Что показали местные выборы на Украине: политэкономический аспект

03.11.15      Автор redactor
Что показали местные выборы на Украине: политэкономический аспект

25 октября на территории бывшей Украины прошли местные выборы. Это сугубо внутриполитическое действие тем не менее стало важным этапом в окончательной легитимации власти, которая окончательно закрепилась после побега президента Януковича.

Короткое двоевластие, в ходе которого успел сменить юрисдикцию Крым и провести референдумы Донецкая и Луганская области, закончился уже в июне 2014 года, когда президентом был избран Порошенко. Вторым этапом легитимации стали выборы в украинский парламент — Верховную Раду.

После того, как в выборах не принимали участие избиратели Крыма, Севастополя, Донецкой и Луганской областей количество пророссийских (хотя более правильно называть их просоюзными) избирателей уменьшилось. Также падению просоюзных настроений содействовала массированная антироссийская и персонально антипутинская пропаганда, отключение вещания российских каналов и репрессии СБУ и МВД против активистов «русской весны» и «антимайдана». Только в одной Одессе репрессиям подверглись более тысячи человек. И это речь идет о персональном давлении – начиная от возбуждения уголовных дел и заканчивая арестами, содержанием в СИЗО и реальными сроками.

Таким образом, в Верховной Раде впервые с 1991 года не оказалось ни одной политической силы, которая выступала бы за союзные отношения с Российской Федерацией. В парламенте не представлена и запрещена единственная последовательно пророссийская партия Коммунистическая партия Украины. А партия Регионов — многолетний партнёр «Единой России» — после бегства Януковича фактически распущена.

Последняя зачистка Евромайдана

Местные советы – это единственное политическое представительство той самой, домайданной Украины, которое оставалось в легальном поле до 25 октября 2015 года. Городские, областные, сельские советы и мэры избирались ещё в 2010 году, когда восходила звезда Виктора Януковича. Все местные советы Юго-Востока Украины представляли из себя спайку крупной городской буржуазии, нобилитета и регионального начальства.

Коммерческая составляющая местных советов на Украине всегда была намного выше, чем в РФ и тем более в РБ и РК. Местные советы Украины – это самая буржуазная часть украинского общества. Городское хозяйство крупных городов – таких как Харьков, Одесса, Днепропетровск, Львов или Киев – это целая отрасль, которая была отдана под приватизацию региональным элитам и мелким собственникам. Дело в том, что психология класса городской украинской буржуазии – это тот самый мелкий лавочник, которым двигают его сугубо хозяйственные интересы. Можно считать что в этом классе ещё не зародилось политическое мышление и вряд ли зародится в рамках украинского проекта. Местные советы и мэры периода Виктора Януковича – это то самое кулачество, о которое чуть не сломала зубы советская власть.

То есть этим людям абсолютно далеки интересы Москвы, Киева, Вашингтона, Брюсселя, Донбасса, Крыма, цены на нефть, третья мировая и режим Асада в Сирии. Это люди, которые более-менее устроились на своем социальном месте и хотели бы это место удержать. А ещё лучше – получить еще кусок городской, областной или районной собственности в кормление.

Вот интересы, которые двигают прослойкой власти, представленной в местных советах и являются базовым уровнем украинской политики. Как показал нам опыт «русской весны» в Крыму, этот политический уровень готов проявлять непокорство одной центральной власти только при условии что какая-то другая центральная власть даст им гарантии сохранения влияния и собственности.

В Крыму и Севастополе, где такие гарантии были даны, местные советы стали источником референдума и привели Крым в Россию. На Донбассе же, где такие гарантии местным элитариям даны не были, — региональные советы не оказали сопротивления и проявили соглашательство. В таких городах, как Харьков, Днепропетровск, Запорожье и Одесса местные советы и вовсе стали инициатором затухания протеста, вызванного «русской весной».

Особенно роль в сдаче интересов протестующих стала очевидной после акции публичного террора 2 мая в Одессе. Ни один местный совет Юго-Востока не осмелился высказать свое мнение. Хотя ещё накануне все эти люди из городских, областных и районных советов Слобожанщины, Приднепровья, Новороссии, Бессарабии, Буджака, Тавриды и Одессы ходили на митинги с георгиевскими лентами, поддерживали «Беркут» и поднимали тосты за русско-украинскую дружбу.

Региональную элиту, среднюю буржуазию, нобилитет и кулачество оказалось достаточно просто запугать. Хватило Дома Профсоюзов в Одессе. Война в Донбассе показала, что власть принадлежит человеку с ружьем. И что сепаратизм ведёт к коллапсу банковской системы и осложняет ведение легального бизнеса. Ко всему прочему Донбасс показал, что конфликт с Киевом сильно осложнит путешествия в Евросоюз. А учитывая, что значительная часть личного капитала и инвестиций украинского неокулачества находится в ЕС, Швейцарии и офшорах то выбор этих людей предопределен.

Они будут верны центральной власти в Киеве до тех пор, пока эта власть гарантирует их собственность и капитал, а также позволит сохраниться в социальной структуре общества.

Можно утверждать, что режим Порошенко заключил пакт о ненападении с украинским неокулачеством, которое готово поддерживать сохранение этого режима.

Местные выборы показали нам верность этому курсу. С одной стороны, политический состав советов сильно изменился, но, с другой стороны, он не изменился персонально и налицо проявились новые тенденции.

Феодализация через пессимизм народных масс

Традиционно региональная украинская политика представляла из себя поле соревнования общеукраинских политических сил. Разные регионы тяготели к разным центрам политического влияния. На Юге и Востоке были традиционно сильны левые и пророссийские силы, Запад и Киев были адептами евроинтеграции и незалежности, Центр представлял из себя электоральное болото, где боролись между собой союз Юга и Востока против альянса Запада и Киева.

Группа Порошенко во внутренней политике реализует принцип организации конфликта одних регионов с другими. Именно для этого проводится массированная пропаганда ненависти к Крыму и Донбассу.

Война, начатая Киевом против Донбасса, была ничем иным, как расширением кормовой базы для региональных элит и политических активистов. Стремительно ухудшающаяся экономическая ситуация сделала бизнес на войне одним из самых прибыльных. Причём освоение военного бюджета проходит на всех уровнях — начиная от правительства и заканчивая местным советом. Так центральная власть, начавшая гражданскую войну экономически повязала себя с региональными элитами.

Связующим звеном между региональными элитами и центральной властью стали так называемые «активисты» и «общественники». Этот паразитический слой авантюристов массово всплыл в ходе Евромайдана в Киеве а затем распространился по всей Украине. Самым раскрученным социальным паразитом является «Правый сектор» – рейдерская организация, действующая под право-националистическими лозунгами.

Режим Евромайдана представляет из себя режим рейдеров, которые в реализации своей власти опираются на себе подобных. Так же, как режим Януковича опирался на начальников-бизнесменов, а режим Кучмы на «красных директоров», – так режим Порошенко опирается на рейдеров и остальной комсомольско-перестроечный деловой класс, с сильным влиянием криминалитета.

Однако чем хуже ситуация в экономике, тем больше появляется рейдеров, желающих расширить свою кормовую базу. А если учесть, что оружия на Украине стало много и оно дёшево, можно прогнозировать только усиление рейдерского политического режима.

Фактически киевская власть реализовала классический сценарий создания управляемой проблемы: местное кулачество боится новых рейдеров из условного «Правого сектора» и тяготеет к центральной власти. Новым рейдерам нужны новые экономические активы – и центральная власть отдаёт им такие коррупционноёмкие проекты, как блокада Крыма.

Политические и экономические мотивы украинской элиты и народа

Итак, мы имеем дело с принципиально другой Украиной, чем последние 25 лет. Ситуация кардинально поменялась: весь политический класс от президента до депутата райсовета стоит на антироссийских позициях. И никаких предпосылок для ведения легальной пророссийской деятельности, а уж тем более представленности этого течения во власти не видится.

Ко всему политическому классу бывшей Украины нужно относится как к людям, которые двигаются в коридоре решений, которые принимаются не в Москве – и в ближайшее десятилетие эта ситуация естественным образом не изменится.

Это связано с тем, что политические элиты бывшей Украины не верят государственной власти в России. Опыт Донбасса показал, что там, где Россия не берёт в свою юрисдикцию, — там никаких гарантий сохранения собственности и статуса нет. Публичная позиция Москвы, которая поддерживает целостность «Украины без Крыма» не оставляет региональным элитариям Украины никаких иллюзий. Поэтому говорить о наличии хоть какой-то легальной пророссийской позиции на Украине не приходится.

Единственный союзник, который потенциально остался у России на Украине, – это украинские граждане. Которые в массе своей находятся в глубокой депрессии и тотально разочарованы.

Весьма показательным является отношение украинских граждан к политическим силам.

Хорошей иллюстрацией позиции украинских граждан стала явка на местные выборы — от 30% до 40%. Подавляющее большинство украинских граждан не поддерживают украинскую политическую систему и крайне разочарованы в ней. Однако этим разочарованием пользуются региональные элиты и продолжают имитировать политическую борьбу, сохраняя внутреннее социальное единство. Это также показали местные выборы. Люди, которые 5 лет назад избирались от партии Януковича, сегодня снова оказались в местных советах, пройдя по спискам партий всех спектров — от Порошенко до Ляшко.

Судя по затяжной депрессии украинского общества, такая ситуация может затянуться надолго. В подобном состоянии уже очень давно находится молдавское и грузинское общества. Правящие элиты не меняются десятилетиями, проходит бурная имитация политической борьбы, растёт трудовая миграция, народные массы нищают, а сама республика становится всё более и более зависимой от ЕС, США и МВФ.

По состоянию на конец 2015 года можно констатировать тот факт, что политэкономические интересы РФ и особенно республик Донбасса разошлись с интересами правящей элитарной прослойки бывшей Украины. И если в случае с РФ эту несовместимость можно просто игнорировать, прекратив контакты и совместные проекты, то в случае с Донбассом коммуникацию вести придётся. Хотя бы потому, что этого требуют минские соглашения, согласно которым Донбасс сохраняется в политической реальности Украины. Пускай формально, но остаётся.

Единственным потенциальным союзником РФ и республик Донбасса могут стать народные массы Украины. Однако для этого необходимо, чтобы созрели условия для народного бунта, который смог бы стать успешным восстанием. А вот для этого надо учитывать те самые региональные особенности Украины, которые хорошо выразились на местных выборах.

Семён Уралов

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ