информационное агентство
❗️ Уважаемые читатели. В настоящее время возможны проблемы с работой сайта из-за DDOS-атак.

Градус кипения котлов группировки ВСУ на Донбассе

14.03.22      Марина Харькова
Градус кипения котлов группировки ВСУ на Донбассе

Павловка — обычный посёлок возле города Угледар в Донецкой области, с простым названием и ничем не примечательным степным антуражем. Но именно Павловка, перешедшая вечером 13 марта под контроль союзных сил донецких республик и России в ходе спецоперации по демилитаризации украинского режима, стала второй точкой соединения армии ДНР и российского контингента, шедшего с крымского направления.

Первой был Мангуш на юге. Мангуш закрыл крышку котла у Мариуполя. Ситуация в самом Мариуполе остаётся тяжёлой, союзные силы зашли в город с трёх сторон, однако интенсивность уличных боёв остаётся высокой. Противник огрызается огнём с каждой крыши, каждого подвала, прикрывается мирными гражданами как живым щитом и цепляется за каждый метр. В Мариуполе воюет сборная солянка из частей ВСУ, 36-я бригада так называемой морской пехоты, нацбатов вроде «Азова», входящих в нацгвардию Украины, и разного сброда в виде пограничников, моряков и наёмников чвк.

Гуманитарная обстановка в городе близка к катастрофической — в большинстве районов нет света, воды, газа, связи. Люди, пользуясь короткими передышками и стараясь не попасть под перекрёстный огонь, собирают остатки снега и талую воду для хозяйственных нужд, готовят на «керосинках», стараются не выходить из укрытий, иногда выходят к пятачку у магазина «Приморье» и пытаются дозвониться родным. В многоэтажках выжить крайне тяжело, поэтому люди переселяются в частные дома мариупольцев, которые делятся с земляками едой, припасами, водой. Дончанка Елена Никоненко рассказала, что к её отцу, оставшемуся в Мариуполе и имеющему свой дом, приходят и знакомые и соседи, и те, кого он никогда не видел — всем помогает, кормит. Есть дома, где живут и ночуют по 20 человек, покинувших высотки. Такая взаимовыручка стала нормой. В тех местах, которые пока неподконтрольны ДНР, ходят по домам украинские вояки, просят тёплую одежду и еду.

Однако из города людей не выпускают по гуманитарным коридорам. Своим ходом покинуть город почти невозможно, однако мирные не оставляют таких попыток, выезжая по мелекинской трассе к Мангушу. Всё это — с большим риском для жизни, так как ВСУ масштабно минировали и дороги, и подходы к своим местам базирования. Вырвавшиеся из блокады мариупольцы встречали на своём пути российскую технику с буквой Z и армейцев ДНР. Все отмечают, что союзные силы относились к людям вежливо, с участием, готовностью помочь. Мариупольцы ждут, чтобы город очистили от украинских вояк как можно быстрее. А в это время в западной части Мариуполя украинские боевики, натасканные западными инструкторами и советниками по тактике уличных боёв, применяют засады и ловушки, внезапные нападения. Когда участок кажется уже безопасным и очищенным от врага, открывается огонь с верхних этажей и занятых украинскими квартир, укрытий промзоны.

Фактически, ВСУ и нацбаты заперты в городе и находятся в глубоком окружении. Приход в Новоазовск частей Росгвардии, куда входит и батальон чеченского спецназа, означает подготовку такой фазы спецоперации, как окончательная зачистка украинских неонацистов. Учитывая опыт чеченцев в подавлении террористического ваххабитского подполья в течение долгих лет, это решение логично. Кроме того, высвободятся армейские силы, остро необходимые в других местах большого донецкого фронта. Также Росгвардия выполняет функции прикрытия тыла наступающих частей. Но пока говорить об ощутимом прогрессе рано: сопротивляющиеся украинские вояки бьются не за сам Мариуполь, на который им наплевать. Они бьются уже только за себя. Их положение сейчас напоминает Сталинградский тупик фашистов генерала Паулюса — пути отрезаны, воздушный коридор снабжения отсутствует. У бойцов 11 полка ДНР появился радиоперехват противника. В нём украинские боевики жалуются на нехватку горючего и заглохшую технику. В ответ им пообещали подвезти топливо, боекомплект и начать контрнаступление. На деле, крышка мариупольского котла закрылась. Украинский режим обрекает свои войска на бессмысленное сопротивление.

О положении своих вояк пришлось высказаться советнику офиса украинского президента одиозному Алексею Арестовичу: «У украинской армии пока нет возможности нанести деблокирующий удар, чтобы прорвать кольцо осады Мариуполя. Украинских сил обороны в Мариуполе достаточно, чтобы его не смогли взять штурмом. Единственный выход — держаться». Арестович нервно проговорился и ещё про один украинский котёл, рассказав, что украинские войска скованы в зоне ООС, а «идти от Запорожья — далеко: почти 300 км под ударами российской авиации по голой степи».

Второй котёл ВСУ в Донецкой области образуется, когда союзные силы перекроют трассы на Запорожье в районе Курахово и Донецк — Днепропетровск в районе Украинска. И продвижение наших сил неуклонно продолжается. Панические крики на это счёт уже вовсю звучат из среды нацпатриотов: «Россияне и сепары заняли п. Павловка вблизи Угледара. Не возникает никаких сомнений, что именно Угледар станет следующим объектом захвата, и это займёт немного времени, так как после Волновахи у сепаров освободились значительные силы. Но что дальше? Есть хреновая мысль, что дальше они попрут на Курахово, обойдя с тыла наши подразделения на западной стороне Донецка и отрезав им возможность соединиться с другими подразделениями ВСУ».

Войска ДНР и России освободили уже 89 населённых пунктов, включая Павловку, Никольское, Владимировку, Благодатное. По карте чётко видно, что та самая неприметная Павловка — это менее 5 км до Угледара, куда отошли ВСУ. Возле Угледара нет полноценных укрепрайонов, поэтому ВСУ и нацгвардия, следуя своей подлой тактике, тоже могли прикрыться местными жителями и многоэтажками. Угледар — это уютный небольшой город с многоэтажками и тихими улицами, выросший возле двух шахт Южно-Донбассая №1 и Южнодонбасская №3. В самом городе не тихо. Местные жители рассказали, что миномётным огнём были накрыты жилые кварталы, разрушения получили 4 многоэтажки, пострадавших нет. Однако стрельба велась с позиций ВСУ, таково мнение угледарцев, которые сравнили попадания с направлением и углом обстрела.

Между тем, украинская власть в этом городе всячески провоцирует бои, требуя от жителей идти в тероборону и сражаться за Украину. Пропагандистский угар дошёл до неадекватности, однако местные жители его игнорируют и составляют списки украинских оккупантов из чиновников и силовиков, особенно рьяно прислуживавших украинскому режиму и угнетавших земляков. Тем временем союзные силы обошли Угледар и стремительно двигаются вперёд в сторону Курахово, выставив блокпосты. Когда трасса будет перерезана, крупная группировка ВСУ в Марьинке окажется в полуокружении, выход на Запорожье будет перекрыт, останется только единственный коридор на Днепропетровск.

Продолжаются бои и на авдеевском направлении, где по укрепрайону ВСУ наносятся мощные артудары и точечные авиаудары. В отдельных местах ведётся уничтожение позиций ВСУ. Хотя авдеевский котелок ещё не сформировался, температура внутри накаляется с каждым днём. Как рассказал мне офицер армии ДНР с позывным Грот, «Избрана тактика малых котлов, когда силы врага поэтапно расчленяются и уничтожаются частями. Таким образом враг теряет маневренность и организационность, нарушается единое сообщение и логистика, вносится хаос и разлад». Несмотря на плачевность положения, ВСУ огрызаются и сопротивляются, но запаса прочности больше нет. Отдельные украинские вояки, не пожелавшие сдаться, бегут, переодевшись в гражданскую одежду в сторону территории ДНР. И не случайно госбезопасность предупредила жителей быть особо внимательными к лицам, которые говорят не на местном диалекте, одеты в разрозненные вещи, не ориентируются на местности и расплачиваются гривнами. О том, что бегущие вояки будут пытаться просачиваться в Донецк и его окрестности, мне ещё неделю назад сообщил офицер с позывным Шум, но тогда его предупреждения на фоне ожесточённых боёв, массированных обстрелов Донецка и грохота канонады казались обгоняющими время. А теперь время летит и безжалостно съедает силы врага.

В ЛНР до полного освобождения Луганской области осталось взять три крупных города Рубежное, Северодонецк и Лисичанск. Сейчас на подступах к ним продолжаются бои. И выход из них у украинского войска остаётся только на Соледар—Артёмовск или Красный Лиман, краматорскую агломерацию. Довольно символично, если свой конец украинские вояки и каратели найдут там, где всё начиналось в далёком 2014 году — в Славянске.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ antifashisttm antifashisttm