информационное агентство

Юрий Апухтин про обмен пленными: «в списках были уголовники, не имеющие отношения к движению сопротивления»

Юрий Апухтин про обмен пленными: «в списках были уголовники, не имеющие отношения к движению сопротивления»

Общественный деятель Юрий Апухтин, подвергшийся уголовному преследованию за участие в «русской весне», рассказал про декабрьский обмен пленными будучи участником этих мероприятий.

Юрий Апухтин – харьковский антифашист и координатор общественного движения «Юго-Восток» – свыше 3,5 лет провел на скамье подсудимых по ряду надуманных обвинений. Он обвинялся в массовых беспорядках и призывах к насильственному изменению конституционного строя Украины. Однако в ходе затянувшегося судебного процесса дело развалилось в виду отсутствия состава преступления и доказательств. Суд снял с Апухтина наиболее тяжкие обвинения в захвате власти и свержении конституционного строя, оставив в силе только обвинения в организации беспорядков. Затем, в декабре 2017 года, он был освобожден в результате обмена пленными между ДНР, ЛНР и Украиной.

О своем участии в обмене пленными Апухтин рассказал Новостному агентству "Харьков":


В конце декабря 2017 года состоялся самый большой обмен пленными между ДНР, ЛНР и Украиной, который долго готовился и неоднократно откладывался. Вокруг этого обмена ходит много слухов, не имеющих отношения к действительности и я, как непосредственный участник этого процесса, наблюдавший все изнутри, решил поделиться своими впечатлениями.

Прежде чем обсуждать процесс обмена, необходимо четко понимать, что обмену подлежат военнопленные с двух сторон, попавшие в плен во время боестолкновений на линии фронта, и политзаключенные, содержащиеся в следственных изоляторах и лагерях Украины за сопротивление правящему режиму.

Все пленные были представлены тремя категориями: подозреваемые, находящиеся под следствием, обвиняемые, находящиеся под судом, и осужденные, отбывающие срок по вынесенному приговору. При обмене для подозреваемых и обвиняемых суд выносит определение об освобождении из-под стражи под личное обязательство или домашний арест, освобождает из зала суда и назначает следующее заседание суда, на который они должны явиться.

Для осужденных, отбывающих срок в лагерях, президент по личному заявлению лица издает акт о помиловании и лицо считается полностью свободным. Некоторым обвиняемым суд может вынести приговор «по отсиженному» и такое лицо считается полностью отбывшим наказание. Такой приговор был вынесен и мне, суд по одной статье оправдал меня, по другой сократил срок на один год и в связи с полностью отбытым сроком лишения свободы отпустил из зала суда, но все это при условии, что я согласился на обмен.

Списки пленных формируются по-разному, поступают предложения от военных с двух сторон, родственников пленных, правозащитных и общественных организаций, Красного креста и спецслужб. В связи с тем, что обменный процесс проходит в рамках Минских соглашений, двухсторонняя группа переговорщиков собирает все предложения и формирует общий список лиц, подлежащих обмену.

Процесс формирования списков был многоэтапным и на каждом этапе в него вносились изменения и уточнения. При этом каждому пленному предлагалось написать заявление о согласии или не согласии на обмен и зафиксировать это на видео.

Со стороны Украины доставкой пленных занималась СБУ, перевозили каждого индивидуально или группами со всеми предосторожностями во избежание побега или попытки силового освобождения. В зале суда происходила стандартная процедура, каждому зачитывали заранее заготовленное определение или приговор и освобождали из-под стражи, так что по документам все пленные юридически были свободными.

После этого их без наручников в сопровождении группы сотрудников СБУ в легковых автомобилях из зала суда или СИЗО доставляли в лагерь на территории Украины и передавали сотрудникам СБУ, обеспечивающим охрану пленных в сборном пункте, что являлось незаконным деянием, поскольку лица с момента оглашения вердикта суда уже были свободными. При этом на каждого пленного передавался конверт с паспортом, а также определением (приговором) суда или актом о помиловании.

В отдельную категорию выделили пленных, у кого приговор вступил в силу. Их из лагерей свезли в Харьковское СИЗО, в день обмена двумя автобусами доставили в пункт обмена и объединили со всеми остальными пленными.

При такой доставке пленных сопровождающие вели себя корректно, все-таки лица юридически были свободны, но происходили и вопиющие случаи произвола сопровождающих. Так при доставке молодого парня из Запорожского СИЗО в пункт сбора, сотрудники СБУ при выходе пленного из СИЗО сбили его с ног, надели наручники, затолкали в автомобиль и сказали, что везут на расстрел.

Где-то через час он случайно увидел на дороге указатель «полигон» и поверил, что его действительно привезли на расстрел. Сопровождающие между собой переговорили и сказали, что здесь будут слышны выстрелы и надо везти на другой полигон. Так за пять часов поездки они несколько раз меняли место расстрела и объявляли это мужчине, у того от страха отказали руки и ноги. Когда его передавали начальнику сборного пункта он уже с трудом стоял на ногах и не мог поднять руки чтобы расписаться о его доставке в пункт сбора. На замечание генерала на вопиющий произвол сопровождающих они только ухмылялись, довольные своей выходкой. Впоследствии здоровье у парня восстановилось, но когда он рассказывал о своей доставке, у него заметно дрожали руки.

На сборный пункт были доставлены разные люди, каждый со своей историей противостояния с властью, заканчивающейся у всех одинаково - обвинением и взятием под стражу. Истории были разные, но особенно всех поразила судьба одного офицера из Одессы, у которого убили сына во время трагических событий 2 мая 2014 года. Тогда всю страну потрясло нашумевшее видео, как будущий депутат Гончаренко гнушается над телом убитого и сожженного человека, это был сын офицера.

Негодяи от власти не ограничились зверским убийством сына пожилого и уважаемого человека, обвинили его в организации покушения на Гончаренко, который для саморекламы организовал шоу со своим похищением, и невиновного посадили в СИЗО. В застенках у него начались серьезные проблемы со здоровьем, в сборном пункте он постоянно принимал обезболивающие, а когда рассказывал о тех событиях, не мог говорить спокойно, у него перехватывало горло от нахлынувших воспоминаний.

Много говорилось об обмене «всех на всех», потом «74 на 306», но украинская сторона передавать такое количество пленных не собиралась, несмотря на то, что политзаключенных в лагерях и СИЗО было более чем достаточно. В последний день перед обменом началась бурная деятельность по доставке из городов Донбасса в пункт сбора сотрудников правоохранительных органов, находившихся под следствием, которых вместо пленных для общего количества начали включать в списки, чтобы в момент передачи их другой стороне они отказались от обмена.

Позже уже в Донецке выяснилось, что в списках на обмен были и просто уголовники, не имеющие никакого отношения к движению сопротивления. Такой один оказался и в харьковской группе, их включали в списки для освобождения от уголовной ответственности под предлогом обмена пленными и они без проблем покидали пределы Украины.

Примерно с такими хитросплетениями и уловками с украинской стороны был завершен процесс формирования списков пленных и их доставки в пункт сбора, при этом документы для освобождения и передачи другой стороне были так изощренно издевательски оформлены, что многие из нас их так и не увидели.

Продолжение следует…

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ