Он прошел от Курской дуги до Берлина, участвовал в освобождении 28 городов и форсировании Днестра. Его жизнь — сплошной подвиг, но не ради почестей и регалий, а на благо народа, тех самых соседских мальчишек и девчонок, стариков и безликих граждан нашей необъятной Родины…

Альбион Константинович Ухалов родился в 1925 году в селе Широкоплечиково Ялуторовского района Тюменской области. Их деревню, стоящую в стороне от трактов и судоходных рек, обошло стороной и резкое социальное расслоение, и гражданская война и кулацкое восстание 1921 года. Отец, окончив приходскую школу, вступил в ВКП (б) и избирался секретарем сельсовета. Будучи старшим из восьмерых детей в семье, Алька с ранних лет был приучен к труду, заботе о младших и самостоятельности. Начальную школу он закончил в родной деревне, а семилетку — в селе Лыбаево, до которой приходилось добираться пешком 12 км, а зимой — снимать квартиры. Осенью 41-го года Альбион должен был пойти в 8-й класс, но война смешала все планы 16-летнего паренька, мечтавшего стать трактористом и работать в родной деревне…

Отца сразу забрали на фронт, а вскоре и Альбиона направили в Омскую школу фабрично-заводского обучения. Учебы как таковой не было: в декабре подростков привезли на Автомашинный завод, где ничего не было кроме стен, и поставили к станкам. Показали, как включается и работает на разных режимах вальцовочный станок, как меняются резцы. С полдня мастер понаблюдал за работой Альбиона и все — началась работа для фронта и победы. Через 3 месяца он сдал на разряд, и уже сам стал показывать новичкам, как обращаться со станком. Все мысли были о войне: как выпустить больше продукции и успеть повоевать с ненавистным врагом.

Альбион неоднократно ходил в военкомат подавал заявление об отправке на фронт и в декабре 1942 года его просьбу удовлетворили. 17-летнего паренька направили учиться в Омское пехотное училище, но завершить учебу не удалось — в июле 1943 года училище подняли по тревоге, погрузили в эшелон и отправили сражаться на Орловско-Курскую дугу. В тот период Альбион заболел, а после выздоровления из госпиталя был зачислен в 373-й запасной стрелковый полк. В сентябре полк выгрузился из вагонов в поле, недалеко от станции Львов, здесь и принял боевое крещение сержант Ухалов. Полк с ходу ввязался в бой и выбил немцев из какого-то населенного пункта.

Прорвав оборону немцев на границе Курской и Сумской областей, наши войска стремительно стали развивать наступление по Украине в сторону Киева. 50-я танковая бригада, в которой разведчиком воевал и Альбион, сходу форсировала Днепр. А в январе-феврале 1944 года 2-я танковая армия активно участвовала в окружении и уничтожении Корсунь-Шевченковской группировки оккупантов. Здесь развернулись жаркие бои: на деблокирование окруженных группировок шли три вновь сформированные немецкие танковые дивизии, на пути которых — советские части 2-й танковой армии, в том числе и 50-я танковая бригада. Кольцо окружения разорвать не удалось, немецкая группировка была частично уничтожена, частично — пленена. После Корсунь-Шевченковской операции — овладение городом Умань. Эти бои особенно запомнились Альбиону, ведь город пять раз переходил из рук в руки.

Немало запомнилось и фронтовых эпизодов. Как-то ночью 50-я часть танковая ворвалась в занятое фрицами село, где те беспечно спали. Нашим был дан приказ: не ввязываться в бой, только стремительное продвижение вперед. И, тем не менее, застигнутым врасплох перепуганным немцам пришлось драпать в одних белых подштанниках, но от Т-34 далеко не убежишь. Как выяснилось позднее, где-то за 50 км прорвав оборону врага, часть Альбиона, «отрезав», захватила железнодорожную станцию с только что подошедшими эшелонами новеньких немецких танков. Благодаря этой успешной операции несколько десятков «тигров» не сделали ни одного выстрела по нашим солдатам. В другой раз немцы стремительно отступали от наших несущихся танков через реку. Лед треснул, и немцы тонули прямо на глазах.

Кроме Днепра 50-я бригада с боями форсировала Прут и Днестр. Затем советские войска вступили на территорию Румынии. Наступило затишье. 2-ю танковую армию отправили на доукомплектование в Тернополь, а оттуда — под Варшаву.

На Западной Украине Альбиону довелось поучаствовать и в стычках с бандеровцами. Тогда их бригада стояла в одном из сел, из которого бандеровцы решили ее выбить. Боевики пошли в атаку, а потом залегли недалеко от наших позиций. На призывы сдаваться и не губить зря людей раздалась первая команда «Перша сотня, за Степана Бандеру, вперед!». Рота поднялась и была вся скошена пулеметным огнем из наших танков. Вторая рота разделила участь первой, а третья уже не поднялась. Боевики стали вставать без оружия с поднятыми руками. Позднее, когда их допрашивали, оказалось, что украинцев среди них было не так уж и много, зато кого здесь только не было: и немцы, и мадьяры, и прибалты, и власовцы. А самое нелепое, что когда этот сброд шел умирать за Бандеру, сам вождь украинских националистов в тот период весело проводил время в берлинских пивных…

А дальше — длительные и кровопролитные бои за польскую столицу. Наши войска шесть месяцев стояли на окраине города пока не выбили гитлеровцев. Ударная группировка левого крыла первого Белорусского фронта наступала в составе армий: 47, 8 гвардейской, 60, 2 гвардейской танковой (которая поддерживалась воздушной армией), здесь же плечом к плечу с нашими войсками воевала и 1-я Армия войска польского под руководством генерал-лейтенанта Берлинга. Форсировав реку Буг, войска первого Белорусского фронта вступили в пределы восточной части Польши, положив начало освобождения польского народа от немецких оккупантов.

Польское население к советским солдатам относилось в основном приветливо. Как-то Альбион с товарищами поехали в интендантство, располагавшееся в католическом женском монастыре. Молоденькие и красивые монашки в строгом черном, но опрятном одеянии и наши солдаты — запыленные, давно не мытые из-за непрерывных боев, в обожженном и замасленном обмундировании. Бойцы разведроты в тот период передвигались на броне танков, потому вся гарь и машинное масло оставались на гимнастерках и галифе. Но далеко не импозантный вид русских солдат, ни строгие уставы католического монашества не стали препятствием для общения молодых людей. Оказалось, что многих девушек в монастырь привело стремление спрятаться от оккупантов, чтобы не подвергнуться угону на принудительные работы в Германию.

Никогда не сотрется с памяти фронтовика июль 1944-го года. Здесь наши войска освободили узников лагеря смерти Майданеко, в котором фашисты истребили около полутора миллионов человек, в том числе стариков, женщин и детей.

Под Варшавой в одном из боев Альбион был ранен осколком, но от лечения в госпитале наотрез отказался. Он знал, что после выздоровления его могут направить в другую часть, а покидать родной полк очень не хотелось. К счастью выдалось временное затишье, и рана успела затянуться. Это было не последнее ранение Альбиона, но он каждый раз оставался в полку, отказавшись от госпитализации даже после контузии. Потому-то в его военном билете за всю войну и нет ни одной записи о ранении.

Из-под Варшавы 2-я танковая двинулась на Берлин, а затем ее повернули на север, к Балтийскому морю, чтобы отсечь Померанскую группировку врага и обезопасить наступающие с фланга войска на Берлин. Но в Берлин они все-таки вошли — с запада через Потсдам. 2 мая 1945 года часть Альбиона вывели на отдых, а 15 мая подняли по тревоге и — в бой: немецкая дивизия прорывалась на запад к американцам, но их усилия оказались тщетны: часть была пленена, а часть — уничтожена. О безоговорочной капитуляции немцев они узнали намного позднее, по окончании боев.

Пулеметчик-разведчик старший сержант Ухалов… Командир отделения, а затем и командир разведмашины БА-64. В составе разведгруппы из 12 человек он много раз ходил в атаку, когда было нужно провести разведку боем, чтобы узнать обстановку и уберечь армию от засад, брал языков и в наступлениях шел впереди наших танков, как и все разведчики, принимая все первые пули на себя. Его фронтовые пути-дороги и участие в боевых операциях в составе 50-й танковой бригады Первого и Второго Украинских фронтов и 57-й мотострелковой бригады Первого Белорусского фронта отмечены 19-тью благодарностями Верховного Главнокомандующего, орденами Славы 3-й степени, Отечественной войны 2-й степени и многими медалями, в том числе «За отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией». Он был представлен к награждению еще четырьмя медалями, в том числе и польскими, но куда делись наградные материалы, неизвестно до сих пор.

Что, кроме боев, помнит о Берлине фронтовик Ухалов? Как немецкие ребятишки бежали к ним за едой с котелками-тазиками. Как, подойдя к Берлину, им дали немца-проводника, чтобы разведать, как подобраться к Рейхстагу, но за 2–3 дня усердного поиска ходов так и не нашли. И радость от скорой капитуляции гитлеровцев.

После окончания войны Альбион продолжил службу в рядах Советской Армии и демобилизовался лишь в июне 1950 года. По возвращении домой его вызвали в райком партии и направили работать в Исетский район директором Ершинского маслозавода. Бывший фронтовик с семи классами образования, он не только ничего не смыслил в технологии заготовления масла, но и не знал, как и с чем его едят. Но, несмотря на трудности, сумел наладить порученное ему дело. А через год — новое назначение: участковым уполномоченным Исетского РОВД. В марте 1953 года Альбиона направили инспектором ОБХСС в Ново-Заимский РОВД. За пять лет работы он постиг азы милицейской профессии, окончил 10 классов, школу милиции, был принят в ряды КПСС и получил офицерское звание старшего лейтенанта милиции. Затем была служба в Ханты-Мансийском автономном округе начальником вновь созданного Луговского поселкового отделения милиции, начальником Урайского ГОМ. Его годы работы на севере Тюменской области совпали с началом интенсивного развития в этих районах лесной промышленности, строительства железных дорог Тавда-Сотник, Ивдель-Обь, развертывания геологоразведочных работ. Масса хозяйственных и организационных вопросов, задачи борьбы с преступностью и обеспечение общественного порядка не могли успешно решаться без широкой поддержки общественных организаций и населения. Поэтому пришлось налаживать взаимодействие милиции с сельскими советами, партийными, комсомольскими и профсоюзными организациями, особенно в вопросах создания и обучения формирований, подбора нештатных участковых уполномоченных, формирования товарищеских судов. За все время руководства в Луговском ПОМ и Урайском ГОВД Ухалов не допустил ни одной жертвы среди сотрудников милиции. За достигнутые успехи на этом «фронте» Альбион Константинович получил свою первую правительственную награду — орден «Знак Почета».

В 1970 году ему присвоили звание подполковника и направили принимать руководство в Тюменский районный отдел внутренних дел. Тогда перед районом была поставлена задача: обеспечить север продовольствием. Рабочих рук катастрофически не хватало, и тогда на строительство производств были направлены на работу условно-досрочно осужденные. С этой целью в Тюменском райотделе было создано 10 комендатур. Тут и пришелся кстати двадцатилетний опыт милицейской службы Альбиона Константиновича. Определив основные приоритеты в деятельности коллектива, Ухалов сумел мобилизовать подчиненных на решение ключевых проблем борьбы с преступностью и выполнение поставленных задач. С помощью условнодосрочников были с колышка построены поселки Новотарманск, Мелиораторов, Матмассы, Антипино, Каскара и каскаринская птицефабрика, нефтепровод до Богандинки, Тараскуль и Тараскульский санаторий, Горьковка и находящийся ныне в ней кроликозавод, Анохино и Анохинская птицефабрика. Воспитанние трудом оказалось весьма эффективным делом: большинство из осужденных после освобождения устроились там на работу, обзавелись семьями, получили квартиры и стали на путь исправления. Опыт работы Ухалова по обеспечению законности и правопорядка неоднократно обобщался и распространялся среди горрайорганов области, а к уже имеющимся наградам Альбиона добавился орден «Октябрьской революции» и ему было присвоено звание «Заслуженный работник Министерства внутренних дел».

10 лет спустя полковник милиции Ухалов по состоянию здоровья ушел на заслуженный отдых. Но не знают отдыха люди старой закалки. Член Совета ветеранской организации, единственный в области почетный работник охраны правопорядка Тюменского муниципального района Альбион Константинович Ухалов и сегодня помогает решать проблемы поддержки ветеранов, встречается с молодежью, делится богатым опытом с сотрудниками милиции. В 2005 году в числе других фронтовиков из разных регионов России он был приглашен на торжественный прием у министра внутренних дел Российской Федерации. В этом году Альбион Константинович также принял участие в мероприятиях в Москве по случаю 65-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Его душа не знает покоя и болит о нынешних проблемах родной милиции. Как вернуть былое доверие населения к милиции он знает точно: каждый сотрудник органов внутренних дел должен уважать человеческое достоинство любого гражданина. А еще нужно всей душой любить работу, радеть за порученное дело и иметь желание служить людям не ради почестей и регалий, а на благо каждого конкретного человека.

Елена Черкашина

Источник: Newsprom.ru

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ