К сожалению, до сих пор недоступными являются все материалы Международного судебного процесса над главными военными преступниками гитлеровской Германии в Нюрнберге, потому что они преимущественно не опубликованы. Сегодня можно использовать лишь сборник материалов "Нюрнбергский процесс"[1], так до сих пор и не завершенный. Здесь, в частности, представлены материалы Абвера и свидетельства его руководителей по этому поводу.

Однако многочисленные материалы, которыми пользовалась следственная часть процесса, так нам и до сих пор недоступна, потому что находится в архивах, или печаталась в ряде стран Европы (в частности, в Польше) в солидных фрагментах.

Интересным является свидетельство генерала Э. Лахузена, одного из руководителей Абвера, на заседании Международного военного трибунала 30 ноября в 1945 г.

Но сначала дадим короткую справку о личности Э. Лахузена. Лахузен фон Вивремонт Эрвин родился в 1897 году в Вене в дворянской французско-польской семье. В годы Первой мировой войны Лахузен - лейтенант секретных служб австро-венгерской армии, затем - офицер разведки. После развала Австро-венгерской империи работал в службе информации (служба разведки Австрийской Республики). В 1936 г. получил звание подполковника. Способствовал захвату Австрии гитлеровской Германией. После аншлюса (присоединения) Австрии фашистской Германией был переведен в ведомство адмирала Канариса - Абвер. Служил сначала в Абвере-1 (разведка и контрразведка), а затем возглавил Абвер-2 (диверсии в стане противника). Награжден высшим нацистским орденом "Золотой немецкий крест" и другими наградами. В конце 1943 г. был отправлен на Восточный фронт, где командовал 41-м егерским полком. В декабре 1944-го назначен начальником разведывательного бюро 17-го военного округа (Вена). В январе 1945 года получил звание генерал-майора. В мае в 1945 г. сдался в плен американским войскам. На Нюрнбергском судебном процессе выступал в роли свидетеля. После окончания процесса его освободили американцы ''в знак благодарности за значительную помощь западным союзникам во время первого Нюрнбергского процесса". В послевоенный период Лахузен получал австрийскую генеральскую пенсию и жил в Тироле (Австрия). Автор мемуаров о длительной службе в Абвере, которые опубликованы в 1958 г. в США. Умер в 1958 г. в Инсбруке (Австрия).

И еще важная информация. В ведомстве Лахузена (Абвер-2) была дивизия специального назначения "Бранденбург", предназначенная для организации и проведения разного рода диверсий в стане противника. В составе полка "Бранденбург-800" были сформированы и действовали специаль-батальоны "Нахтигаль" и "Роланд", личный состав которых состоял из украинских националистов. Батальоны предназначались для осуществления диверсий и карательных акций. Следовательно, руководя Абвером-2, которому была подчинена дивизия специального назначения "Бранденбург", полковник, а затем генерал, Лахузен хорошо знал об украинских националистах, деятельностью которых занимался непосредственно.

Теперь приведем отрывки из стенограммы заседания Международного военного трибунала от 30 ноября в 1945 г.

Эймен (председательствующий в тот день на процессе, начальник следственной части обвинения США, полковник юстиции - В. М.): Говорилось ли что-либо, и если говорилось, то что именно, о сотрудничестве с украинской группой?

Лахузен: Канарис получил приказ от тогдашнего начальника ОКВ (Верховное командование вооруженных сил гитлеровской Германии - В.М.), который (то есть, начальник ОКВ, генерал-фельдмаршал Германии - В.М.) представил его как директиву, явно полученную им от Риббентропа, так как эти директивы находились в тесной взаимосвязи с политическими намерениями имперского министерства иностранных дел. Канарису было поручено создавать в украинской Галичине повстанческое движение, целью которого стало бы истребление евреев и поляков. После этих разговоров в личном вагоне начальника ОКВ Канарис покинул вагон и имел еще короткую беседу с фон Риббентропом, который, вернувшись к теме Украины, сказал еще раз, что необходимо инсценировать восстание или повстанческое движение таким образом, чтобы все дворы поляков были охвачены огнем и, чтобы все евреи были убиты.

Эймен: Кто сказал это?

Лахузен: Это сказал министр иностранных дел Риббентроп Канарису. Я стоял рядом.

Эймен: Вы не сомневаетесь, хотя бы в какой-то мере, что все было сказано именно так?

Лахузен: Нет, у меня нет ни малейшего сомнения в этом. Особенно хорошо я помню фразу: "Должны быть охвачены огнем все польские дворы". Это было в известной мере новым. Раньше употреблялось выражение "ликвидация" и "убийства"".

И далее:

Эймен: Желает ли Советское обвинение задать вопросы свидетелю?

Руденко (Р. А. Руденко - главный обвинитель СССР на процессе - В.М.): Свидетель, я хочу задать Вам несколько вопросов в порядке уточнения. Правильно ли я Вас понял, что повстанческие отряды из украинских националистов создавались согласно директиве немецкого верховного командования?

Лахузен: Это были украинские эмигранты из Галичины.

Руденко: Из каких эмигрантов создавались повстанческие отряды?

Лахузен: Возможно, не совсем правильно называть их отрядами. Это были те, что расположились в лагерях и проходили полувоенную или военную подготовку.

Руденко: И какое же назначение имели эти отряды?

Лахузен: Это были организации, как я уже сказал, состоявшие из эмигрантов украинской Галичины, и работавшие с отделом разведки за рубежом.

Руденко: Что должны были они выполнять?

Лахузен: Задание их заключалось в том, чтобы с началом военных действий выполнять распоряжения высших инстанций, то есть те директивы, которые получил мой отдел и которые исходили от ОКВ.

Руденко: Какие же задания ставились перед этими отрядами?

Лахузен: Эти отряды должны были осуществлять диверсионные акты в тылу врага и организовывать всеобъемлющий саботаж".

Читатель, думаю, четко понял: здесь идет речь о приготовлении гитлеровцев к немецко-польской войне в 1939 г. и о привлечении к этой акции украинских националистов из ОУН в военных действиях против Польского государства.

Особенно выразительные свидетельства представил на процессе полковник Э. Штольце, заместитель начальника Абвер-2 генерала Лахузена.

Краткая справка. Штольце Эрвин родился в 1891 г. в Берлине. Во время Первой мировой войны - солдат-артиллерист. С 1923 г. служил в Абвере, сначала был офицером в Абвер-1, а затем - в Абвер-2. Заместитель руководителя Абвер-2 генерала Лахузена. Полковник вермахта. С августа 1944 р. – заместитель начальника диверсионного сектора в Управлении имперской службы безопасности. С осени того же года - особо секретный сотрудник умирающей гитлеровской тоталитарной системы - начальник "Берлинского района сбора донесений". В мае в 1945 г. сдался в плен советским войскам. Работая в Абвер-2, непосредственно отвечал за связи с ОУН и руководил всеми операциями, в которых участвовали украинские интегральные националисты.

Свидетельство полковника Штольце на Нюрнбергском процессе 25 декабря в 1945 г.: "В марте или апреле 1941 года мой начальник - руководитель отдела Абвер-2 полковник (в настоящее время генерал) Лахузен вызвал меня к себе в служебный кабинет и довел до моего сведения, что вскоре предусматривается военное нападение Германии на Советский Союз, и в этой связи предложил мне использовать все данные о Советском Союзе, которыми располагал отдел Абвер-2, для принятия необходимых мер по подготовке диверсий против СССР. При этом Лахузен заявил мне, что необходимо беречь все сказанное им о подготовке нападения на Советский Союз в самой строжайшей тайне.

Дальше я получил указание от Лахузена организовать и возглавить специальную группу под условным наименованием "А", которая должна была заниматься подготовкой диверсионных актов и работой по разложению советского тыла, в связи с намечавшимся нападением на СССР.

В то же время Лахузен дал мне для ознакомления и руководства приказ, который поступил из штаба оперативного руководства вооруженных сил, подписанный фельдмаршалом Кейтелем и генералом Йодлем (или генералом Варлимонтом по доверенности Кейтеля, – точно не помню), который содержал основные директивные указания по проведению подрывной деятельности на территории СССР после нападения Германии на Советский Союз.

Данный приказ был впервые помечен условным шифром "Барбаросса". В дальнейшем все мероприятия по подготовке войны против Советского Союза именовались условно "Операция Барбаросса".

В приказе указывалось, что с целью нанесения молниеносного удара по Советскому Союзу, Абвер-2 при проведении подрывной работы против СССР должен использовать свою агентуру для разжигания национальной вражды между народами Советского Союза.

Исполняя упомянутые выше указания Кейтеля и Йодля, я связался с украинскими националистами и другими участниками националистических фашистских группировок, которые состояли на службе у немецкой разведки, и привлек к выполнению поставленных выше заданий.

В частности, мной лично было дано указание руководителям украинских националистов немецким агентам Мельнику (кличка "Консул-1") и Бандере организовать сразу же после нападения Германии на Советский Союз провокационные выступления на Украине с целью подрыва ближайшего тыла советских войск, а также для того, чтобы убедить международную общественность в том, что вроде бы происходит разложение советского тыла".

Дальше Штольце уточнял: "Для более успешного руководства всей разведывательной работой немецких войск, предназначенной для вторжения в СССР немецкой военной разведкой в конце мая в 1941 г. был организован специальный разведывательный орган под названием штаб "Валли", который дислоцировался вблизи Варшавы. Кроме того, для подрывной деятельности на советской территории была подготовлена специальная военная часть - учебный полк специального назначения "Бранденбург-800", подчиненный непосредственно начальнику Абвер-2 Лахузену.

В задачу этого созданного в 1940 г. специального соединения входил захват оперативно важных объектов: мостов, тоннелей, оборонных предприятий и удерживания их до подхода авангардных частей немецкой армии. При этом, вопреки международным правилам ведения войны, личный состав полка был укомплектован главным образом за счет зарубежных немцев, и широко использовал обмундирование и оружие армий противника для маскировки своих операций.

В процессе подготовки нападения Германии на СССР командование полка "Бранденбург-800" припасало предметы обмундирования и оружия Красной армии и организовывало отдельные отряды из числа немцев, знавших русский язык". (Здесь и выше выделено мной - В.М.).

Что же касается полка Абвер-2 специального назначения "Бранденбург-800", в состав которого входили, как известно, специаль-батальоны "Нахтигаль" и "Роланд", то полковник Штольце, грубо ошибается, когда свидетельствует, что он комплектуется из "зарубежных немцев". Видно, свидетель имел в виду, говоря о "зарубежных немцах", представителей народов, симпатизировавших фашистам и воевавших на их стороне. Так как в действительности батальоны "Нахтигаль" и "Роланд", как и весь полк (а затем дивизия) специального назначения "Бранденбург-800" состояли из предателей-кондотьеров тех народов, против которых гитлеровская Германия вела наступление и агрессию, - эстонцы, латыши, литовцы, украинцы, русские, калмыки, грузины, татары, туркестанцы, чеченцы.

Словно продолжением, и в то же время значительным уточнением сказанного выше, является свидетельство того же полковника Эрвина Штольце советскому правосудию после того, как он попал в советский плен. Эти незаурядные свидетельства хранятся в Киеве в Центральном государственном архиве общественных организаций (ЦДАГО) Украины.

Э. Штольце: "Для подрывной деятельности в Польше мы использовали украинских националистов. С целью привлечения широких масс для подрывной деятельности против поляков нами был завербован полковник петлюровской армии, белоэмигрант Коновалец, через которого в Польше, областях Западной Украины осуществлялись террористические акты, диверсии… В начале 1938 г. я лично получил указания от адмирала Канариса о переключении имеющейся агентуры из числа украинских националистов на непосредственную работу против Советского Союза. Коновалец охотно согласился переключить часть националистического подполья непосредственно на работу против Советского Союза, поскольку считал, что работу против поляков надо также продолжать, потому что эти мероприятия нами одобрялись. Вскоре полковник Коновалец был убит. После убийства Коновальца украинское националистическое движение возглавил полковник Мельник Андрей, который, как и Коновалец, позже был привлечен к работе в немецких разведывательных органах".

Вопрос: "При каких обстоятельствах Мельник был завербован как агент немецких разведывательных органов"?

Штольце: "В работе полковника Коновальца как нашего агента для сохранения условий конспирации был завербован, по его рекомендации, украинский националист, ротмистр петлюровской армии Ярый, по кличке "Консул-2", который нами использовался в качестве агента-связиста между нами и Коновальцем, а Коновалец, в свою очередь, как связной с националистическим подпольем.

Еще при жизни Коновальца Ярый был известен Мельнику и другим националистам, как близкий к Коновальцу и как активный националист, поэтому Канарис поручил начальнику Абвер-2 полковнику Лахузену через Ярого связаться с Мельником, который уже на то время переехал из Польши в Германию.

Таким образом, в конце 1938 г. или в начале 1939 г. Лахузену была организована встреча с Мельником, во время которой последний был завербован и получил кличку "Консул".

Поскольку Мельник должен был быть на связи как агент лично у меня, то во время его вербовки я также присутствовал.

Должен отметить, что вербовка прошла очень гладко, потому что о деятельности Мельника мы знали в достаточной мере, и он, по существу, был агентом Коновальца в осуществляемой работе против поляков".

Здесь, для ясности читателям следует дать короткую справку о Р. Яром, которому так доверяли абверовцы и проводники ОУН, и который в отношениях ОУН и Абвера (и не только этой организации, но и гестапо) играл важную роль.

Ярый ("Ярри", "Рихард", "Рико") (1888 -1969) - австрийский подданный чешско-немецкого происхождения. По семейной легенде – потомок украинского козака, раненого в 1683 г. под Веной в битве польских войск Яна Собеского против турок. В 1912 г. окончил военную академию австро-венгерской армии. В чине поручика служил на Восточном фронте австро-венгерской армии, воевавшей против России. Затем в чине ротмистра служил в имперской контрразведке. С 1918 г. состоял в Украинской галицкой армии (УГА) командиром саперной сотни, а затем командиром конного полка. В армии Украинской Народной Республики был офицером 5-го Херсонского конного полка. В 1920 г. был интернирован в Чехословакии. Активный деятель УВО и ОУН, где был членом провода. С начала 20-х годов был резидентом немецкой разведки в ОУН, с 1937 г. – связным между проводником ОУН Е. Коновальцем и руководителем Абвера адмиралом Канарисом. Весной в 1941 г. – командир специаль-батальона "Роланд". Имел огромное влияние на С. Бандеру, активно поддерживал его, но с июля в 1941 г. порвал с ОУН-бандеровцев. В послевоенный период отошел от политических дел. Жил в семейном имении в Австрии. Умер в 1969 г.

Дальше предоставим слово Э. Штольце:

"По окончании войны с Польшей Германия усиленно готовилась к войне против Советского Союза и поэтому по линии Абвера проводились мероприятия по активизации подрывной деятельности, потому что те мероприятия, которые проводились через Мельника и другую агентуру, казались недостаточными. С этой целью был завербован известный украинский националист Бандера Степан, который в ходе войны был освобожден немцами из тюрьмы, куда был заключен польскими властями за участие в террористическом акте против руководителей польского правительства. Кто вербовал Бандеру я не помню, но последний на связи находился со мной. В процессе активизации украинской националистической деятельности, которую мы проводили через свою агентуру, уже в начале 1940 г. нам стало известно, о трении в руководстве националистического подполья, в частности, между нашими агентами Мельником и Бандерой и о том, что эти трения ведут к расколу националистического движения".

Дальше Штольце в своих свидетельствах отмечал, что пытался примирить обоих проводников ОУН, что весьма сомнительно. Надо думать, что раскол в ОУН (как это уже отмечалось, ссылаясь на мнение Бандеры) инспирирован гитлеровцами в их политических интересах и осуществлялся руками уже упоминавшегося Рико Ярого.

Штольце продолжал: "После нападения Германии на Советский Союз Бандера активизировал националистическое движение в областях, оккупированных немцами, и привлек на свою сторону особенно активную часть украинских националистов".

Вопрос: "В какой мере использовались украинские националисты в борьбе против партизанского движения, подполья компартии на оккупированной немцами Украине и осуществлялось ли руководство ими отделом Абвера"?

Штольце: "Отдел Абвера активно использовал украинских националистов в ходе всей войны с Советским Союзом.

Из числа украинских националистов формировались отряды для борьбы с советскими партизанами, полицией вербовалась агентура из числа украинских националистов для переброски за линию фронта с целью диверсии, террора, шпионажа и т. д., однако подробностей всей этой работы я не знаю, потому что этим занимались непосредственно абверкоманды, абвергруппы, абверштелле, специально в округах оккупированной территории.

Во время отхода немецких войск из Украины по линии Абвера лично Канарисом были даны указания о создании националистического подполья (банд) для продолжения борьбы против Советской власти на Украине, осуществления террора, диверсий, шпионажа, специально для руководства националистическим движением оставались официальные работники – офицеры и агентура.

Были даны указания о создании складов с оружием, продовольствием, и т.п. Для связи с бандами агентура направлялась через линию фронта, а также выбрасывалась на парашютах. Боеприпасы и оружие сбрасывали бандам на парашютах.. "[5]

Эти свидетельства датированы 29 мая 1945 года.

По материалам http://rusmir.in.ua

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ