Местные выборы – 2015. Хроника неопределенности

22.10.15      Василий Стоякин
Местные выборы – 2015. Хроника неопределенности

Действительно, если уж подбирать определение местной избирательной кампании 2015 года, то основное понятие, пожалуй, будет именно неопределенность.

Ключевая проблема

Ключевой, и для власти, и для неаффилированных с ней местных элит, является смена общественных настроений. Прошлогодние выборы проходили на волне патриотического угара, люстрации «слуг антинародного режима», войны «с Россией». Сейчас градус патриотизма подупал, новый режим оказался как бы не хуже старого, а война закончилась (более того, возникли обоснованные сомнения, что воевали вовсе не с Россией).

Соответственно, среди партий «коалиции Майдана» происходит перераспределение уровня поддержки. «Народный фронт» «сдулся». На первые позиции выходят Блок Петра Порошенко «Солидарность» и «Оппозиционный блок» (причем последний рассматривается как перспективный партнер президентской силы – в том числе и в парламенте).

Активизируются новые (или обновленные) политические силы. Наиболее заметны, по сравнению с прошлогодними радикальный УКРОП и объединяющее преимущественно бывших «регионалов» «Возрождение».

В сложном положении оказываются местные элиты, ранее ориентированные на ПР, или лавировавшие между ПР и оппозицией. В новую политическую картину они вписываются слабо. Общественная поддержка у них есть (и даже растет), а админресурса нет.

В общем, оппозиционные настроения растут, а сторонникам оппозиции реализовать себя очень сложно, поскольку собственно оппозиции в политическом спектре нет (может быть кроме сравнительно слабых политических сил, вроде социалистов, пока не имеющих серьезных перспектив).

Избирательная система

Избирательная система выступает в качестве важного момента неопределенности, поскольку принят новый, неапробированный еще закон с «открытыми списками». Голосование за партии идет по округам, в которых выдвигаются и ведут агитацию партийные кандидаты (или не ведут – партии не обязаны выдвигать кандидатов всюду), причем место кандидата в списке определяется по итогам голосования.

В общем, никаких «открытых списков» на самом деле нет – избиратели не могут выбирать кандидатов от партий, зато партии имеют возможность определять состав своих фракций, манипулируя особенностями законодательства.

На первом этапе партии могут выдвигать «нужных» кандидатов в наиболее перспективных округах и есть уже случаи, когда части кандидатов просто запрещают вести избирательную кампанию (для партии это не слишком выгодно, но не смертельно). После выборов у партий есть эксклюзивные возможности для отзыва уже действующих депутатов, причем лишение полномочий депутата-списочника возможно только с согласия партийной организации.

Другой проблемой является то, что, в общем, непонятно, как именно будет работать данная модель – как мажоритарная или пропорциональная?

Партии, у которых преобладает первая точка зрения, делают ставку на кампании кандидатов. Те, кто принял вторую (или не имеет популярных кандидатов, которых можно выдвинуть в округах) проводит общенациональную рекламную кампанию под лозунгами, мало соответствующими формату местных выборов. Поэтому, например, кампания УКРОПа так похожа на кампании российских партий на региональных и местных выборах (у него, правда, «играет» программа, а не лицо лидера).

Досрочные выборы ВР и административно-территориальная реформа

Это еще два момента неопределенности в ходе избирательной кампании.

Слухи о возможности проведения досрочных парламентских выборов ходят уже больше года, потому почти все политические силы учитывают это обстоятельство. Одни используют местные выборы для обеспечения узнаваемости и обкатки технологий. Другие вообще сочли лишним участвовать в выборах.

С реформой все сложнее. Как представляется ее авторам, этот состав местных советов будет именно тем, который и будет заниматься имплементацией конституционных изменений. Потому спикер парламента Владимир Гройсман уже высказал предположение, что нынешний состав органов местного самоуправления будет действовать не более двух лет.

Понятно, что кандидаты, вкладывающиеся сейчас в кампании, такой перспективой недовольны. Недовольны и поддерживающие их местные элиты, ожидающие сокращение числа районов (от раскрутки этой реформы перед выборами отказались именно из-за недовольства элит) и сокращения полномочий органов регионального (область – район) самоуправления, которые в будущем окажутся под контролем назначаемых президентом префектов.

Как все это повлияет на ход кампании пока непонятно, но очевидно, что обе эти темы, существенно влияя на ход кампании, довольно мало фигурируют в ее содержательном аспекте. Что, в общем, не удивительно – избирателей интересуют рабочие места и коммунальные тарифы, а не организация местной власти.

«Договорняк»

Местные выборы, какая бы политическая борьба не проходила вокруг них, всегда являются полем для согласования интересов различных региональных элитных групп, формально разделенных на партии. Нередко состав местных советов определяется еще до выборов, а их результаты более или менее технологичными методами подгоняются под плод соглашения. Бывают, впрочем, и острые конфликты, когда местные выборы становятся общенациональным информационным поводом (например, выборы в Киеве в 1999 и в 2008 годах, в Мукачево в 2004).

На этих выборах мы можем наблюдать и согласования, и конфликты.

Например, во многих областях формирование округов (очень важная технология, нередко определяющая результаты выборов) отдается одной политической силе (как правило – БПП). И никакого публичного недовольства нет. Не потому ли, что учитываются интересы всех сторон?

Интересно выглядит согласование поддержки политическими силами тех или иных элитных групп. Так, например, в Харькове «Оппозиционный блок» приложил немалые усилия для того, чтобы не быть зарегистрированы. В результате, обладающий исключительным авторитетом мэр Геннадий Кернес вынужден идти на выборы с «Возрождением», связанным с группой Коломойского (что, конечно, работает не в пользу Кернеса). Причем силы в Киеве, которые находятся в конфликте с Кернесом (глава МВД Арсен Аваков) пытаются все же протолкнуть решение о регистрации ОБ, не смотря на грубейшие нарушения в документах. Не так, чтобы реализовать свои интересы, как для того, чтобы отобрать голоса у «Возрождения».

Масштабный конфликт, кажется, намечается только один – в Днепропетровске, где столкнулись интересы президента Порошенко (представляемые «оппоблоковцем» Александром Вилкулом) и олигарха Коломойского (представляемые «укропом» Борисом Филатовым). Этот конфликт вполне может приобрести общенациональное значение. Тем более, что президентом в нем уже отметился (а неофициально Вилкула называют членом команды президента еще с прошлого года).

Особенности украинской демократии

Как представляется, нынешние выборы, не смотря на во многом договорной характер (или даже в связи с этим), отнюдь не будут более демократичными, чем прошлогодние.

Активно используются юридические технологии, позволяющие устранить нежелательных участников, на что уже вынуждены были обратить внимание и организации, специализирующиеся на обосновании победы нужных кандидатов (вроде КИУ). Чаще всего, жертвами таких технологий становятся «радикалы» («Оппоблок» и «Свобода»), а также нежелательные представители местных элит (херсонский экс-мэр Владимир Сальдо).

Деятельность избирательных комиссий в этом направлении была столь активной, что шесть из них были распущены ЦИК. В основном – именно из-за произвольной трактовки вопроса, кого регистрировать, а кого – нет. Впрочем, репутация самого ЦИКа тут неоднозначна – он настаивает на регистрации ОБ в Харьковской области не смотря на, например, такое грубейшее нарушение, как внесение денежного залога частным лицом (в Днепропетровске в такой же ситуации «Возрождение» не зарегистрировали и ЦИК не вмешался, что правильно).

Осуществляется и силовое давление. Например, популярный в Одессе Сергей Кивалов вынужден был отказаться от борьбы за пост городского головы после многократных актов давления. Последней каплей стал взрыв гранаты во дворе его дома (традиционно квалифицированный милицией как «хулиганство»). Губернатор же Михаил Саакашвили разразился по этому поводу заявлением, что, дескать, причина решения Кивалова – возбужденные против него уголовные дела.

(Из личного. Как-то раз мне удалось пообщаться с представителями одной из грантовых организаций, которые были наблюдателями на муниципальных выборах в саакашвилевской Грузии. В отчете для заказчика они, разумеется, задыхались от восторга по поводу невероятной демократии, поразившей страну после «революции роз». А в частной беседе за «рюмкой чая» говорили, что такого беспредела не видели даже в 2004 году на Донбассе).

В общем, ожидается, что выборы будут проходить в «теплой, дружественной атмосфере», все международные и внутренние наблюдатели будут удовлетворены.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ