Всем тем, кто все эти три месяца следил за событиями на киевском Майдане, не могло не бросится в глаза какая-то кафкианская картинка: рядом с украинскими радикальными националистами, этими «кулаками Майдана», мы могли увидеть и… евреев. Еврей, плечом к плечу с фашистом борющийся за свободу Украины, – это уже абсурд на грани бреда и сумасшествия, это уже чересчур.

Нужно несколько уточнить: мы видели на Майдане не раввинов или хасидов, или там израильских политиков, подобно польским или американским политикам, приезжавшим в Киев, поддержать оппозицию, нет.

Речь идет о сугубо украинских еврейских авторитетах: олигархах, журналистах, художниках и других «ответственных товарищах». (Хотя в виде исключения можно вспомнить о французском интеллектуале еврейского происхождения Бернаре-Анри Леви, выступавшем со сцены Майдана, но то несколько другая история).

Самый наглядный пример такого участия в киевской «коричневой революции» это, конечно, нынешний губернатор Днепропетровщины олигарх и лидер Европейского еврейского совета Игорь Коломойский. Человек, которого украинские политики и пресса еще в нулевых подозревали в финансировании социал-националистической партии «Свобода» Олега Тягнибока, а ныне все больше и больше говорят о финансировании им Майдана и украинских праворадикальных групп типа «Правого сектора».

Коломойский даже стал в некотором смысле контрпропагандистским аргументом для тех, кто видит в событиях в Киеве, в том числе и фашистский переворот. Мол, бросьте, ну, какие там фашисты-нацисты, это все путинская пропаганда. Сами подумайте, ну как фашисты могли поставить во главе целой области губернатора-еврея. И сразу возразить-то нечего.

Правда, попросите для эксперимента поставить губернатором Львовской или Тернопольской области еврейского товарища, мне интересно долго ли он там продержится. Пусть олигарх Петр Порошенко расскажет теперь своим избирателям, что фамилия его папы Вальцман. Интересно, много ли он недоберет голосов на президентских выборах на Западной Украине.

Те, кто следит, за перипетиями украинской политики знают, что на каждых выборах тут стало хорошей традицией, когда одна оранжевая политическая сила выбрасывает «компромат» против лидера другой соперничающей оранжевой команды, в котором публикуются документы о его еврейских корнях. Например, в свое время люди Ющенко нашли еврейского дедушку Юлии Тимошенко по имени Абрам Капительман. А люди Тимошенко на президентских выборах 2010 года издали книгу о знаменитых евреях Украины, в которую вошел Арсений Яценюк. Последний в ответ срочно пришлось публиковать свое генеалогическое древо, доказывая, что в его роду были только одни украинцы. Реальных еврейских бабушек уже нашли у Кличко и Тягнибока.

Представить подобную ситуацию на Юго-Востоке Украины невозможно. Там соперникам Януковича никогда бы не пришло в голову, искать у того еврейские корни. Причина проста: если бы они и были, то это никак бы не повлияло бы на выбор электората Партии регионов. Вот избрали же харьковчане своим мэром Геннадия Кернеса, потому что считали его пророссийским. Теперь-то они поняли, что он оказался на поверку предателем. Долгое время мэром Одессы был Эдуард Гурвиц.

Зная, насколько серьезен и опасен украинский национализм, украинский еврейский «важняк» все равно продолжает делать вид, что такой проблемы не существует. Подлость и одновременно ирония ситуации заключается в том, что Украина фактически является родиной Холокоста. Именно тут, начиная с львовских погромов и Бабьего Яра в 1941 году, евреев начали убивать, как евреев. До этого в Европе против евреев принимались ограничительные законы, им устраивали хрустальные ночи, свозили в гетто и концлагеря, но именно убивать, причем массово, их стали именно на Украине. И убивали по приказу немцев те, кто теперь для «Свободы» и «Правого сектора» являются авторитетами – тогдашние украинские националисты из Западной Украины.

Я думаю, что многие украинские евреи после 1991, когда на Украине украинский национализм и Бандера были легализованы практически на государственном уровне, почувствовали опасность для себя. Никто иллюзий об их антисемитизме не строил. И их реакцией был не протест, а наоборот – они решили или делать вид, что ничего такого не существует, при этом не комментировать и замалчивать тему. Мол, не надо трогать ее, и все само собой рассосется.

Помню в 2000 году в детском журнале «Джерельце», издаваемой украинской националистической организацией «Просвита», были напечатаны украинские народные поговорки и пословицы антисемитского содержания – про жидов. Деятель руховской националистической организации Народных Рух Украины поэт Иван Драч, публично комментируя эту ситуацию, ничего страшного в ней не нашел. Мол, ну это ж народные поговорки, а из песни слов не выкинешь. Так что ничего страшного, что их печатает детский журнал.

Помню я тогда отправился в киевскую синагогу на улице Шота Руставели. Показал раввину, некоему Александру Марковичу, заявление Драча и попросил его прокомментировать. Он внимательно прочитал, пожал плечами: «Странно, мы ж их, Рух, всегда поддерживали…». Попросил время для обдумывания, мол, надо с коллегами обсудить. На следующий день Александр Маркович сообщил мне по телефону, что ничего он комментировать не будет. Мол, не стоит будоражить тему.

Многие из влиятельных евреев стали жертвами «стокгольмского синдрома» - в один миг вдруг почувствовали себя горячими украинскими патриотами, психологически сроднились с теми, кого боялись.

Такие киевские бизнесмены как Михаил Бродский в 90-х стали финансировать националистический Народный Рух Украины. Я потом у некоторых руководящих руховцев спрашивал, что они думают об этом. Они с иронией и насмешкой относились к тому, что Бродский называл себя руховцем, считая его обычным прохиндеем, деньги которого использовались ими на благо Украины. Между собой они называли его неизменно «жидком» и «Моней». Бродскому руховцы постоянно давали понять, что не считают его никаким ни украинцем и всячески подчеркивали, что он еврей. Когда Михаил Юрьевич на рубеже 90-х и нулевых однажды в парламенте в знак протеста уселся в президентское кресло Кучмы, то ему руховец Ярослав Кендзьор сделал прозрачное замечание: в Израиле в кресло президента просто так сесть нельзя, почему же на Украине он себе такое позволяет. Намек был понят правильно. Бродский в ответ бросился на депутата с кулаками.

Что, может, он прекратил быть горячим украинским патриотом? Ни в коем случае.

Как тут не вспомнить и еще одного горячего украинского патриота, хорошо известного в России, журналиста Виталия Портникова. В 2005 году после победы Ющенко он радовался, что теперь с националистом Тягнибоком, который призывал молодых националистов брать пример с бандеровцев, взявших автомат в руки и ушедших воевать с жидами и москалями, будет покончено.

А вот в 2013 году этот самый Портников, еврей Портников, стоял на сцене Майдана вместе с этим самым Тягнибоком и мило разговаривал, как ни в чем и не бывало. Там же был и бывший одесский мэр Гурвиц, в 90-х активно сотрудничавший с лидером УНА-УНСО Дмитрием Корчинским. По инициативе Корчинского он даже одну из одесских улиц переименовал в честь командира УПА Романа Шухевича.

Сейчас в Киеве двоевластие. С одной стороны это победившая официальная оппозиция и олигархи, а с другой - радикалы из националистического «Правого сектора», который одновременно и опора официальной оппозиции и олигархов, и головная боль. Просто первые не знают, как избавится от последних, чтоб последние не положили их из автоматов. Как бы потом украинские радикальные националисты, выйдя из-под контроля, не расправились бы с этими олигархами-евреями, которых они всегда считали кровопийцами украинского народа.

Мне, наверное, многие евреи-либералы ответят: да это все путинская пропаганда. Ничего такого не будет. Майдан – это же Европа! Чего же Европы-то бояться. Антисемитизм же – это эксцесс, не более, путинская пропаганда.

А вот я хочу этим товарищам напомнить о судьбе выдающегося русского психоаналитика Сабины Шпильрейн, ученице Фрейда и любовнице Карла Густава Юнга.

Большевики в 30-х запретили ей проводить научную работу, ее братья сгинули во время Большого Террора. Ей было за что обижаться на Советскую власть. Когда в 1942 году немцы подошли к ее родному Ростову-на-Дону, она уговаривала своих соплеменников не бежать от немцев, мол, немцы – это культурнейшая нация, она когда-то жила среди них, она знает, что говорит, а антисемитизм национал-социалистов – это обычная сталинская пропаганда. И сама в эвакуацию не уехала. Через считанные дни после вступления немцев в Ростов вместе с дочерьми она была расстреляна в Змиевской балке. Расстреляна, конечно же, как еврейка.

Не пора ли еврейской публике от греха подальше эвакуироваться с Майдана, чтобы не искушать судьбу проверять, путинская ли пропаганда или реальность антисемиты на Майдане.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ