Примирение и реинтеграция Донбасса. А если без лукавства и пошлости?

26.10.15      Нюра Н. Берг
Примирение и реинтеграция Донбасса. А если без лукавства и пошлости?

Слушаю интервью донецкого активиста Энрике Менендеса каналу Укрлайф, а потом его же беседу с российским Соловьевым. Энрике молодец – добрый, великодушный и смелый человек, который оказывает неоценимую помощь землякам, чью жизнь ломает и уничтожает война. Его моральное право давать оценки, ставить диагнозы и делать прогнозы неоспоримо и безусловно.

Энрике молод и хорош собой, он уже привык к вниманию, слегка рисуется, говорит уверенно и нараспев, немного увлечен собою, чуть-чуть кокетничает. Но что ж – его мнением действительно то и дело интересуются телеканалы, международные организации и фонды, и он щедро делится им с гражданами. Чувствуется, что формулировки многократно обкатаны на эфирах, ну а то, что ведущие не задают необходимых вопросов, так кто ж им доктор?

Слушать активиста и волонтера в самом лучшем смысле этого слова интересно – ведь Энрике не скрывает своей сугубо проукраинской позиции и параллельно с ней донбасского патриотизма, что в совокупности дает отчетливое постмодернистское ощущение коня и трепетной лани в одной упряжке. Да что там – лебедя, рака и щуки, затеявших играть квартет.

Дончанин Менендес сегодня рассуждает на входящую в моду тему о примирении и реинтеграции Донбасса, зеленые ростки которой пока несмело пробивают изрытый минами и снарядами асфальт.

Действительно, чем дольше продолжается мир в Донбассе, тем громче и определеннее звучит вопрос – что дальше?

Аналитики написали тонны статей на эту тему, но будущее мятежного региона яснее не становится. Более или менее понятно одно – Донбасс попытаются вернуть в Украину, хотя сегодня невозможно представить, как такое возможно со всех точек зрения – моральной, политической, идеологической и сугубо технологической.

Впрочем, у Энрике есть рецепты, но об этом позже. Сначала о том, как он видит ситуацию в истории и развитии, и почему это важно.

Дело в том, что Менендес олицетворяет довольно небольшую группу граждан, пытающихся анализировать события, оставаясь как бы над схваткой. Это чрезвычайно сложная позиция, и мало кому удается не выходить за ее рамки, потому что плюрализм в одной голове вообще штука трудная, а уж во время войны, когда кто не с нами, тот против нас...

Не удается это и Энрике. Мы видим анализ с точки зрения принципиального проукраинца, который довольно мягко пеняет власти, которую он явно считает своей, на то, что она сделала много ошибок по отношению к его родному краю – специфическому, неспособному рождать новые смыслы, наполненному зомбированным, одномерно мыслящим населением, послушно идущим вслед за дудочкой Крысолова – будь он начальником цеха, директором завода или олигархом национального масштаба.

Эту зажеванную пошлость, вброшенную еще в начале 90-х каким-то бесом в идеологическое пространство Украины и повторяемую интеллектуальной элитой, которая вся, как известно, родом из Галичины и Киева, Энрике охотно катает во рту как обсосанный до полной бесформенности леденец. Это странно и неприятно как все вульгарное из уст умного и порядочного человека.

«Жители Донбасса – родом из советского промышленного кластера, поэтому они не привыкли к самостоятельному мышлению, а руководствуются наставлениями очередного папы. Жители же Западной Украины значительно более пассионарны и критичны, не говоря уже о Киеве, в котором велика прослойка независимо и критически мыслящего среднего класса». То есть, горожане индустриального Донбасса – суть стадо тупых и послушных баранов, а жители аграрной Галичины - сплошь самостоятельные мыслители. Как здесь быть с тем, что «последние постановления ВЦСПС» в Галичине целиком и полностью заменяются императивными наставлениями местного попа, своего рода папы? Как быть также с тем, что мыслители с полонын массово голосуют за крайне радикальные партии и фриков вроде Фарион и Ляшко, бессмысленных чуть более чем полностью? Как в эту картину укладываются киевляне, выбирающие мэром короля всех тупых Кличко, а также голосующих за одиозных бесов вроде Березы? Являются ли тупым стадом жители индустриальных регионов других стран?

Напомню также, что независимым и критичным жителям ЗУ смогли настолько качественно вынести их великолепные мозги красотами цеевропейской мрии, что они целыми селами потянулись на Майдан, где гогочущим стадом наскакали развал страны, массовое из нее бегство и экономическую катастрофу - плечом к плечу с киевскими интеллектуалами.

Я, воля ваша, не могу и в страшном сне представить себе, чтобы послушные донбассяне внезапно принялись массово скакать, впадать в транс и долбить злобные речевки, перемежая их исполнением гимна (любого!) каждые полчаса - как это делали индивидуалисты, пассионарии и мастера незалежного мышления, окормляемые киевской интеллектуальной элитой, присосавшейся к грантопроводу, из которого имплантируемые идеи поступали прямо в центры речи, минуя аналитико-синтетическую деятельность коры мозга.

Вот прямо на этом моменте рассуждения пана Менендеса о грядущем примирении почему-то начинают тускнеть. Тем более, что он как будто вообще не замечает особенностей сегодняшней Украины и ее власти, в которую Донбасс обязан реинтегрироваться.

Да, активист нежно пеняет родине на ее наивные ошибки - мол, почему же вы не боролись за умы и сердца жителей Донбасса, а вели себя так, как будто вас интересовала только территория? Энрике, вы всерьез считаете, что революционерам и новой власти за каким-то хреном упали умы и сердца жителей Донбасса, а не его территория? Весь патриотический дискурс, все писания специфических украинских мытцов пары последних десятилетий – это откровенные испражнения в сердца и умы ваших земляков и страдания исключительно по территории и ресурсам, неужели так трудно было поинтересоваться? Это что – отсутствие в теме, вытеснение неприятного, игнорирование очевидного?

И вот это еще – бомбардировки и артиллерийские обстрелы армией своего же мирного народа, к тому же «оккупированного врагом» – тоже неловкая ошибочка. Ладно бы просто освобождали оккупированную (кем?) территорию, это лепо и любо, но вот детишек убивали зря, мягко печалится эксперт. И на еще одну ошибку указывает Энрике - продуктовую блокаду региона и прекращение выплат пенсий и пособий, что отвернуло наконец жителей Донбасса от Украины. А так-то они поплевывали в сторону России и обожали ридну неньку во всей ее националистической бандеровской красе, да.

Кстати, поведал нам Энрике, не оспаривающий назойливого тезиса ведущих об оккупированной территории, другой большой нашей ошибкой было то, что родина не боролась с иррациональным страхом донбасских перед мифическими бандеровцами и Правым сектором, чем ловко воспользовалась российская пропаганда. Иррациональным, ага. Мосфильм и Киселев, мы помним.

Вам все еще кажется, что молодой человек имеет план примирения?

Между тем, он его имеет. И это – широкая автономия Донбасса. «Как было в Крыму?» - услужливо подсказывает ведущая. Да, как в Крыму.

Скажите, уважаемые читатели, вам что-то известно про автономию Крыма в составе Украины? Настоящую, я имею в виду, не бутафорскую, не муляж или макет. Вот и мне тоже – ничего.

Скажите, уважаемый Энрике, а как быть с внешней политикой? Согласится население Донбасса жить, постоянно собачась с Россией и униженно вылизывая американские… ну, скажем, сапоги? Готово оно проситься в НАТО? Открыта ли его душа к новой парадигме – «Украинская армия освобождала Европу от Гитлера и Советов»? Как вообще с этим быть в ситуации примирения и возвращения в лоно?

Хочу сразу же отсечь возможные упреки и спекуляции – я тоже хочу мира. Мне хорошо жилось в Украине, пока спесивые экзерсисы маргинальных и придурковатых карп, андруховичей и прочих антинов мухарских про Донбасс оставались в рамках психиатрической больницы – под надзором и контролем врачей и полным осознанием общества, что фрикам – фриково, остальным – разумное. Но, видите ли, революция достоинства так сильно сместила критерии, так споспешествовала вознесению на социальных лифтах всей этой шушеры и пены, что сегодня трудно представить, на какой платформе, кроме общей экономики, что, конечно, крайне важно, но далеко не все, возможна реинтеграция Донбасса.

Ведь вернуться в Украину в состоянии тлеющей гражданской войны – пусть даже холодной – значит, обязательно помириться. Циники и прагматики говорят – не придавайте слишком большого значения бантикам в виде идеологии и морали, тем более что экономические связи по-прежнему довольно крепки, и поражающее воображение налоги, которые неподконтрольная Украине часть Донбасса платит в бюджет этой самой Украины, - реальность. И вот мирятся же люди с тем, что на эти налоги содержится, в том числе и армия, полтора года проводившая карательную операцию на Юго-Востоке, в ходе которой погибли тысячи их земляков. В этих суждениях, да, есть удушающая, но неоспоримая правда, как бы она нам ни была неприятна.

Однако на горизонте по-прежнему не видать никакого запроса на мир со стороны украинского общества. Ну как общества? Запросы общества на Украине не интересуют даже само общество, задавленное злобой дня в виде стремительно усугубляющейся нищеты и трагических перспектив. Но и никаких признаков того, что примирение хоть сколько-нибудь востребовано элитами и особенно их медиа-обслугой, не может уловить даже самый чувствительный радар. Убитые под ВР милиционеры в день, когда голосовался убогий и невнятный закон о децентрализации, визгливая истерика в социальных сетях и СМИ о зраде, угрожающие эскапады профессиональных патриотов и нацистов – вы улавливаете здесь хоть какой-то намек на катарсис покаяния и перспективы братских объятий?

Буквально на днях появление в эфире одного из украинских каналов регионалки и дончанки Бондаренко вызывало такой накал ненависти и такие посулы расправы с телеведущим Куликовым, что даже у самых инфантильных романтиков из страны розовых пони закралось странное подозрение, что ни о каком примирении наши украинские братья не помышляют. Да и самого Менендеса, при всей его четко и ярко декларируемой любви к Украине, как только ни поливают калиброванные патриоты, ибо даже его мягкие указания на ошибки – зрада и ганьба.

И, однако, голоса примирителей-теоретиков звучат все громче, сочиняются какие-то тайные манифесты, под ними, неопубликованными, собираются подписи – мол, пора, пора, ребята, понять и простить.

Смешно, но примирители адресуются преимущественно к журналистам. Мол, коллеги, давайте же признаем свои ошибки, сделаем шаги навстречу, прекратим нагнетать, ослабим напряжение. С одной стороны, да, на журналистах лежит колоссальная вина за братоубийственный кошмар, который тянется в стране в открытой форме 2 года, и который готовился в ней все 25 лет освоения медиапространства несколькими поколениями грантососов. С другой – смешно ожидать, что обслуга Бродского или Тимошенко, Коломойского или Порошенко внезапно, без щелчка хозяйского кнута, прекратит раскочегаривать то, чем она занималась годами – накачивать ненависть к «недоукраинскому» Донбассу.

Можно, конечно, заподозрить, что кто-то из олигархов решил профинансировать проект примирения, исходя из собственных бизнес-интересов. Бюджеты, отчеты, эфиры, гранты, пиар-выхлоп, то да сё, мы, журналисты, это любим, чего скрывать.

Ибо никакого практического значения подобные проекты не имеют. Увы. Чтобы примириться, нужно четко обозначить платформу. Что готова уступить каждая сторона, о чем согласна забыть, и, если не простить, то вынести за скобки. Ничего подобного в многопудовых патетических призывах к примирению я не вижу. Так чтобы честно, ясно, без кривляний и кокетства. Без пошлой патетики, без вульгарного и липкого пафоса. Без распиаренных поездок в другие страны для организации пустых форумов. Чтобы пошагово и технологично.

Жаль, что даже такие умные и прекрасные люди как Энрике Менендес тоже пока что плывут в том же потоке прекраснодушных и пустых мечтаний, выдавая их за реальные перспективы донбасской реинтеграции.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ