информационное агентство
❗️ Уважаемые читатели. В настоящее время возможны проблемы с работой сайта из-за DDOS-атак.

Дихотомия социальных сетей. Милота против мысли

07.02.24      Алексей Белов
Дихотомия социальных сетей. Милота против мысли

В 1815 году, раньше прочих узнав исход битвы при Ватерлоо и благодаря этому сумев заработать на Лондонской бирже более 40 миллионов фунтов стерлингов, Натан Ротшильд вывел формулу успеха: «Кто владеет информацией, владеет миром». С тех пор истинность этой сентенции была доказана не раз. А в наше время она и вовсе стала основополагающим принципом построения постиндустриального и постмодернистского общества.

Теперь СМИ служат не столько информированию человека или формированию его мировоззрения, сколько конструированию самой его личности — привычек, привязанностей, взглядов и потребностей. Конструированию, которое в итоге служит главной задаче — управлению без принуждения, когда свобода воли формально как бы есть, но в реальности человек давно уже думает не своим умом и мечтает об исполнении чужих желаний, навязанных извне.

На днях об этом решили порассуждать в журнале The Economist, опубликовав ряд статей о том, как социальные сети управляют людьми, превращая их в инфантильных маргиналов.

«Пролистайте любую ленту в социальных сетях, и вскоре появится милое видео. Возможно, на нём изображён хихикающий ребёнок или кролик, грызущий клубнику... В TikTok 65 миллионов видео с тегом #cute (милота). Спрос ещё выше: эти видео были просмотрены более 625 миллиардов раз» — пишет издание.

Милота — это эмоции, через которые социальные сети, находящиеся на Западе, кто бы что ни говорил, под строгим контролем государства (вспомнить хотя бы, сколько раз Марк Цукерберг бегал в Конгресс отчитываться перед парламентскими комиссиями за проделанную работу), влияют на поведение масс. Инфантильное население легче поддаётся информационному воздействию, верит пропаганде и, особо не задумываясь, одобряет повестку.

Далеко за примерами ходить не надо. Вспомните с чего начинается формирование в массах образа врага и сочувствия к жертве в любом военном конфликте — с душещипательных кадров, зачастую постановочных, опубликованных на обложках газет и журналов.

Так было с фейковым фоторепортажем агентства Reuters из Гори во время «войны 08.08.08», с настолько же лживыми кадрами последствий «химатаки» в Сирии в исполнении пресловутых «белых касок», с вынесенным заранее приговором России в деле сбитого над Украиной малазийского «Боинга», с якобы разбомблённым ВКС РФ мариупольским роддомом, олицетворением которого стала беременная девушка с пронзительным взглядом.

И кому потом было дело до того, что горийские «трупы» ожили и неплохо себя чувствовали? Что никаких следов применения химического оружия в Сирии найдено не было? Что дело о сбитом «Боинге» построено на показаниях сотрудников СБУ, а диспетчер из Днепропетровска, которая вела самолёт в украинском небе, бесследно исчезла и до сих пор никто не знает, что с ней случилось? Что Марианна Вышемирская — та самая роженица из Мариуполя — неоднократно опровергала сам факт бомбёжки роддома и тем более причастность к инциденту российских солдат?

Дело уже было сделано. Сетевые «пони» получили порцию допинга для появления у них «розовых соплей» и сформировали в своей голове «правильную» картинку — русские плохие, ату их, ну и так далее.

Как верно говорил в далёком в 1918 году американский сенатор Хайрам Уоррен Джонсон: «правда всегда становится первой жертвой войны». И если кто-то возразит, мол, а как же в мирное время — то, увы, мы с вами уже давно и перманентно на войне, как минимум, войне информационной. А социальные сети являются в ней одним из самых мощных видов оружия. Буквально — массового поражения.

Впрочем, согласно ещё одному исследованию журналистов The Economist, в момент, когда упомянутый уже запрещённый в России Facebook отмечает своё 20-летие, приходится констатировать, что в попытке подчинить и маргинализировать общество через жёсткую модерацию контента западные соцсети, похоже, перехитрили сами себя.

Сегодня аудитория запрещённой и порицаемой у нас корпорации Meta, с входящими в неё сетями Facebook, Instagram и WhatsApp составляет более 3 миллиардов человек, что соответствует 60% всех интернет-пользователей. Рыночная стоимость Meta превысила $1 трлн, а её выручка в третьем квартале прошлого года составила $34 миллиарда.

Благодаря столь внушительным показателям, детище Цукербрега (ага, того самого) превратилось из инновационного бизнес-проекта в сложнейшую систему управления мировосприятием пользователей. Соцсети подобные Facebook и Instagram теперь не только поддерживают или опровергают тенденции и тренды, но уже и сами их формируют, начиная, как пишет Economist, от кампаний вроде #MeToo и #BlackLivesMatter и заканчивая арабской весной и беспорядками в Капитолии.

Но работая столько лет над деградацией общества и довольно сильно понизив в нём планку критического восприятия, соцсети внезапно столкнулись с феноменом клипового мышления, ставшим побочным эффектом их деятельности, который привёл к невосприятию пользователями сначала длинных, а затем и коротких текстов-рассуждений.

Отыне обитали сосцетей предпочитают короткие видео — рилсы, которые априори заточены исключительно на развлекательный контент, и взглядоформирующая пропаганда заходит через них чрезвычайно трудно. В результате молодое поколение массово ушло в TikTok и вообще закрылось от получения любой информации общественно-политического содержания.

Но это был не единственный удар по всевластию Meta. Люди думающие, неудовлетворённые либеральной цензурой в мейнстримовых соцсетях, нашли убежище в Telegram, позволяющем не только увеличить разнообразие точек зрения, но и сохранить некую приватность личного пространства, давно уже утерянную в тех же Facebook и Instagram.

В итоге они начали деградировать вслед за своими пользователями, постепенно перестав выполнять главную из возложенных на них функций — контроль и управление массовым сознанием.

«Перенос пользователями своих дискуссий на закрытые площадки в WhatsApp и Telegram, что будет иметь большие последствия для политики в год, когда страны с более чем половиной населения мира отправятся на выборы — последствия цензурирования контента владельцами соцсетей», — резюмирует The Economist.

Фактически традиционные социальные сети повторяют путь телевидения, которое, превратившись сначала из СМИ в инструмент пропаганды, в итоге стало не более чем средством для развлечения почтенной публики. Кстати, на этом принципе построены все без исключения политические ток-шоу на федеральных каналах нашей страны.

Кто хочет знать и понимать — идёт за ответами в Сеть, но и там сейчас засилье управляемого контента, когда, с одной стороны, тебе подсовывают определённую информацию, зачастую, как уже было сказано, призванную вызвать эмоции, а не мысли, а с другой — что-то скрывают и утаивают.

В итоге общество — вообще в мире — разделилось на две неравные части: тех, кто рефлексирует, следуя путём, указанным им манипуляторами из СМИ и соцсетей, и тех, кто предпочитает думать и размышлять, пытаясь сделать собственные, а не навязанные извне выводы.

Любой власти (в том числе, увы, и нашей) легче работать с первыми, и потому вторые, по сути, исчезающий вид. Впрочем, отчаиваться пока рано. Пока ещё есть места, где они, то есть мы, можем свободно обмениваться мнениями и находить правдивую информацию.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ antifashisttm antifashisttm