Ярослав Галан, публицист, писатель и антифашист, родившийся 27 июля 1902 года в галицийском селе Дынув, один из лидеров антиколониального движения украинского населения "кресов сходних", организовавший в период "санации" массовые акции такого размера, что ОУН, тогда еще единая, всерьез собиралась его ликвидировать, как опаснейшего конкурента, был убит 24 октября 1949 года двумя боевиками-бандеровцами, как утверждают, по личному указанию бывшего гауптштурмфюрера СС Романа Шухевича. Судя по исполнению (одиннадцать ударов топором по голове!), бандиты боялись его - а их последыши и нынебоятся - куда больше, чем НКВД.

Ярослав Галан отдал много сил для ликвидации вооружённых бандформирований, один из ведущих организаторов и кураторов агентурно-боевых групп и легендированного подполья, участник оперативных игр в борьбе с ОУН и разведками США и Великобритании, который работал с Охримовичем, Матвиейко, Куком, Магуром, Малисевичем, Небесным и другими перевербованными агентами иностранных разведок - Владислав Васильевич Чубенко последние годы жизни посвятил защите доброго имени Ярослава Галана.

"В октябре 1949 г. в Западной Украине по указке подполья ОУН бандеровцы зверски расправились с известным публицистом Ярославом Галаном. Сегодня необходимо рассказать всю правду об этом славном сыне Украины.

Убивший журналиста Михаил Стахур, для которого это преступление было условием вступления в ОУН, на судебном процессе сказал, что Галан, его слово были страшны Ватикану. Но и заказчикам, и их побратимам-оуновцам он и после смерти внушал страх. Поэтому ныне в Западной Украине повсеместно прилагаются усилия, чтобы убить его еще раз. «Свободные» СМИ, пользуясь так называемыми демократическими преобразованиями в Украине (в частности, во Львове, где некоторым особенно досаждало творчество Галана и где многие и теперь пугаются доброй мысли о нем), обрушили на головы людей такую информацию о писателе, которая ставит под сомнение его творчество и все то, что разоблачало его врагов тогда и остается актуальным в наши дни.

Иногда Галана даже хвалят — дескать, он был отважным, честным и мужественным, ненавидел неправду и фальшь, боролся с жульничеством и беззаконием. Нас усиленно стараются убедить, что Ярослав Александрович являлся только гуманистом и был далек от политики. Но ведь гуманизм как раз и заключался в борьбе с главными врагами человечества — фашизмом и радикальным национализмом.

Много внимания сегодняшняя пропаганда уделяет тому, что писатель как принципиальный человек был неуживчив в коллективе, боролся с административно-бюрократической системой, партаппаратом, даже выступал против «сталинской клики». Уж не за это ли его так «отблагодарили» бандеровцы? А свежеиспеченные демократы во Львове ликвидировали все, что напоминало бы о Галане, заявляя в то же время, «что слово его живет».

На создание образа антисоветчика направлены сенсационные сообщения о том, что Галана убили большевики. К этой кампании подключились некоторые политики и ученые. Но как быть при этом с неопровержимыми доказательствами участия в этой истории бандеровцев?

Одним из первых из этой двусмысленной ситуации, сфабрикованной определенными силами в Украине, попытался выкрутиться известный поэт, депутат Верховной Рады, выступивший с заявлением в одной из телепередач: «Известно, что Галана убили хлопцы-боевики. Но кто их послал?» К сожалению, и часть когда-то честных журналистов, детально осведомленных в деле Галана (тысячи львовян следили за открытым процессом над убийцами, которые отвечали на все вопросы и под неопровержимыми уликами и доказательствами полностью признали свою вину), начали подогревать ситуацию.

К сожалению, стыдливо молчат журналисты, получившие в свое время престижную премию имени Ярослава Галана. Не им ли следует сказать свое веское слово?

Так кем же был на самом деле Галан?

В довоенное время он в рядах подпольной компартии Западной Украины самоотверженно боролся с режимом панской Польши. Его арестовали, и в ужасных условиях содержали в тюремных казематах. Он с радостью встретил воссоединение украинских земель в 1939 г. Во время войны переехал на восток и все свои силы и яркий талант журналиста отдал делу разгрома самой страшной чумы XX века — нацизма. После освобождения Украины возвратился во Львов. Галан внимательно следил за событиями, происходившими на оккупированной немцами территории.

Вот знакомый с детства собор Святого Юра. Именно здесь, в резиденции главы униатской церкви митрополита Шептицкого, размещалась служба абвера и личного представителя руководителя германской разведки адмирала Канариса гауптмана Ганса Коха, которому было поручено заниматься делами униатской церкви и ОУН. Здесь офицеры из батальона СС «Нахтигаль» Шухевич и капеллан отец Гриньох в первый день оккупации Львова, 30 июня 1941 г., докладывали представителям новой власти и церковным иерархам о воссоздании «Украинской державности» и новом украинском правительстве во главе с Ярославом Стецько. Именно тогда митрополит Андрей Шептицкий произнес слова, которые определили будущее Украины: «От болящего сердца приветствуем нашу немецкую армию и ее вождя Адольфа Гитлера. Искренне просим Всевышнего о победе немецкого оружия над большевизмом. Благословляю вас, сыны мои, на святую борьбу во имя правды Божьей. В ваших руках судьба народа нашего и наше будущее. Начинайте с Богом!»

И нахтигалевцы начали. Только во Львове они уничтожили более 3 тыс. человек, в основном польскую и украинскую интеллигенцию.

У Вулецких холмов националисты истязали и убивали ни в чем не повинных людей. Здесь погибли известные Галану ученые: член многих академий мира Казимир Бартель, писатель Бай-Желенский, академик Соловей, профессор Ян Грек, ректор университета Владимир Серадский, академик Антоний Цешинский, профессор Тадеуш Тровский и много других.

В доме № 10 на площади Рынок оуновцы засвидетельствовали верность Гитлеру и попытались показать себя равноправными партнерами Германии. В ответ немцы недвусмысленно дали понять, что оуновцы для них только вспомогательный материал для грязной работы, в частности шпионажа. В этом доме Ярослав Стецько в присутствии представителей абвера зачитал «Акт провозглашения самостийной Украины», составленный лично Степаном Бандерой наспех на клочке бумаги. Уже на следующий день «правительство» этого «государства» немцы разогнали. Этому «Акту...»

националисты придавали большое значение и уделяли много внимания в своей пропаганде. Однако один из его пунктов гласит: «Возрожденная Украинская держава будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире»...

После была дивизия СС «Галичина», УПА, сожженные села, тысячи замученных людей не только в Украине, но и далеко за ее пределами. И все это при тесном сотрудничестве ОУН с фашистами. О послевоенном бандеровском бандитизме и говорить нечего.

Галан как патриот не мог оставаться спокойным и вел бескомпромиссную борьбу с фашизмом и ОУН. Он работал самоотверженно и много, отдавая всего себя.

Его острые памфлеты били без промаха. Даже по названиям можно ощутить их направленность: «С крестом или ножом», «Что такое Уния», «Сумерки чужих богов», «Отцы тьмы и присные», «На службе у сатаны», «Апостолы предательства» и др. Его пьеса «Под золотым орлом» долгие годы не сходила с театральных подмостков Украины.

Галан показывал, как мельниковцы и бандеровцы боролись друг с другом за право быть первыми на службе у немецкого фашизма. Он разоблачал лидеров ОУН, пытавшихся отрицать участие абвера в создании УПА. На фактическом материале раскрывал преступления батальона «Нахтигаль», роль униатской церкви в создании дивизии СС «Галичина».

Для Львова того времени писательский труд Галана был действительно героическим. В его адрес посыпались угрозы, а после убийства священника Гавриила Костельника Ярослав понял, что следующей жертвой будет он. Ему неоднократно предлагали переехать в Киев, но он категорически отказывался, так как считал, что такое решение его враги расценили бы как бегство и проявление трусости.

Попыток убить Галана было несколько. Известно, что для осуществления этой акции на конспиративной квартире ОУН в Клепарове (район Львова) готовились два исполнителя — Арсенич и Стахур. Ухаживала там за ними сестра священника Дениса Лукашевича — София Цибата. Как-то утром они оба пришли в корпункт, где работал Галан, но тот был в командировке. После этого София Цибата с несколькими монашками пришли на квартиру к Галану и, выдавая себя за жителей села Ременова, пожаловались на своего председателя и просили писателя как депутата приехать к ним и помочь навести порядок. Домработнице писателя приход этих женщин показался подозрительным, она предупредила его об опасности, и он в село не поехал.

Однажды журналист гулял с собакой в Стрыйском парке и в него несколько раз кто-то стрелял из находившейся поблизости траншеи.

Спустя некоторое время за организацию теракта взялся один из руководителей ОУН Роман Щепанский (оуновский псевдоним — Буй-Тур), имевший большой опыт в таких делах. Сын униатского священника, он долгое время служил в охране митрополита Шептицкого, а с Галаном встречался еще до войны. План убийства журналиста на сей раз разрабатывался в доме священника Дениса Лукашевича в селе Сороки (под Львовом), который еще в 30-х годах встречался со Степаном Бандерой и был знаком с его отцом — священником Андреем Бандерой. Степан Лукашевич и его семья знали Галана по довоенному времени, а сын Лукашевича Илларий, в прошлом воспитанник Львовской духовной семинарии, а затем студент сельхозинститута, с августа 1949 г. частенько захаживал к Ярославу Александровичу по институтским делам.

8 октября 1949 г. Щепанский направил к журналисту Иллария Лукашевича и оуновца Романа Чмиля (кличка Ромко). Однако в квартире писателя оказалось много гостей, так как в это время художник Грузберг рисовал портрет Ярослава Александровича. Бандиты не стали выполнять акцию и о своем решении доложили Щепанскому. Тот отругал их и сказал, что надо было забросать квартиру гранатами и убить всех. Чмиль отказался от участия в этом теракте, и Щепанский дал Илларию другого напарника — Михаила Стахура.

Итак, Щепанский 24 октября 1949 г. дает задание Илларию Лукашевичу и Михаилу Стахуру. Те встретились на Первомайской улице в доме № 22 у сестры Стахура Ксении Сушко, проживающей нелегально по этому адресу. А потом, вооружившись пистолетами, гранатами и излюбленным оружием Стахура — гуцульским топориком, они под дождем направились на Гвардейскую улицу к дому № 18, где на четвертом этаже в квартире № 10 жил журналист.

Домработница знала Лукашевича по прежним посещениям и спокойно впустила их в квартиру. Ярослав Александрович находился в кабинете. Выбрав момент, Лукашевич дал знак Стахуру, и тот топориком ударил журналиста по голове. Уже мертвому, он нанес еще десять ударов в голову. Стахур рассказал на судебном процессе: «После первого удара Галан поднял немного вверх руки и застонал. А я продолжал наносить ему топором удары по голове. Убедившись, что писатель убит, я бросил окровавленный топор, снял с себя залитый кровью плащ и помог связать домработницу».

Эти подробности сегодня сознательно скрывают некоторые СМИ, прикрываясь фразой «трагически оборвалась жизнь», как будто и не было того страшного кровавого понедельника, как будто не известно, где, как и почему был убит писатель. Слово Галана актуально и сегодня, вот и стремятся некоторые убить его еще раз как патриота-борца.

Арестованные по тому делу полностью признали свою вину и понесли заслуженное наказание. Характерны некоторые высказывания разоблаченных убийц. Так, Денис Лукашевич заявил, что его семья служила католической церкви, по приговору которой и был убит Галан, а Илларий Лукашевич сказал, что Щепанский и другие руководители ОУН говорили ему, дескать, Галана нужно убить, так как он выступал против Ватикана и на Нюрнбергском процессе требовал выдачи Степана Бандеры и суда над ним. За это преступление ему заплатили 20 тыс. рублей. Стахур рассказал: «Писателя Галана нужно было убить, потому что он в своих произведениях разоблачал украинских националистов и униатское духовенство. Ватикан страшился его».

Тысячи людей с чувством горя хоронили журналиста на Лычаковском кладбище. Журналист, конечно же, не мог и предположить, что через некоторое время щепанские, лукашевичи, стахуры и им подобные будут называть себя демократами, хвастаться своим преступным прошлым, станут выдавать себя за освободителей, борцов против фашизма и создателей новой, независимой Украины. Что все те же стахуры и щепанские будут гордо маршировать не только по древним львовским улицам, помнившим грохот сапог оуновско-абверовского батальона «Нахтигаль», солдат дивизии СС «Галичина», но и по киевскому Крещатику. Что официально будет поднят вопрос (и может быть положительно решен) о признании бандитов ОУН-УПА ветеранами Великой Отечественной со всеми льготами и привилегиями.

А ведь это они снесли памятник Галану, надругались над его могилой и уничтожили музей, при этом куда-то исчез окровавленный свидетель оуновского террора, любимое оружие Стахура — гуцульский топорик...

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ