Ветеран Великой Отечественной Михаил Бондаренко: «В Риге мы часто попадали под обстрелы из окон мирных домов»

14.05.16      Андрей Костин
Ветеран Великой Отечественной Михаил Бондаренко: «В Риге мы часто попадали под обстрелы из окон мирных домов»

С каждым годом их становится все меньше. В Донбассе немало их погибло во время страшной войны, развязанной нынешними фашистами – украинской властью. Они – это ветераны Великой отечественной войны. Те, кто прошел ту войну, кто помнит тех фашистов и может сравнить их с нынешними. «Антифашист» разыскал одного из немногих оставшихся в Донецке участников Великой Отечественной и поговорил с ним.

Михаил Иванович Бондаренко вот уже два года подряд празднует значимые юбилеи. В минувшем 2015-м это было 70-летие великой победы, а в этом – участнику боевых действий и заслуженному артисту, старейшему актеру Донецкой муздрамы, исполняется 90 лет. Михаил Иванович – один из тех ветеранов, кто принимал непосредственное участие в боевых действиях. Ему есть, что вспомнить о Великой Отечественной.

- Когда началась Великая отечественная война,- рассказывает Михаил Иванович, - мне не  было еще и  15-ти лет. Как и большинство  сверстников, я мечтал приписать себе два-три года и сбежать на фронт, бить фашистов.  Врагов, пришедших на мою землю, я ненавидел лютой ненавистью. Ведь это они уничтожили моё счастливое советское детство,  мечты о карьере музыканта. Да, да, я мальчик из простой семьи, растившей пятерых детей, где папа работал на заводе, а мама немного подрабатывала в одном из ближайших к городу колхозов, мог учиться в музыкальной школе бесплатно. И для меня, и для других детей тогда были открыты все пути. Требовалось только стремление достичь своей цели и желание хорошо учиться. Мы жили в обществе, где главенствовали моральные ценности. 

- Вам довелось жить в оккупации в вашем родном Харькове?

- Нет, когда Харьков пришлось сдать неприятелю, я с одним из братьев ушел вместе с отступающими частями Красной армии и стал сыном полка. В 16 лет, в 1942-м, меня приняли в полковую школу в Воронежской области. За три месяца нас, новобранцев, обучили навыкам владения оружием и рассказали основные принципы выживания в окопе: при артиллерийском обстреле надо передвигаться перебежками, а при пулеметном ползти по-пластунски. Наконец моя мечта сбылась. Я оказался на фронте и уничтожал врагов. Сразу  попал в маршевую роту, двигавшуюся в поселок Синявино на Ленинградском направлении. Мечтал, что наше подразделение будет освобождать северную столицу, прорывать блокаду. Но командование решило направить это подразделение гнать фашистов из Прибалтики.

- Были какие-то самые яркие впечатления в первых боях с врагами?

- Да. Но не связанные с участием именно в боевых действиях. В одном из первых боев погибли два моих товарища Михаила. Короткое затишье. Ребята решили перекусить. Жуя фронтовую кашу с тушенкой, мы мечтали о том, как будем строить жизнь после победы. И вдруг раздалась пулеметная очередь. Один из моих боевых друзей так и замер с улыбкой на лице. Это настолько поразило меня, что до сегодняшнего дня  не могу вспоминать этот эпизод своей жизни без трепета.

Улыбку у меня вызывают воспоминания о том, как развлекал боевых товарищей игрой на трофейной немецкой гармошке. Еще до войны я умел играть на балалайке и мандалине, поэтому захваченный у пленного немца инструмент освоил с легкостью. Для измученных тяжелыми боями солдат эти музыкальные паузы были отдушиной, глотком свежего воздуха. Вокруг меня собиралось по 15-20 человек. Это были мои первые зрители.

- Вы так и прошли всю войну в пехоте?

- Нет, простым пехотинцем я оставался не долго. Меня заметило командование и вскоре, к моей большой радости, я оказался в дивизионной разведке. Много раз вместе с группой мы выполняли опасные задания, в том числе брали языков. Никогда разведчики не бросали погибших товарищей. Однажды был случай, когда группа нарвалась на засаду, и пришлось отступить. Одного из моих друзей настигла смертоносная пуля. Мы запомнили, где лежит тело друга и решили дождаться темноты, чтобы забрать его. Но немцы догадались о плане и выслали свою разведгруппу на перехват. У меня сработало какое-то внутренне чутье, и я  первым заподозрил неладное, когда оказалось, что тело погибшего боевого товарища лежит не на том месте, где он погиб, а в нескольких десяткам метров ближе к вражеским позициям. Мы забрали павшего друга и спрятались в воронке от снаряда. А наши «немецкие коллеги» не сразу осознали, что упустили нас. Я тогда придумал хитрый маневр: группа пристроилась в тыл ползущим немцам. В подходящий момент враги были с легкостью уничтожены, а одного из них мы взяли в качестве языка. За это меня тогда наградили  орденом Славы III степени.

- До Берлина дойти посчастливилось?

- Увы. Победу я встретил в Риге. Подразделение, в котором служил, несколько месяцев патрулировало улицы города во время комендантского часа. Часто мы попадали под обстрелы из окон, казалось бы, мирных домов. Уже в те годы среди жителей Прибалтики было много ярых ненавистников советской власти, искренне веривших, что «немцы несли им европейскую культуру». Видимо о планах «истинных арийцев» по полному уничтожению, как этносов, латышей и эстонцев и онемечиванию литовцев «горячие» прибалтийские парни даже не подозревали. Только этим  можно объяснить их усердие в сколачивании банд «Лесных братьев», наподобие бандеровских формирований. Но были среди латышей и здравомыслящие люди, искренне благодарившие нас за освобождение от фашистских оккупантов.

- Как после фронта стали актером?

- После демобилизации я вернулся в родной Харьков. Попытался реализовать детскую мечту о карьере музыканта и поступить в музыкальное училище. Творческий конкурс прошел легко. Но сдать экзамены по предметам из школьной программы не смог, ведь до войны я не успел закончить школу. Решил попробовать поступить в театральный институт, где были только экзамены по актерскому мастерству. Комиссию рассмешили разыгранные мною забавные этюды о том, как парень пришел на свидание, оказавшееся неудачным, и о послушном сыне-переростке, которого мама-тиран заставила поливать цветы. Так и стал студентом.

Свою творческую карьеру Михаил Иванович начал в Артемовске (ныне оккупированный ВСУ город ДНР), а в 1957 году попал в Донецкий драмтеатр, где и служит искусству до сегодняшнего дня. В следующем году ветеран Великой Отечественной отметит еще один юбилей – 60 лет работы в Донецкой муздраме. 

Михаил Иванович сразу принял все перемены, произошедшие в Донецке и Луганске. Поздравляя людей с Днем Победы, Михаил Иванович желает всем мира, чистого неба над головой, возможности трудиться и созидать. А еще призывает всех почаще ходить в театр, так как искусство – это пища для души.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ