18.02.2014: Последний день, когда можно было все изменить

18.02.2014: Последний день, когда можно было все изменить

В кризисные дни Майдана депутат Верховной Рады от Днепропетровской области Олег Царев был одним из самых ярких противников майданной своры, готовившей страну на растерзание.

В то время, когда большинство его однопартийцев мгновенно превратились в пингвинов, прячущих «тело жирное в утесах», Олег открыто называл организаторов спектакля на Майдане - США и американское посольство в Киеве. С трибуны Верховной Рады обвинил сотрудников посольства США в подрывной деятельности по свержению Януковича.

А когда в СМИ оппозиция развернула травлю бойцов Беркута за разгон «студенческого майдана» и запустило мэм «онижедети», Олег Царев потребовал от Януковича наградить милиционеров за исполнение долга.

Не побоялся политик и назвать поименно всех работающих на ЦРУ политиков и политтехнологов, потребовал их высылки из страны и запрета на въезд. Среди них - Михо Саакашвилли, Ив Брайн, Марко Ивкович и ещё более тридцати человек из потом получившего названия «списка Царева». Всех этих специалистов по подготовке и проведению «цветных революций» свезли со всего мира в Украину. В качестве заместителя руководителя правящей партии Олег призывал Януковича к активным действиям против Майдана и его организаторов. Открыто говорил о том, что если не остановить Майдан, то Украина свалится в штопор гражданской войны и распадется на части.

Мы встретились с Олегом Царевым накануне второй годовщины переворота на Украине и поговорили о трех последних днях, предшествовавших трагической развязке.

- Олег, возвратимся в те дни. Мог ли Янукович удержать власть?

- Однозначно да. В стране надо было вводить чрезвычайное положение, отключать СМИ, которые прямо призывали к свержению власти, и высылать послов ряда государств, которые напрямую занимались организацией переворота. Политиков, которые участвовали в организации беспорядков и подготовке вооружённого переворота, надо было арестовать. И только после этого разгонять Майдан. Да он и сам бы после этого разошёлся. Действовать надо было быстро и решительно, но, к сожалению, власть к этому была не способна.

- Когда ты понял, что власть не справится с Майданом и проиграет?

- Возможность удержать страну от катастрофы сохранялась на протяжении всего Майдана. Последний день, когда можно было все изменить - 18 февраля 2014 года, за три дня до подписания Виктором Януковичем соглашения с тремя министрами иностранных дел об урегулировании кризиса на Украине. В этот день боевики попытались захватить Верховную Раду. Была захвачена штаб-квартира Партии регионов. Удерживали они здание, правда, всего всего около часа, но двое сотрудников погибли. Нападавшие применили оружие. Было много раненых среди милиционеров, участников Антимайдана. «Беркут» отбил атаку и отбросил протестующих к Майдану. Боевики бросились беспорядочно бежать, а я видел в глазах милиционеров одно: «Дайте приказ добить эту сволочь!». Но и в этот раз, как всегда, когда беркутовцы подходили к границам Майдана, раздался приказ остановиться. Было очевидно, что в ближайшее время наступит развязка. Уровень противостояния достиг максимума.

- Что ты решил делать в этой ситуации?

- Понимая, что это последняя возможность исправить ситуацию, я пришёл к руководителю администрации президента Андрею Клюеву. Телефон приемной главы администрации разрывался от звонков. Его секретарша не знала, за какой аппарат хвататься. Она то и дело снимала трубку и по внутренней связи докладывала Клюеву: Звонят из приемной министра иностранных дел Польши Сикорского! Звонит помощник министра иностранных дел Германии Штанмайера! Просят срочно связаться с помощником канцлера Германии Меркель!

В кабинете Андрея Клюева меня интересовал один вопрос: будет ли сегодня штурм майдана. Если не дать команду, то завтра её давать будет бессмысленно. Я откровенно сказал ему: "Не будет команды, я сегодня уеду из Киева. Я знаю настроение милиционеров. "Беркут" же готов выполнить приказ, они говорят, что очистят майдан за час, у них всех с протестующими уже личные счёты, чего вы тяните?» Клюев ответил: "Приказ на разгон Майдана есть. Иностранцы знают, что команда на разгон Майдана поступила, и непрерывно звонят. Я дал команду секретарю не соединять ни со мной, ни с президентом".

Андрей попросил меня съездить к министру МВД Виталию Захарченко: "Они там (непечатные выражения) резину тянут в МВД, команда на штурм есть, а они никак не приступят. Поезжай, пожалуйста, проконтролируй ". Я отвечаю, что поеду, если есть гарантия, что команду не отменят. Он говорит: не отменят, езжай.

Через 15 минут я уже был в кабинете министра МВД, где мне пришлось просидеть больше часа. А там каждые полчаса ЧП - то снаряжение нет, то светошумовые гранаты никак не подвезут. Виталий Захарченко, воспитанный, интеллигентный и тактичный человек, но за тот час, пока я сидел и слушал отмазки его подчинённых, то пожалел, что на его месте в это время не оказался какой-нибудь самый обычный служака. В конце-концов министр вышел из себя и дал команду начинать штурм. При этом обратился ко мне с просьбой съездить на телевидение и призвать участников Майдана покинуть площадь, чтобы минимизировать жертвы. Отказать ему не мог. Понимал, что на Майдане было много простых людей, которых использовали их лидеры.

Через пятнадцать минут моя знакомая, экстренно прервав новостную программу одного из самых рейтинговых каналов страны, вывела меня в эфир, где я обратился к людям на Майдане с предупреждением о штурме и попросил их во избежания ненужных жертв разойтись.

- Но призыв не возымел никакого действия: Майдан тоже готовился к схватке, вооружался…

- Не совсем так. После эфира я поехал в службу, которая за всем наблюдает, все видит и слышит. Мне там сказали, что у лидеров оппозиции паника. Кличко с Яценюком планируют покинуть трибуну и готовят проход к машинам для выезда в аэропорт, где у Кличко стоял зафрахтованный частный самолет с открытой датой вылета. Спецподразделение «Альфа» через крышу приступила к зачистке у Дома профсоюзов, где находился штаб протестующих. «Беркут» почему-то застрял на границе Майдана. Шло время. Мы начали звонить в милицию, чтобы узнать, в чем задержка. В МВД ответили, что поступил приказ остановиться.

- Выходит, пока ты из одного кабинета переходил в другой настроение на Банковой в корне поменялось? Приказ остановить штурм майдана мог дать только президент?

- Да, как мне сообщили, Янукович связался с лидером партии «Свобода» Тягнибоком и пригласил его, Яценюка и Кличко на переговоры в администрацию. Настроения лидеров Майдана круто изменились, планы бегства отложили: если приглашают на переговоры, значит, хотят договариваться и штурма не будет. Но Майдан уже готовился свергать режим Януковича. В эту ночь журналисты телеканала «Интер» отсняли, как хладнокровно боевики расстреливали милиционеров. За ночь было ранено огнестрельным оружием около сотни милиционеров, порядка двадцати убито. А чем ответила милиция? Приказа использовать оружие в ответ, так и не поступил. Эту ночь я не забуду никогда. Все время звонили из областных управлений СБУ и милиции -Тернополь, Львов, Ивано-Франковск, Хмельницк. Они кричали в телефон, что их штурмуют и хотят захватить оружейные комнаты. Все время спрашивали: есть ли команда на разгон Майдана. Если бы команда была, то они бы, в свою очередь, применили оружие и не дали себя захватить. Под утро все здания управлений СБУ и милиции на Западной Украине, за исключением Хмельницка, были захвачены. Если я не ошибаюсь, то начальник управления СБУ в Хмельницке дал команду при попытке захвата открыть огонь, потом раздал личные дела сотрудникам СБУ на руки, а сам был взят в плен протестующими и сильно избит. В руках протестующих оказались тысячи автоматов, пулеметы, патроны. Все это оружие на следующий день уже было на Майдане.

Рано утром, после бессонной ночи, я возвращался в администрацию. Перед администрацией поздоровался со знакомыми беркутовцами. Серые от усталости, прокопченные дымом горящих шин - многократно преданные. Постояли, помолчали. Все было ясно без слов. Зашёл в администрацию. Дверь в кабинет Клюева была открыта. Андрей стоял перед своим столом ко мне спиной. На полу разбросаны какие то бумаги. Я постоял, хотел зайти. Но подумал, а зачем? Итак все ясно. Развернулся и пошёл на выход из администрации.

Похоже, что в эту ночь все таки кто-то из европейцев или американцев дозвонился до Януковича.

- Встречался ли ты в Москве с Виктором Януковичем? Как ты расцениваешь его слова, что на нем нет крови своих соотечественников?

- Нет, не встречался, да и желания никогда не было. Президент бросил свою страну, предал всех нас, кто был готов идти до конца. Он сейчас в интервью говорит, что на его руках нет крови. А разве вспыхнувшая в стране гражданская война не на его совести? А тысячи погибших в ходе войны на Донбассе? А тысячи арестованных в застенках СБУ и МВД, пытки и убийства оппозиционеров? Все это цена за отказ выполнить свой конституционный долг - разогнать вооруженный Майдан. У Януковича были все полномочия разогнать боевиков, объявивших войну законной власти. Он их не использовал, и Украина сегодня платит слишком большую цену за преступную бездеятельность руководителя государства.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ