Фразы «против нас ведут информационную войну» или «мы проигрываем информационную войну» произносятся сегодня постоянно: к месту и не к месту, по случаю и без. «Бойцами информационного фронта» становятся все: депутаты и бюрократы, журналисты и аферисты, многодетные матери и пенсионеры, блогеры всех мастей.

Хорошо, конечно, что общество почувствовало угрозу и осознало, что мир уже находится в состоянии войны, пусть и информационной. Плохо то, что конкретно России на это понадобилось практически 25 лет.

Против России и постсоветских стран

Информационная война не прекращалась ни в годы поздней перестройки, когда прекраснодушный генсек ЦК КПСС, пытаясь встать в один реформаторский ряд с Петром Великим и Александром Освободителем, разрушал основы советской государственности, даже не осознавая, что он делает, ни после распада СССР.

Целью этой войны были Россия и русские, как на территории РФ, так и в бывших республиках СССР, ставших самостоятельными государствами. Все, еще перестроечные, так называемые национально-демократические движения, от «Саюдиса» в Литве, до «Народного руха» на Украине, имели, кроме широко декларируемой национальной (а по существу – националистической), еще и русофобскую составляющую (поначалу скрываемую, а затем и неприкрытую).

Когда мы говорим «информационная война», следует понимать, что это комплекс мероприятий, только поначалу ограниченный сферой СМИ. На заключительном этапе информационная война превращается в вооруженный конфликт, как правило, в формате гражданской войны. Так было в Молдавии и Таджикистане, в Грузии и в Киргизии, Армении и Азербайджане. Аналогичным образом события развиваются на Украине.

В России, Белоруссии, Казахстане и Узбекистане тоже были сделаны попытки развязать широкомасштабный гражданский конфликт, и только твердость государственной власти в этих странах пока позволила избежать самого мрачного сценария. Именно пока позволила избежать, поскольку информационная война не остановлена, а значит, конечная цель – переворот, результатом которого в большинстве случаев становится гражданская война, – также не отменена.

Так что информационная война против России задевает жизненные интересы всех постсоветских государств.

Нападающий – кто?

Но если война ведется, то есть и агрессор. Он легко определяется, и даже дети школьного возраста установят, что информационную войну с Россией сейчас ведут те же, кто вел ее с Советским Союзом – Соединенные Штаты Америки. Если одно и то же государство дважды подряд начинает неспровоцированную агрессию (пусть и информационную) против другого государства, то есть все основания предположить, что причины такого поведения одни и те же. И информационную агрессию против России США начали по той же причине, что и против СССР.

Дело здесь не в идеологических различиях, как многие думают. Во-первых, США настолько идеологически гибки, что спокойно сотрудничают, когда им это выгодно, со всем политическим спектром, от крайне правых (нацистов), до крайне левых (троцкистов и маоистов). Во-вторых, современная Россия – не коммунистическое, а вполне нормальное капиталистическое государство, и, тем не менее, США ее атакуют и пытаются уничтожить.

Проблема лежит в сфере экономики. Дело в том, что построенная в США экономическая модель способна существовать только в условиях постоянного активного расширения. То есть она должна втягивать в свою орбиту новых потребителей и новые рынки. Объективно она бы расширялась и за пределы планеты, но там нет рынков и потребителей, поэтому предел ее расширению пока определен в масштабе планеты Земля. Остановка расширения означает быструю смерть американской экономики, американского образа жизни и американского государства (по крайней мере, в том виде, в котором мы его знаем). Но о том, что будет, когда американская экономика станет глобальной (если станет), американцы подумают потом, а пока им необходимо – жизненно необходимо – обеспечить пространство для расширения.

Любое государство с собственной сильной экономикой, с собственными экономическими интересами, для США – враг, вырывающий изо рта кусок, который им самим необходим. Но все государства мира, кроме СССР (а теперь – России) не сравнимы с США в военном плане. То есть от них можно потребовать уступок, и они уступят (под угрозой военных действий). Не надо даже предъявлять ультиматум. Просто иногда – то в Сербии, то в Ираке, то в Ливии – необходимо показывать, что США тратят деньги на армию не из любви к искусству, а чтобы команды из Вашингтона выполнялись без рассуждений.

Средства и цели

Но СССР был способен, а теперь Россия способна ликвидировать США за двадцать минут. Следовательно прямая военная агрессия здесь невозможна, и угроза силой прекращает действовать. В мире появляется альтернативный центр политического и экономического влияния, не контролируемый США, а значит, выводящий как собственный рынок и собственных потребителей, так и (потенциально) любого желающего из сферы действия американской экономики. Для нее сужается пространство расширения, то есть приближается крах. Более того, американская экономика может быть вытеснена с уже занятых территорий.

Конечно, мне могут возразить, что в постсоветский период Россия фактически была включена в экономическую и политическую систему, руководимую США, надолго отказалась от проведения суверенной внешней (частично и внутренней) политики и опасности для Вашингтона не представляла.

Да, реально Россия для США была безопасна – до 2004 года. Но ведь в политике оцениваются не желания, а возможности. Так вот, в потенциале ядерная Россия, сидящая на огромных запасах полезных ископаемых и обладающая почти самодостаточной экономикой (которую легко довести до полной самодостаточности) для США представляет огромную угрозу. И эту-то потенциальную угрозу попытались доустранить (вслед за СССР) при помощи информационной войны (раз уж не было возможности развязать настоящую).

Что ожидает Россию в случае проигрыша в такой войне, легко увидеть на примере Украины – слабое, неавторитетное, полностью зависимое от Запада правительство и быстрый распад, дающий возможность, «с целью предотвращения гуманитарной катастрофы и устранения угрозы стратегическим объектам», ввести «миротворцев» и взять под контроль ядерный арсенал. После чего разделение страны на этнические удельные княжества (включая экзотические «Казакию» и «Сибирию») станет необратимым.

Эта информационная война имеет целью физическое уничтожения русского государства и раздела русских как государствообразующей нации, путем выделения из них украинцев, казаков, сибиряков, уральцев, а если повезет, то и рязанцев, костромичей и т.д. Последнее необходимо, чтобы предотвратить возможность реставрации российской государственности в обозримом будущем.

До полного информационного уничтожения

Поэтому, когда российские бойцы фронтов информационной войны заявляют, что надо разъяснять американцам и их послушным европейским вассалам позицию России, они изначально ставят себя в положение проигравшего. Никогда американская и европейская пресса не будет писать о России объективно. Да, могут появляться отдельные адекватные и даже позитивные материалы, но общий пропагандистский тон всегда будет негативным. На войне, как на войне – тут нечего обижаться и обвинять в двойных стандартах.

Надо учиться и действовать так же – обращаться не к политикам и не к СМИ, а непосредственно к населению. Для этого необходим гибкий информационный механизм, ориентированный не только на распространение правды о России (хоть и это важно), но, в первую очередь, на уничижение оппонента. СССР рухнул тогда, когда советские люди поверили, что джинсы по 20 долларов в каждом магазине и пособие по безработице в 800 долларов лучше социальной стабильности, уверенности в завтрашнем дне, бесплатной медицины и образования и многих других реальных преимуществ, которыми они обладали.

США рухнут, когда средний американец (эмигрант или сын эмигранта, приехавшего в Америку за лучшей жизнью) поверит, что за пределами США жить лучше. Американцы, искренне верящие, что где тепло, там и Родина, просто разойдутся.

Ну и главное – надо отдавать себе отчет, что эта информационная война точно так же ведется на полное уничтожение противника, как велась Великая Отечественная война. Победитель может быть только один. Это не Россия сделала такой выбор. Но и 22-е июня 1941 года не было выбором СССР.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования - для МИА «Россия сегодня»

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ