Фашизм. Этим словом мы бросаемся куда чаще, чем менее литературными ругательствами. Фашизм нынче стал не просто нарицательным, но и обозначающим, многозначным словом. Украинский фашизм радикально отличен от мирового. Он во сто крат жестче и бескомпромиссней. Несмотря на то, что большинство неонацистских, ультраправых и откровенно фашистских организаций финансируются из-за рубежа, фашизм в Украине стал достоянием сразу пяти областей Западной Украины. Для того, что бы глубже понять явление фашизма средь бела дня, попытаемся разобраться в самом значении слова.

Слово «фашизм» в нашей стране давно уже стало ругательным. Им обозначают не только режим, установленный в Италии Бенито Муссолини, но и нацистский режим Гитлера. В годы перестройки «фашистским» нередко стали называть и сталинский режим, а после распада СССР «фашистами» нередко именовали российских коммунистов и их союзников из числа «национал-патриотов». Фашистами нередко называют разного рода экстремистские группы, как правого, так и левого толка, а фашистскими — все тоталитарные и многие авторитарные режимы. Иногда фашистами отдельные шовинисты называют целые нации, например латвийский (эстонский или даже прибалтийский) фашизм, украинский фашизм или еврейский (израильский) фашизм. Разумеется, в последнем случае употребление слова «фашизм» является лишь проявлением национально-расовой ненависти. Оно материализуется, в частности, в виде соответствующих рисунков и надписей на стенах домов, которые регулярно удаляются муниципальными службами. Но до тротуаров и заборов руки у муниципалитетов, к несчастью, не доходят, и очисткой улиц в этом случае надо заняться центральной власти.

Научный термин «фашизм» применителен только к тоталитарному режиму в Италии. В 20-е годы в СССР это слово еще не имело ругательного значения и обозначало только итальянских фашистов, а позднее — быстро набиравшее силу национал-социалистическое движение в Германии. Это обычная языковая практика, когда слово, которое обозначает более раннее явление, используется также для обозначения более поздних схожих явлений. Например, на Западе во второй половине 30-х и в 40-е годы советские карательные органы по старинке именовали ГПУ, хотя они давно были переименованы в НКВД и НКГБ, а потом — в МГБ. Только в 30-е годы, с приходом нацистов к власти в Германии, слово «фашизм» приобрело универсальный характер и стало применяться едва ли не ко всем противникам Сталина. Так, социал-демократов в странах Западной Европы, отказывавшимся подчиняться коммунистам, стали именовать социал-фашистами.

Если же посмотреть на классический итальянский фашизм, то у него с германским национал-со­циа­лиз­мом есть весьма существенные различия. Основой идеологии итальянского фашизма была теория корпоративного государства, т. е. государства, устроенного по образцу гигантской корпорации. Основные коллегиальные органы здесь формируются из представителей профессиональных корпораций, отбор которых осуществляется вождем и правящей партией. Все профсоюзы (синдикаты) принудительно объединялись в корпорации, которые издавали обязательные постановления, регулирующие трудовые отношения и производство. Каждая корпорация имела свою сферу деятельности и была аналогом отдела в гигантской бизнес-корпорации. Дуче же был своего рода несменяемым председателем совета директоров корпорации Италия, определявший ее внешнюю и внутреннюю политику. В 1939 году итальянский парламент был заменен «палатой фаший и корпораций» (фашия — фашистская парторганизация, названная в честь латинской fascis — связки прутьев, символа консульской власти в древнем Риме). Она состояла из членов центрального корпоративного совета, руководства фашистской партии и министров. Фашисты рассматривали государство как некий живой организм, где каждый орган выполняет свою функцию, а дуче является мозгом. Но до 1926 года в стране легально существовали оппозиционные партии, представленные в парламенте, и публиковались оппозиционные газеты. До самого конца фашистского режима в июле 1943 года в Италии формально сохранялась монархия, главой государства считался король, а Муссолини был лишь премьер-министром и главнокомандующим вооруженными силами. Фашистская партия сохраняла некоторую самостоятельность и даже в последний момент смогла внести свою лепту в свержение дуче. В Италии не было полной концентрации власти в руках вождя, и его культ не достигал таких размеров, как культ Гитлера или Сталина. Фашисты провозгласили своей задачей восстановление границ Римской империи, но не пропагандировали тезис об исключительности итальянской нации и ее превосходстве над другими народами. Антисемитизм в программе фашистов присутствовал, но не шел дальше ограничения евреев в политических и экономических правах и не предполагал «окончательного решения еврейского вопроса».

В Германии никогда не было речи о национал-социалистическом корпоративном государстве. Все профсоюзы были объединены в Трудовой фронт, ставший придатком национал-социалистической партии. НСДАП, в свою очередь, никакого самостоятельного значения не имела и была лишь придатком вождя — Гитлера. В стране последовательно проводился в жизнь лозунг «Один народ, одна партия, один фюрер». Оппозиционные партии и печать были полностью ликвидированы в считанные месяцы после прихода нацистов к власти. После смерти президента Гинденбурга Гитлер сосредоточил всю полноту власти в своих руках, но и ранее, после января 1933 года, роль президента была чисто декоративной. Главным тезисом национал-со­циа­лис­ти­чес­кой программы было превосходство германской нации и достижение ей мирового господства. Евреев предполагалось не только ограничить в гражданских правах, но и истребить.

Думаю, Сталин неслучайно санкционировал употребление термина «фашизм», а не «нацизм». Он инстинктивно понимал, что у его режима больше сходства с нацизмом, а не с фашизмом, как по степени полноты политической власти и стремлению к мировому господству, так и по конкретным формам, вроде массовых парадов физкультурников и поддержки «правильного» реалистического искусства. Главная разница заключалась в том, что нацисты осуществляли репрессии главным образом по на­цио­наль­но-расовому признаку, а коммунисты — по социально-клас­со­во­му. Но и здесь не было жесткой границы. Гитлер преследовал также коммунистов и социал-демократов, католиков и гомосексуалистов, а Сталин — «неблагонадежные» нации, вроде поляков, немцев, латышей, эстонцев и ряда других, против которых в 1937-1938 годах была проведена специальная операция НКВД по «национальным контингентам». А евреи подверглись преследованиям в рамках печально знаменитой кампании по борьбе с «безродными космополитами».

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ