«От моря до моря» или «от Сяна до Дона»? Нашла коса на камень

20.10.15      Sunset Superman
«От моря до моря» или «от Сяна до Дона»? Нашла коса на камень

С давних времен, особенно с момента принятия Люблинской и Брестской уний, Польша стала цепным псом Ватикана в борьбе против экспансии Москвы на запад, а соответственно, и распространения православия. Все началось с принятия Россией доктрины «Москва - III Рим», провозгласившей собирание русских земель, венчания внука византийской принцессы Софьи Палеолог Ивана Грозного на царство, его попытки занять польский престол и Ливонской войне за выход к Балтике.

Надо сказать, что до определенного момента вероятность того, что Ивана Грозного в Польше таки изберут, была очень высока. Его продвигала тогда еще православная литовская аристократия. Подумать только, как бы могла повернуться история, объедини первый русский царь всю Речь Посполитую с Россией еще в начале 70-х гг. XVI века. Однако Ватикан не мог не вмешаться. И то ли распространяемый, в том числе папскими шпионами, миф об ужасах опричного террора (особенно опасном для крупных землевладельцев), то ли нежелание самого Ивана превращаться из самодержца в избираемого прихотью Сейма полумарионеточного монарха, не позволили проекту состояться.

Однако «пророссийские» настроения литовской шляхты продолжали вызывать опасения Ватикана. Потому в 1595 году через Киевскую Митрополию было продавлено решение о присоединении к Римско-католической церкви. В 1596 решение было утверждено принятием Брестской унии. Далее в течение определенного времени к Унии присоединились Львовская и Луцкая епархии. Процесс культурного геноцида, выразившегося в окатоличивании и ополячивании русско-литовской шляхты, на долгие годы поставил крест на возможности мирного воссоединения русских земель, разделенных нашествием Орды в XIII веке.

С тех пор в ходе общеевропейских войн как западнорусские ополяченные земли не раз оказывались в составе совершенно разных государств, а сама Польша с конца XVIII века и вплоть до окончания Первой мировой вообще исчезла с политической карты мира. Да, государство могло исчезнуть, но не исчез имперский проект «От моря до моря» и уж точно не исчезли интересы Ватикана. Так в условиях полной национальной деградации разорванной тремя империями Польши в XIX веке рождается поэтический миф о Восточных Кресах.

Википедия говорит, что «Распространению термина способствовало представление об особой цивилизаторской миссии поляков на этих землях и происхождение крупнейших польских поэтов — Адама Мицкевича и Юлиуша Словацкого с этих земель. Слово «Кресы» укоренилось в польской литературе и публицистике как определение территорий восточнее Вильно и Львова, которые до конца XVIII в. принадлежали Речи Посполитой».

Фактически, в этом мифе мы наблюдаем рождение польского национализма. Интересно заметить, что абсолютно идентичным образом в то же самое время среди униатской интеллигенции Галичины рождался миф об украинской нации, также основанный на представлениях об оккупации Россией тех земель, которые она «назначила» украинскими. Удивительное совпадение, касающееся одних и тех же территорий, не так ли?

Осуществить оба националистических проекта появилась возможность во время революции 1917 года и гражданской войны в России. Украинские националисты в тот момент оказались опереточными и были снесены местным же населением, большей частью присоединившимся к Красной армии. А вот национально-буржуазная Польша с помощью Запада таки состоялась.

Созданная Вторая Польская Республика (а по сути националистическая диктатура Пилсудского) уже официально использовала термин «Восточные Кресы» для заселенных украинцами, белорусами и литовцами воеводств Тернопольского, Станиславовского, Волынского, Полесского, Виленского, Новогродского, а также части Львовского и Белостоцкого воеводств, отторгнутыми Польшей у Советской России в ходе войны 1919-1920 гг.

Украинские националисты по своей доброй традиции сначала поддерживали Россию, а затем перешли на сторону Польши. Петлюра фактически передал полякам Западную Украину. Также характерно, что при создании любой политической нации кроме мифа о собственном превосходстве и отнятых врагами землях, обязательно происходят этнические чистки. Ну, какая в самом деле польская или украинская нация, когда рядом компактно проживает огромное количество евреев? В общем, что Пилсудский, что Петлюра с евреями разбирались крайне жестоко.

В 1924 поляки приняли «Кресовый» закон по ассимиляции украинского и белорусского населения, которую они с конца XVI века целенаправленно и планомерно осуществляли на этих землях, но так до конца и не осуществили. До 1939 несколько сотен тысяч поляков переселились на оккупированные территории Западной Украины и Белоруссии. Существует имеющее все основания мнение, что проект «Восточные Кресы» - это польский вариант гитлеровского «лебенсраума» (жизненного пространства) и плана «Ост».

Но тут нашла коса на камень. Т.к. еврейское население через некоторое время сильно поредело, польские и украинские нацисты начали резать друг друга. Логично, что ОУНовцы с превеликим удовольствием присоединились сначала к немецким фашистам против Польши, а с сентября 1939 года уже и против СССР.

После того, как фашизм в Европе был разгромлен, разного рода экстазникам пришлось угомониться как насчет Восточных Кресов, так и насчет Великой Украины «от Сяна до Дона». Но вот в 2014 году на Украине произошел госпереворот, и к власти пришли люди, открыто назвавшие себя последователями Бандеры, Шухевича и Донцова с идентичными политическими амбициями. Конфликт их с Россией понятен. Однако, учитывая, что территория «от Сяна до Дона» находится также и в современном польском государстве, совершенно закономерным стало то, что поляки снова вспомнили о Восточных Кресах. А почему нет? Такой же миф, как и у бандеровцев. В каком-то смысле даже лучше, ведь на означенных землях действительно когда-то существовала польская империя.

Так, в апреле 2015 года была создана орагнизация «Реституция Кресов», поставившая перед собой цель - возвращение прав поляков на имущество, которое теперь расположено на территории Украины, или получение компенсаций за оставленную поляками на этой земле недвижимость. Глава организации Конрад Ренкас даже назвал сумму предполагаемой реституции. Это порядка 5 млрд долларов, что для разрушенной националистами украинской экономики сумма заоблачная.

«Сбор данных идет довольно успешно, и теперь остается подождать оформления первых требований. Если украинская судебная система не удовлетворит истцов, будем готовить соответствующие документы в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. У нас остаются также другие рычаги влияния, как, например, политические давление на Европейскую Комиссию. Ряд польских депутатов Европейского Парламента уже готовы работать в этом направлении», — утверждает Ренкас.

Министерство иностранных дел Польши разместило в своём помещении плакат кампании «Пробег независимости», на котором изображена карта Польши, включающая в себя украинский город Львов, столицу Литвы Вильнюс и части территории Белоруссии. Общественная кампания «Пробег независимости» проводится при поддержке вице-президента партии «Гражданская платформа», мэра Варшавы Ханны Гронкевич-Вальц, а также польского издания Gazeta Wyborcza и банка PKO B.P., который работает в том числе и на Украине.

Нацизм плох сам по себе, но глупый украинский нацизм – это просто уникальное явление, разрушающее то, ради чего укронаци продаются иностранцам, совершают госперевороты и развязывают гражданские войны – национальное украинское государство. Судебные иски по поводу реституции отнюдь не шутка. Если на уровне европейских судов будет принято какое-то решение в пользу Польши, Украина обязана будет либо выполнить его, либо отказаться от евроинтеграции. Любой из этих сюжетов – политическое фиаско для бандеровской хунты. Причем, что самое главное, внутриполитическое фиаско. Следующее за Минскими соглашениями.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ