информационное агентство

Александр Ходаковский: Донбассу тревожно от того, что могут устроить в России на почве традиционных противоречий

31.07.21
Александр Ходаковский: Донбассу тревожно от того, что могут устроить в России на почве традиционных противоречий

Насколько войны в Чечне повлияли на формирование отношений между чеченцами и русскими? Вопрос, по сути, риторический. Когда в Ингушетии случился минимайдан по поводу передачи земель Чечне, один ингушский старейшина оскорбил Рамзана Кадырова, сказав, что Рамзан из рода пастухов.

Рамзан приехал в селение к обидчику и состоялся разговор, в котором он напомнил, что в его роду много погибших от рук русских — тем самым подводился общий примиряющий знаменатель.

Думаю, что не будь войны, отношение русских к чеченцам не выходило бы за усреднённые рамки. Я служил с «дагами», нередко мы толкались плечами в бытовке, предубеждение было даже где-то на генетическом уровне, но не большее, чем к любым другим кавказцам, включая чеченцев. Но после войны в Чечне многое поменялось.

Когда на Донбассе количество чеченских добровольцев начало становиться критическим — начались проблемы. Покойный Захарченко стремился всех «тревожных» парней подтягивать к себе, будь это чеченцы, или системный криминал. Он стремился таким образом отчасти обезопасить себя, отчасти поставить себе на службу. Но если криминал был разрозненным и не отличался высоким потенциалом, то с чеченцами нужно было быть внимательными.

После нескольких инцидентов стало понятно, что ситуация не контролируется, и скоро начнутся серьёзные осложнения — чеченцев было уже около трёхсот, и базировались они компактно и организованно, становясь постепенно внушительной силой. Несложно было спрогнозировать, что может произойти со временем. Мы бы, конечно, справились, но имея войну с Украиной отвлекаться на локализацию чеченцев было бы неправильно. Неправильно это было бы и с моральной точки зрения — официально люди прибыли нам на помощь. Что делать?

Мы вышли на начальника полиции Чечни Апти Алаудинова, обозначили проблему, и он организовал мне встречу с Адамом Делимхановым. Мы часа три обсуждали ситуацию и сопутствующие вопросы с Адамом в его резиденции в Грозном, пришли к пониманию — через короткий срок чеченцы покинули нашу территорию. Но это была отдельная ситуация, где политические последствия могли быть невыгодными ни нам, ни чеченскому руководству, а чеченцы на Донбассе при этом представляли управляемую массу.

Сейчас в сети много вирусных сюжетов об инцидентах с участием кавказцев, особенно чеченцев. Складывается устойчивое ощущение, что мы на пороге серьёзной межэтнической напряжённости. Совершенно искренние реакции на инциденты со стороны сочувствующих — отличный инструмент её нагнетания. Мы ведь много говорим о том, что Россию будут «растягивать», — не так ли? Внешнее давление и внешние проблемы, требующие разрешения — одна головная боль. Внутренние проблемы — другая. Если взвинтить одно и другое одновременно — Россия затрещит. Мы на Донбассе ждём попутного ветра, чтобы завершить начатое, и нам тревожно от того, что могут устроить в России на почве традиционных противоречий. Тогда нам не о переходе в наступление нужно будет думать, а о том, где искать пятый угол.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ