественную обувь. В ее характеристиках заявлено, что берцы предохраняют стопы от перегрева и переохлаждения, проникновения воды, проколов, ударов, скольжения. Для этих целей в конструкции обуви применены специальные решения. Среди них - анатомическая колодка с функциональным распределением массы тела по всей плоскости, поддержкой устойчивого равновесия при активных движениях, подошва с улучшенными амортизирующими свойствами, когда многослойная структура «гасит» нагрузку при беге и ходьбе, а рифленый протектор обеспечивает прочное сцепление с поверхностью, в том числе неровной, мокрой, грязной, обледеневшей. Мембраны гортекс защищают дополнительно, есть даже антибактериальная пропитка стелек.

Сами вояки о новинках отзываются комплиментарно. Вот мнения с сайта Отзовик: «Берцы прочные. Качественная натуральная кожа, в основе - дышащая мембрана, стойкая подошва. Нам всем их выдают в ВСУ, это неубиваемые берцаки». И еще отзыв: «В наборе к берцам идут запасные шнурки, стельки, крем, водоотталкивающий спрей, тюбик с кремом для обработки. Пошито очень аккуратно, на ноге сидят как влитые, прочная подошва с зубастым протектором. Кевларовая вставка в подошву - можно ходить по гвоздям. Не промокают до самого верха». А вот подтверждение с нашей стороны. Вновь цитата российского военкора Александра Сладкова: «Обувь - тема прикладная. Трупы вон украинские сплошь без обуви. Берцы у них хорошие, наши часто берут». Среди историй на эту же больную тему от наших бойцов есть и более интересные. Как часами караулили неживой объект, дожидаясь удобного момента забрать трофеи. Как «берцы укровские реально спасли: был случай, когда задел мину - «лепесток» и только дырка в пятке, стопу чудом не оторвало». Как «на построении зимой командование на плацу морщилось, увидев треть личного состава в хохляцкой форме, потому что нашим ребятам было нечего одеть, так как своя форма погорела и обтрепалась, новую не выдали, а купить за свой счет некогда из-за боев».

А пока проблемы накапливаются, вопросы обеспечения снова и снова вывозят на себе российские и донецкие волонтеры, семьи самих бойцов. Авторы телеграм-канала «Русское Зазеркалье» делают горький вывод: «Сегодня передали парням из родной в/ч пару броников и 2 шлема. Страшный дефицит, да. Потому что хоть у нас тут наступление, вопрос обеспечения броней как не был решен, так и не решается. От слова совсем. А позиция некоторых деятелей из командования: «Ищите броню сами». Ну, что ж. Есть то, что есть. И по-другому уже, видимо, не будет. Надеюсь, когда-нибудь мы все же доживем, чтобы узнать секретную информацию, почему так происходит и кто ответственный за подобное».

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ antifashisttm antifashisttm