Так назвал свои воспоминания бывший полевой командир («генерал-хорунжий») петлюровской армии Юрий Тютюнник, перешедший на сторону красных. 10 июня 1920 г. Киев был освобожден от польских интервентов и петлюровцев. Гражданская война закончилась победой советской власти.

То не ливнем травы смяты на поляне,

То не ветром сбиты с яблони цветы –

Утекают с Приднепровья польские уланы,

Только ходят веерами конские хвосты!

С.Алымов

«Мы, украинцы, знаем цену этой "независимости", которую нам несли на штыках поляки в 1920 г., украинские помещики и капиталисты. Отпор, который тогда был дан рабочими и крестьянами Украины при поддержке трудящихся всех братских советских республик, показал, что украинский народ дает правильную оценку этим требованиям навязать нам такую вроде бы независимость, которая на самом деле стала бы зависимостью трудящихся украинского народа от власти помещиков и капиталистов».

Николай Скрыпник

«От моря до моря»

Результаты Первой мировой войны, в частности распад Российской и Австро-Венгерской империй, поражение Германии, создали условия для восстановления независимого польского государства.

29 августа 1918 г. Советское правительство приняло декрет об отказе от договоров и актов, заключенных правительством бывшей Российской империи о разделе Польши. Он создавал твердые юридические и политические основания для независимости Польши.

7 ноября 1918 г. была провозглашена Польская республика, правительство которой заняло враждебную позицию по отношению к Советской России. Во главе новообразованной республики и ее армии встал «начальник государства» Юзеф Пилсудский – амбициозный политик, имевший за плечами богатую политическую биографию, включавшую и членство в социалистической партии, и создание боевых дружин, и организацию ограблений банков и почтовых поездов («эксов»), и работу на японскую разведку в годы русско-японской войны, и участие в Первой мировой войне во главе польских легионов в составе австрийской армии. На пути к социализму он решил выйти на станции «независимость».

В январе 1919 г. РСФСР признала Польшу и была готова нормализовать отношения с ней, но Варшава была озабочена определением своих границ. Как и большинство польских политиков, Пилсудский был сторонником восстановления польской границы 1772 г. (то есть захвата Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины) и считал, что чем дольше в России продолжается хаос, тем большие территории сможет контролировать Польша. Поэтому, кстати, поляки не торопились помогать белогвардейцам, что потом дало повод А. Деникину сетовать, что Пилсудский украл у него победу. Своеобразной программой-максимум «начальника государства» было создание конфедеративного государства на территории т. н. «Междуморья» – от Балтийского моря до Черного и Адриатического. Не исключался и вариант создания ряда буферных национальных государств, которые находились бы под влиянием Варшавы.

Любопытно, что сегодня программу Пилсудского разделяет ВО «Свобода». В так называемой «Программе защиты украинцев» записано: «Спрямувати зовнішньополітичні зусилля на побудову тісної політичної та економічної співдружності з природними союзниками – країнами Балто-Чорноморської геополітичної осі (Швеція, Норвегія, Фінляндія, Литва, Латвія, Естонія, Польща, Болгарія, в перспективі – Білорусь та ін.)».

P.K.P. – «Пилсудский купил Петлюру»

Тем временем Украинская народная республика во главе с председателем Директории и «главным атаманом» С. Петлюрой терпела поражения на всех фронтах, а ее территория сокращалась, словно шагреневая кожа. Популярной стала частушка о том, что в вагоне Директория, а под вагоном – территория.

Губительная ориентация на Антанту, которая не могла отступить от поддержки своих союзников – белогвардейцев и Польши – толкали Петлюру и УНР к краху. Историк В. Савченко отмечает: «Важным моментом в отношениях с Францией Петлюра считал свое масонство, которое, по его личному мнению, должно было открыть ему двери во все дипломатические представительства государств Антанты и США и вывести из политического кризиса непризнанную Украинскую республику».

Болезненно переживая неудачи 1919 г., Петлюра любой ценой стремился к реваншу. В обмен на поддержку, Антанте обещалось проведение активной борьбы с большевиками и заключение союза с Польшей. Переговоры начались еще в июне 1919 г., поэтому не правы те, кто утверждает, что решение отдать Западную Украину полякам Петлюра принял лишь после того т. н. «ноябрьского срыва», когда Украинская Галицкая армия перешла на сторону деникинцев. В декабре 1919 г. «главный атаман» переехал в Варшаву – столицу государства, с которым УНР находилась в состоянии войны за Западную Украину.

21 апреля 1920 г. было заключено соглашение о совместном походе против большевиков. Оно явилось предательством интересов Украины со стороны С. Петлюры. В обмен на военную помощь только на Правобережной Украине, последний признал включение в состав Польши 162 тыс. кв. км украинских земель с 11 млн. населения, а также права польских помещиков на земли, которыми они владели до 1917 г. на Правобережной Украине. Распаеванные поместья после победы над большевиками предусматривалось отобрать у крестьян и вернуть магнатам. Варшавский договор не был согласован с правительством УНР и прямо нарушал закон от 28 января 1919 г., запрещавший Директории заключать соглашения, изменявшие границы Украины. Его выполнение превратило бы Украину в полуколонию.

По словам Ю. Тютюнника, для украинцев такое «полонофильство было громом с ясного неба». Еще большим сюрпризом стало, что во главе «полонофилов» оказался Петлюра, «который в начале 1919 года декламировал “кари, ляхам, кари!” из “Гайдамаков” Шевченко, который в том же 1919 году приказал на народные деньги чеканить в Вене медаль с надписью Франковского “Не пора москалеві й ляхові служить” на обратной стороне».

Варшавский договор осудили многие украинские политики, в частности М. Грушевский, В. Винниченко, не говоря уже о представителях Западной Украины. Наименование государственной железной дороги «Polskie Koleje Państwowe» (P.K.P.) стали расшифровывать, как «Пилсудский купил Петлюру».

Кулаком по воздуху

Созданная из ветеранов Первой мировой войны, воевавших в армиях трех империй, польская армия представляла грозную силу. У нее было много оружия, боеприпасов, аэропланов и западных инструкторов — преимущественно французов. Красная Армия в 1920 г., наоборот, была сильно истощена двухлетней гражданской войной. Она потеряла много наиболее активных бойцов и командиров, пережила эпидемию тифа. Дефицит личного состава был настолько острый, что в состав красных частей, перебрасываемых на польский фронт, включили даже бывших белогвардейцев из армии Деникина, сдавшихся под Новороссийском. Ю. Тютюнник отмечал, что польская армия была укомплектована по последнему слову техники, в то время как красноармейцы часто возлагали надежду лишь на «штык молодецкий», так как им не хватало боеприпасов.

Польское командование рассчитывало быстро захватить Правобережную Украину и Киев, используя эффект неожиданности и преимущество в живой силе. 19 апреля 1920 г. поляки провели первую в истории бомбардировку Киева с воздуха. 25 апреля польские войска перешли в наступление на фронте от р. Припять до р. Днестр и в течение недели захватили Житомир, Бердичев, Коростень, Казатин. Однако красные войска на киевском направлении не были разгромлены и организованно отступили. К тому же не произошло антибольшевистское восстание, на которое рассчитывал Петлюра. По отношению к своим украинским союзникам из армии УНР, как пишет Ю. Тютюнник, поляки вели себя «нагло», передавали им ношеную форму и не заботились о поставке боеприпасов, «наверно считая нашу кровь не очень ценной».

Наступление развивалось стремительно. 5 мая дивизион легкой конницы без боя занял Куреневку. На следующий день польский кавалерийский патруль появился в Пуще-Водице, где, пересев с коней на трамвай, отправился к Киеву. Добравшись таким образом до самого Крещатика, польская разведка возвратилась с пленным. 7 мая в город вступили войска 3-й польской армии, которой командовал 36-летний генерал Э. Рыдз-Смиглы, и их союзники – 6-я сечевая дивизия полковника М. Безручко, которая насчитывала не больше тысячи человек. 9 мая поляки форсировали Днепр и дошли до Броваров, где остановились. В Киеве был проведен парад, в котором участвовали польский пехотный полк в голубой французской униформе и части 6-й сечевой дивизии армии УНР. 24 мая в Киев торжественно въехал С. Петлюра, по случаю чего вновь состоялся совместный парад.

Несмотря на торжества, прибывший в Киев Ю. Пилсудский был вынужден признать, что стратегической цели войны достигнуто не было. «Мы ударили кулаком по воздуху, – заявил он, – прошли большое расстояние, а живой силы противника не уничтожили».

Вскоре стало ясно, что интервентам не стоит рассчитывать на поддержку украинского народа. Поляки везде назначали свою администрацию. Большинство общественных и политических проблем решалось польскими военными чиновниками. В правительство Петлюры, которое оставалось в Виннице, было введено несколько поляков.

На захваченных землях восстанавливалось господство помещиков. Поляки не давали согласия на мобилизацию крестьян в армию УНР. В Польшу вывозили промышленное и железнодорожное оборудование, продовольствие и скот. На Правобережье прокатились еврейские погромы.

В ряде мест крестьян, посмевших распахать панскую землю, подвергли телесным наказаниям. В местечке Любар Новоград-Волынского уезда объявился бывший помещик пан Сангушко. Все жители от 12 лет были поставлены на колени, и в течение 8 часов пан требовал выдать оружие, коммунистов и всех сочувствующих советской власти. Заподозренных Сангушко приказывал обматывать соломой, поджигать эти живые факелы. По убегавшим польские солдаты открывали огонь. В селе Мотовиловка Житомирского уезда тот же Сангушко, требуя выдачи оружия и коммунистов, выстроил мужчин в одну линию и расстреливал каждого пятого.

Вскоре Польша потребовала от УНР компенсировать издержки военной кампании, передать в управление железные дороги, в концессию на 99 лет залежи железной руды, морские пристани. Настороженность населения сменилась враждебностью.

Трудящиеся Украины не собирались мириться с властью интервентов и их приспешников. Сдачу Киева поляками предопределил прорыв 1-й Конной армии под командованием С. Буденного, переправившейся через Днепр в районе Екатеринослава, чего никто не ожидал. 5 июня 1-я Конная прорвала польскую оборону под Самгородком на Киевщине и угрожала окружением польских частей в Киеве. 10 июня польская армия оставила город и с тяжелыми боями отступила на восток. 58-я стрелковая дивизия Красной Армии под командованием П. Княгницкого, воспользовавшись отводом войск 3-й польской армии с восточного берега Днепра, в результате умело осуществленного маневра 12 июня во взаимодействии с десантом Южной группы Днепровской флотилии вступила в Киев. Опасаясь обхода с юга, польские войска очистили Правобережье. А из Белоруссии двинулся в наступление на Варшаву Западный фронт М. Тухачевского.

Перед отступлением из Киева по приказу генерала Э. Рыдз-Смиглы польскими войсками были взорваны дом губернатора и мосты, а старейший в городе Цепной мост, построенный еще при Николае I, полностью уничтожен. Также было совершено надругательство над памятниками Б. Хмельницкому и Т. Шевченко.

М. Булгаков по этому поводу писал: «Все, кто раньше делали визит в Киев, уходили из него по-хорошему, ограничиваясь относительно безвредной шестидюймовой стрельбой по Киеву со святошинских позиций. Наши же европеизированные кузены вздумали щегольнуть своими подрывными средствами и разбили три моста через Днепр, причем Цепной – вдребезги.

И по сей час из воды вместо великолепного сооружения – гордости Киева, торчат только серые унылые быки. А, поляки, поляки... Ай, яй, яй!..»

Вскоре оказалось, что не все части армии УНР горят желанием сражаться вместе с поляками. Одна из наиболее боеспособных Херсонская дивизия самовольно оставила фронт и отступила на территорию Чехословакии.

В конце июля 1920 г. Красная Армия оттеснила поляков до границ Галичины. Возникли условия для объединения всех украинских земель и их социального освобождения. Однако неподготовленность, усталость, плохое обеспечение Красной Армии, вера ее вождей в скорую мировую революцию и восстание польского пролетариата сыграли с ними злую шутку. Война фактически закончилась вничью. 18 марта 1921 г. был подписан Рижский договор, по которому Галичина и Волынь остались за Польшей.

Поляки тут же разоружили и интернировали вчерашних «союзников» из армии Петлюры, разместив их в лагерях для военнопленных. Обращались с ними все-таки гуманнее, чем с пленными красноармейцами. По подсчетам историков, в 1920–1921 гг. в Польше было замучено сорок пять тысяч пленных красноармейцев. Российско-украинская делегация во главе с наркомом иностранных дел Украины Д. Мануильским, пытавшаяся выяснить судьбу советских военнопленных и интернированных, в итоговом докладе отмечала, что они «рассматривались польскими властями как бесправные рабы... В некоторых лагерях пленных заставляли, под угрозой убийства, вместо лошадей возить собственные испражнения. Наказания... отличаются варварской жестокостью. Переговоры по этим вопросам разбивались о саботаж польской делегации...».

Сегодня, когда в целом добрососедские украинско-польские отношения иногда омрачаются историческими разногласиями, следует напомнить нашим соседям, что не только Украина должна каяться за грехи прошлого, но и Польша должна осудить империалистическую войну 1920 г. и планы маршала Пилсудского по превращению Украины в полуколонию.

Юрий Латыш,

кандидат исторических наук, доцент

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ