Яна Чепикова: «Пешком, на попутках, отбиваясь от собак, попадая под обстрелы наши дети возвращаются домой»

20.01.16      Автор redactor
Яна Чепикова: «Пешком, на попутках, отбиваясь от собак, попадая под обстрелы наши дети возвращаются домой»

Летом 2014 года на территории Донецкой Народной Республики царил хаос и неразбериха. Уже состоялся референдум, Донбасс объявил о своей независимости, однако, в городах и районах всё ещё оставались на своих местах проукраински настроенные чиновники, чья деятельность прямо или косвенно была направлена на причинение вреда зарождающейся Республике.

Одним из таких вредительских поступков стал вывоз на территорию Украины почти четырёхсот детей, среди которых были и те дети, которые имеют родителей, оставшихся в ДНР. О судьбе вывезенных детей и действиях, которые предпринимает Республика по возврату их на Родину, мы говорим с детским омбудсменом, советником Главы ДНР по правам ребёнка Яной Чепиковой.

- Яна Васильевна, расскажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах дети были вывезены на территорию Украины?

- В 2014 году на территории Республики начались боевые действия. И тогдашняя областная государственная администрация, подразделения, которые занимались вопросами социальной защиты детей, приняли решения о вывозе детей. Официально заявлялось, что дети вывозились на отдых, на оздоровление, в некоторых случаях говорилось об эвакуации. Вывозили детей на территории, подконтрольные Украине.

- То есть дети были вывезены «благодаря» стараниям прошлой, проукраинской власти?

- Совершенно верно. Власти Донецкой Народной Республики изначально были против нарушения законодательства.

- Какого законодательства?

- Согласно постановлению Совета Министров ДНР от 2 июня 2014 года на территории нашего государства действует законодательная база Украины, которая не противоречит законодательству нашей Республики. Поэтому в отношении защиты прав детей, в отношении социальной защиты мы работаем согласно законодательству Украины. В украинских СМИ часто писали о том, что вооружённые люди в ДНР запрещали вывоз детей на незаконных основаниях. Так вот не на незаконных, а именно на законных основаниях. Требование соблюдения законодательства стало причиной запрета вывоза детей. Есть порядок пересечения ребёнком границы государства, в нашем случае это ДНР и Украина. Дети, не достигшие 16-летнего возраста, могут пересекать границу либо с родителями, либо с одним родителем, с нотариально заверенным разрешением на это от другого родителя, либо с нотариально заверенными разрешениями от обоих родителей. В случае, когда детей «эвакуировали» власти Украины, этих разрешений не было. Поэтому мы не могли отследить, куда уедут наши дети, мы не знали, действительно ли родители дали разрешение на вывоз детей.

- Сколько детей было вывезено с территории Республики?

- 391 ребёнок. В их числе и дети-инвалиды, и дети-сироты, и дети, которые имеют родителей, не лишённых родительских прав. «Родительские» дети проходили реабилитацию в домах ребёнка, там есть совсем малюсенькие деточки, до трёх лет. Также они находились в центрах социально-психологической реабилитации – это дети из семей, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах. Это не всегда неблагополучные семьи. Зачастую это семьи, где родители временно потеряли работу, трудоспособность, имеют проблемы со здоровьем, жильём, проблемы материального характера. Причины могут быть абсолютно разными. Таких, «родительских», детей было вывезено 83 человека.

Где сейчас находятся эти дети неизвестно. Сначала они были помещены в одни учреждения, затем их перевозили в другие, расположенные в разных городах, районах и даже областях Украины. Т.е. отследить местонахождение наших детей могли только те люди, которые непосредственно этим занимались. У нас такой возможности не было.

- Сами родители как-то борются за возвращение своих детей?

- Когда я вступила в эту должность и мы начали активно заниматься этим вопросом, ко мне сразу стали обращаться родители и родственники вывезенных детей с просьбой о помощи в их возврате домой. Представители СМИ довольно часто удивляются тому, почему родители сами не едут на Украину и не забирают детей оттуда, мол, неужели это так трудно. На самом деле, это действительно нелегко. Во-первых, пропускная система. А во-вторых, каждый второй мужчина у нас прямо или косвенно связан со службой в Вооружённых Силах ДНР, в правоохранительных органах, МЧС и т.д. И при пересечении границы с Украиной у них или членов их семей могут возникнуть серьёзные проблемы. Ведь для Украины защитники нашей Родины – «террористы», а потому они могут быть арестованы, брошены в тюрьму, взяты в плен националистическими батальонами. Это только усугубит положение ребёнка, находящегося на той стороне. Поэтому этим вопросом по просьбе родителей занимаемся мы. Есть очень небольшое число родителей, которые самостоятельно забрали своих детей. Но, повторюсь, их совсем-совсем мало. Большая проблема ещё и в том, что многих наших детей уже усыновили там.

- Речь идёт о «родительских» детях или сиротах?

- Совершенно точно я знаю, что речь идёт о тех детях, которые находились в детских домах. Чтобы не быть голословной, я не буду говорить, что усыновили тех детей, у которых есть родители. Хотя, с учётом того, что в постановление Кабинета Министров Украины, которое регламентирует деятельность органов опеки, были внесены изменения, позволяющие детей, чьи родители находятся на территории ДНР, определять в семейные формы воспитания, я вполне могу допустить, что если «родительских» детей и не усыновляют, то по крайней мере определяют или под опеку, или в детские дома семейного типа, или в приёмные семьи. Документов, подтверждающих это, у меня нет, поскольку контакт с украинской стороной отсутствует как таковой. Но я вполне это допускаю.

- Известно ли представителям международных организаций, таких как ОБСЕ, ООН, об этой ситуации и, если да, то как они комментируют это?

- Я общалась с представителями гуманитарной миссии ООН, которая работает на территории ДНР. Мнение неоднозначное. Вопрос политически достаточно сложный, поэтому международные общественные организации уклоняются от комментариев на эту тему. Но я могу отметить, что гуманитарная миссия ООН фиксирует и отслеживает гибель наших детей, находящихся на территории Республики. У нас есть наши данные по этому вопросу, которые подтверждены миссией. Они всё видят, фиксируют, но официально ничего не комментируют. По крайней мере, мне об этом неизвестно.

- Яна Васильевна, Вы не раз заявляли о том, Украина отказывается рассматривать вопрос о вывезенных детях в Минске. Чем мотивируется такой отказ?

- Ничем. Киев ничем свой отказ не мотивирует.

- То есть вопрос просто игнорируется?

- Изначально мы озвучили свои претензии, потребовали вернуть детей домой. Этот вопрос был внесен в повестку дня в Минске. Затем, на передний план вышли вопросы жизнеобеспечения тысяч людей – прекращение обстрелов, налаживание водоснабжения, и наш вопрос постепенно был отодвинут на второй план. Но не снят с рассмотрения. Однако, украинская сторона всячески уклоняется от его рассмотрения, переводя его обсуждение в политическую подгруппу. В политической подгруппе свои сложности. Через СМИ мы официально обратились к детскому омбудсмену Украины Николаю Кулебе, также передали своё обращение через Союз матерей Украины, которые приезжали к нам в Республику, чтобы своими глазами увидеть всё, что у нас происходит. Однако, пока Украина уклоняется от обсуждения этого вопроса. В тоже время, Николай Кулеба с негодованием требует, чтобы власти Луганской Народной Республики передали украинским властям детей с ограниченными возможностями. Вот такая странная позиция.

- Кстати, о Николае Кулебе. Вы говорили о том, что в начале января должна была состояться видеоконференция с ним. Она состоялась? Кулеба вышел на связь с Вами?

- Буквально сегодня я разговаривала с представителями Союза матерей, которые планировали по итогам своего визита к нам организовать онлайн-конференцию, пригласить представителей власти, депутатов, общественность. Проведение её запланировано после 20 января. Но в Союзе матерей очень сомневаются, что будет присутствовать представитель от Кулебы. Но я очень надеюсь на то, что в эфире будет озвучено моё обращение, предъявлены списки детей, возвращения которых мы добиваемся. Возможно, общественность сподвигнет власти Украины на решение данного вопроса.

- Яна Васильевна, у Вас есть информация о том, в каких условиях живут наши дети на территории Украины? Какое к ним отношение?

- Опять таки, официального документа, на который я, как чиновник, должна ссылаться, нет. Но у нас есть факты, когда дети, которые были вывезены, сами вернулись к нам. Вернулись не к мамам, не в семьи, вернулись в те же интернаты, где они воспитывались до отъезда. Подростки 14-15 лет, девчонки, мальчишки, приняли самостоятельное решение и убежали оттуда. У нас есть факт, когда ребёнок прошёл 200 (!!!) километров, добираясь к нам на попутках, пешком, отбиваясь от собак, встречая неизвестно каких людей, попадая под обстрелы. Это не группа детей, которая собралась вместе и пошла, это дети, которые самостоятельно приняли решение и пришли к нам. Это о чём говорит? Не к маме бежали. Наверное, о том, что, может быть, там и неплохо, но тут как минимум лучше. Здесь отношение другое, здесь их Родина, их дом, их корни, здесь их кровь, понимаете? Они отсюда родом. Человек идет туда, где ему хорошо. Наши дети свой выбор сделали. Поэтому судить о том, хорошо там или плохо, я оставляю на личный суд каждого.

- Что будет предпринимать Республика для решения этого вопроса? Каковы дальнейшие действия?

- Мы по-прежнему будем настаивать на рассмотрении этого вопроса во время проведения Минских переговоров. Я всё-таки очень рассчитываю на то, что возобладает здравый смысл и уполномоченный по правам ребёнка при президенте Украины обратит свой взор на проблему детей из ДНР и предпримет шаги для начала переговоров.

Не так давно мы приложили все усилия и воссоединили семью, которая была разорвана в результате этой войны. Четверо детей остались круглыми сиротами, трое из них были вывезены на территорию Украины, в Запорожскую область. Один ребёнок остался у нас. Он был болен, лежал в больнице. В Запорожской области дети попали в приёмную семью. Приёмные родители не прервали контакт детей с мальчиком, который остался у нас. Приёмная мама обращалась во все инстанции на Украине, чтобы ей помогли усыновить мальчика этого. Она пыталась выйти на прямую линию с президентом Украины, обращалась в органы опеки и попечительства района, города, области, т.е. человек прошёл все круги ада, ведь мы прекрасно знаем как «работают» украинские чиновники, когда не заинтересованы в решении вопроса. И женщина решила обратиться к нам напрямую. Она написала мне на электронную почту письмо. Я ей ответила. Она приехала к нам. Совершенно простая и очень душевная женщина, которая горько плакала, не понимая, как можно вот так вот разорвать семью. Она сидела здесь, в этом кабинете, и при мне звонила в Запорожскую службу по делам детей, просила, чтобы ей дали пакет документов, который нужен, чтобы определить ещё одного ребёнка в семью, поскольку мы не можем просто так, без соблюдения законодательных норм, отдать ребёнка. Мы добились того, чтобы эти документы были ей предоставлены. Я была тронута до слёз, когда эта женщина благодарила Александра Владимировича (Захарченко – ред.) за то, что у нас в Республике так организована и поставлена работа, за то, что мы оперативно помогли ей забрать ребёнка в семью, воссоединить детей. Это было невероятно трогательно. Вот ради таких моментов стоит работать.

К сожалению, таких случаев немало. И я призываю всех матерей, отцов, родственников, попавших в аналогичную ситуацию, не стесняться, тем более, не бояться нас. Пишите, звоните, приезжайте к нам. Мы всегда готовы вам помочь. Наша Республика прикладывает все силы к воссоединению семей, но никак не к их разъединению. И, пожалуйста, поменьше доверяйте украинской прессе. Вот как она отреагировала на воссоединение нашей семьи из Запорожской области. Отвратительная статья о том, что здесь никому не помогли, что контакты с ДНР нельзя устанавливать, о том, что бедная женщина бьётся и ей никто не отдаёт ребёнка. Это всё после того, как мы воссоединили семью. После того, как бесхитростный, душевный человек плакал и благодарил нас. Когда женщина плачет искренне, со словами благодарности – это дорогого стоит. И я уверена, что детей она будет воспитывать в духе того, что есть справедливые, добрые люди, есть справедливость на земле. Для этого мы и работаем.

Елена Любимова

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ