В середине дачно-морского херсонского июля в городе случилось обострение болезни, которая сейчас заметно прогрессирует во всех регионах. Обострение это вызвано вирусом, имеющим имя и фамилию. Бывший член бюро КПСС филологического факультета Львовского университета Ирина Фарион была занесена в Херсон и, тщательно опекаемая милицией, временно локализовалась в Доме народного творчества.

В половине седьмого вечера на улице Суворова как всегда царила атмосфера пансионата: из громкоговорителей мурлыкала музыка, люди сидели в многочисленных кафе, лениво потягивая пиво и напитки поизысканнее. Многие из них даже не догадывались, что всего в нескольких шагах от них кипели нешуточные страсти, периодически переходя в легкий мордобой.

Местные национально озабоченные под охраной милиции собрались в бывшем кинотеатре «Трудовые резервы», чтобы переодевшись в футболки с надписями «Свобода» и «Спасибо Бог, что я не москаль» за спинами так ненавидимых ими милиционеров скандировать свои нацистские речёвки.

Попасть в зал не было никакой чисто технической возможности. Некоторые «продвинутые» залезали в окно, так им хотелось послушать ту, которая по степени невменяемости лидирует с большим отрывом от своих «побратимов» из «Свободы» (Александр Зубченко).

Наблюдая за происходящим со стороны, я вспомнил, так называемый, Марш равенства в Киеве 25 мая. Тогда несколько десятков европейских педерастов охраняла от разъярённых киевлян тысяча сотрудников «Беркута». Ситуация в Херсоне 17 июля была практически аналогичной, пусть в меньшем масштабе.

В Киеве против геев «Свобода» не выступала. Они приехали в аккурат, когда всё закончилось и стали давать интервью телеканалам, что они, типа, тоже против, но «не успели». Они и не могли «успеть», потому что просто не могли выступить против своих идеологических близнецов.

Посудите сами, как много общего между представителями так называемых сексуальных меньшинств и представителями меньшинств политических:

и те и другие считают себя более продвинутыми по сравнению с «быдлом»;

и те и другие считают, что власть их притесняет;

и тех и других не выносит подавляющее большинство населения Украины (т.е. с их точки зрения, то самое быдло);

и тех и других горячо поддерживают заокеанские друзья демократии;

и тех и других украинская милиция бережно охраняет, не жалея на них ни сил ни средств.

В вопросе гомосексуалистов всё перевернули с ног на голову. Врачей, доказывающих, что это болезнь, шельмуют и преследуют. А диагнозы уже устанавливают политики. В документах ЕС сплошь и рядом можно прочитать о том, что русские и украинцы «больны гомофобией».

То же происходит и с политическими геями – «свободовцами». Вместо того, чтобы ввести уголовные статьи за пропаганду нацизма, как это имеет место в Германии и Австрии, наша милиция их нежно опекает. Столица показывает пример: ни один из «свободовцев», избивающих людей на улице 18 мая не был задержан, в то же время участников протеста против пропаганды гомосексуализма 25 мая задерживали не стесняясь.

О чём это говорит? В стране произошло явное нарушение иммунитета. Лейкоциты милиции реагируют не на грибки, вирусы и болезнетворные бактерии, а на здоровые клетки. И тут клиническая логика проста. Обострение болезни – это не только более яркая клиническая картина, но и шанс на выздоровление. Во время обострения происходит перестройка иммунитета, его «обучение». И тут либо будет ремиссия болезни, либо мутировавшие клетки и вирусы окончательно доконают и без того ослабленный организм. И тогда погибнут все: и лейкоциты и здоровые клетки и мутировавшие.

Развивая нашу медицинскую метафору можно сказать, что лейкоциты действуют не сами по себе – они получают сигналы из ретикулярной формации головного мозга. Но это так, к слову.

По материалам http://khersonnews.com

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ