2011 год останется в памяти норвежцев, впрочем, как и всех европейцев, годом триумфа национал-радикального кровавого идиотизма. Жестокость, с которой убивали людей на Утейе, может стать хрестоматийным примером воспитания в духе лучших традиций гитлеровского маразма. Да что там говорить - норвежский террор превзошел все, что делали доселе мусульмане и баски с "ИРА".



Двойной теракт норвежца Андерса Беринга Брейвика даст различным политиканам массу возможностей для спекуляции. В первую очередь последуют попытки отождествить набирающую силу в Европе идеологию национализма с терроризмом и записать правых европейских лидеров в покровители людям типа Брейвика.

Огромное количество жертв расстрела на острове Утейя может частично объясняться тем, что Брейвик использовал пули «дум-дум» — особые боеприпасы, которые взрываются при попадании в тело. Диаметр входного отверстия такой пули в несколько раз больше ее реального калибра. Осколки от пули проделывают в теле жертвы сложные траектории, разрушая внутренние органы. Смертность от разрывных пуль значительно выше, чем от обычных боеприпасов. Но не только выбор боеприпасов обеспечил террористу успех его кровавой операции. Все же поражает факт того, что несколько сотен молодых людей в возрасте от 14 до 25 лет даже не попытались обезоружить преступника, что, безусловно, было бы опасным, но единственным предоставляющим шанс на спасение действием. Стоит вспомнить ситуацию расстрела израильским национал-радикалом Барухом Гольдштейном молящихся мусульман в Пещере патриархов в 1994 году. Хотя фанатик сумел убить из автоматической винтовки Galil 52 человека, в конце концов он был сбит с ног и растерзан толпой. На Утейе ничего подобного и близко не было — молодые сторонники правящей партии на протяжении целого часа делали что угодно: бежали, кидались в воду, залезали на деревья, притворялись мертвыми, но только не сопротивлялись. Возможно, норвежским властям стоит начать воспитательные мероприятия с потомками викингов, чтобы научить их хоть сколь-либо адекватно действовать в подобных крайне экстремальных условиях.

Менее всего европейским правительствам следует пытаться делать на основании этих кровавых событий какие-то судьбоносные политические выводы и предпринимать конкретные политические шаги. Произошедшая драма — повод для размышлений норвежским силам безопасности. Как спецслужбам, проворонившим Брейвика на стадии активной подготовки теракта, так и обычной полиции, не сумевшей добраться до не так уж сильно удаленного острова на протяжении всего того времени, пока там шла бойня. Необходим анализ оперативной ситуации, весьма позорной для местных силовиков, а не крики о «расистской и националистической угрозе».

Подвергать же анафеме и общественному бичеванию идеологию национализма — то же самое, что объявлять левые политические ценности преступными из-за террористической эпопеи итальянских «Красных бригад», а также немецкой «Фракции красной армии». Или считать преступным Государство Израиль из-за одного-единственного отморозка — Баруха Гольдштейна, расстрелявшего 52 мусульманина во время молитвы. Или считать террористами всю многомиллионную исламскую уму из-за «Аль-Каиды» и «Талибана».

Безумные фанатики, пытающиеся на трупах построить себе «эпическую биографию», есть везде, практически в любом идеологическом поле. Ими движут их внутренние, одним им понятные мотивы, а вовсе не реакция на окружающую действительность. Главное — уцепиться за какие-то абстрактные идеи, чтобы с их помощью политически мотивировать свою иррациональную ненависть. Что это за идеи — ортодоксальный марксизм, ваххабизм, анархизм, или, как в случае Брейвика, ультраправый консерватизм — значения не имеет.

Интересно, что, рассуждая о правом экстремизме, европейские власти, как правило, рисовали в качестве такого рода угрозы неонациста, обожествляющего Гитлера, ненавидящего евреев и мечтающего переиграть Вторую мировую войну. Отсюда постоянные «превентивные меры», направленные на недопущение нацистского возрождения в Европе. Меры справедливо жесткие, но доходящие зачастую до маразма.

Чего стоит только недавняя история с выкапыванием из могилы и сжиганием тела Рудольфа Гесса — мол, если развеять прах по ветру, неонацисты лишатся святыни. Или абсолютно абсурдные нормы уголовного преследования за «отрицание Холокоста»: любого седовласого профессора-историка можно упечь в тюрьму, если ему вздумается в своей монографии заявить, что евреев было уничтожено не 6, а, например, 5 миллионов.

Правящие европейские элиты, подобно кондовым генералам, готовились к вчерашней войне. И пока они выслеживали недобитых нацистов, Брейвик закупал аммиачную селитру и писал свой манифест в полторы тысячи страниц. На могилу к Гессу этот норвежец не ездил и в социальных сетях Холокост не отрицал.

Напротив, Брейвик уважает Израиль, а среди персон, его вдохновляющих, помимо Владимира Путина и папы римского, числятся один из лидеров антигитлеровской коалиции Уинстон Черчилль и бойцы антифашистского норвежского сопротивления. Брейвик даже не одинист-язычник, как большинство норвежских наци, а, напротив, убежденный христианский фундаменталист, масон и «рыцарь-тамплиер». Проще говоря, отъявленный психопат.

Властям Норвегии нужно не апокалипсические политические формулы сочинять, а закупить для полиции дополнительные вертолеты и лучше охранять массовые мероприятия.

Комментирует Александр Михайлов, кандидат политических наук, специалист в области политического PR

Бытовой национализм сегодня в Европе действительно силен. Рядовые коренные европейцы очень недовольны притоком эмигрантов из стран Среднего Востока, Африки, которые не интегрируются в европейское общество, живут общинами, проповедуют ислам экстремистского толка, совершают преступления.

В последнее время накал националистических настроений приводит к росту популярности различных националистических партий, что заставляет тесниться традиционные политические силы континента. Так, во Франции популярность местного «Национального фронта» настолько высока, что президент Николя Саркози признал недавно крах политики мультикультурности, опасаясь проиграть грядущие президентские выборы главе НФ Марин Ле Пен.

В этой ситуации европейские политики сделают все, чтобы ослабить конкурентов. И средства массовой информации, связанные с ними, будут, конечно, работать на дискредитацию националистов. Теракт в Осло — отличная для этого возможность.

Андерс Брейвик уже объявлен СМИ психически ненормальным человеком. Бредом воспаленного мозга объявлена его «Декларация независимости Европы», в которой террорист заостряет внимание на сегодняшних проблемах европейцев — эмигрантах и отходе от традиционных ценностей.

Националистам, у которых средств массовой информации в сотни раз меньше и они не являются массовыми, донести свою позицию до широких масс населения невозможно. Поэтому точка зрения на поступок «зверя-националиста Брейвика» как на характерный поступок для националистов вообще будет растиражирован СМИ широко.

Двойной теракт в Норвегии — действие одиночки. Если такие одиночки или небольшие группы людей будут соблюдать меры предосторожности, не вести телефонных переговоров, не отправлять сообщения по электронной почте, не обсуждать задуманное в соцсетях — защититься от них будет практически невозможно.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ