Возвращенцы в ДНР: «Не надо себя обманывать, Украине мы нужны только как козлы отпущения»

28.06.16      Полина Роща
Возвращенцы в ДНР: «Не надо себя обманывать, Украине мы нужны только как козлы отпущения»

С начала так называемой АТО, я часто слышала от «друзей» из Днепра о «странных» дончанах, которые «могли бы выехать, и дать украинским военным спокойно зачистить город».

От кого зачищать оставалось неясным. Но голос украинцев был всего лишь отголоском политики государства по отношению к дончанам. Именно государство делало все возможное, чтобы выжить людей из обстреливаемого города, при этом планомерно уничтожая их на «мирных» территориях. Сегодня, столкнувшись с жестокостью, лицемерием и непринятием Украиной выходцев из Донецкой и Луганской областей, вчерашние переселенцы возвращаются домой.

Пожалуй, больше других опостылели разговоры о «пустом» и «полном» Донецке. Сторонники войны усердно постят в соцсетях фотографии еще не восстановленного Киевского проспекта после двух лет обстрелов, пустых автосалонов практически по всему городу, и пугающей пустоты и разрухи севернее Ветки. Им в ответ сеть облетают фотографии «живых», копошащихся человеческих муравейников из центральных парков некогда трудовой столицы Украины, а ныне столицы Новороссии. По сравнению с довоенным периодом, город без сомнения не так многолюден, но если сравнивать сегодняшний Донецк со временем первых обстрелов весной-летом 2014 года, то сейчас в городе реально кипит жизнь.

Стоимость аренды жилья поднялась минимум в 2-3 раза за последние 2 года. Проблема трудоустройства видоизменилась с «что еще не закрылось, куда можно пойти?» на «сколько-сколько человек претендуют на место?». Планомерно обустраиваются все сферы жизнедеятельности, и вместе с возвращением благ цивилизации, Донецк таки оживает. Москвичам не понять, как здорово иногда постоять в пробке, пусть всего четверть часа. Также москвичам не понять, как миллионный мегаполис однажды опустел так, что местами машина на дорогах вызывала такой ажиотаж, словно по городу гулял динозавр.

Все эти пробки вернулись в наши жизни благодаря возвращенцам. Вчерашние переселенцы сегодня все чаще возвращаются в свои дома. Кто-то с грустью, другие – с искренним облегчением, потому что на самом деле мы везде чужие. В «родной» Украине давно и обильно проросли посаженные семена ненависти и неприятия к нам, донбассовцам. В родной России нам помогают гораздо больше, но за глаза все равно называют «хохлами» и, как ни крути, а за формальной границей между ДНР и РФ даже беженцам из «горячих» точек приходится тратить нервы, время и деньги на решение бумажных вопросов.

Сегодня сами возвращенцы из Украины рассказывают о том, что им пришлось пережить в стране, которую предпочли Республике, и почему они решили вернуться.

Анна и Сергей П. до середины июня 2014 года проживали в микрорайоне Октябрьский. Выезжать из Донецка они, в принципе, не собирались, ведь «АТО продлится несколько часов» сказали им по телевизору. Поддерживать отделение Донбасса от Украины также не думали, ведь «любой здравомыслящий человек будет хотеть целостности своей страны».

Сергей курил на балконе, когда снаряд со стороны аэропорта влетел на лоджию двумя этажами выше. Как с женой собирались – не помнит, просто схватили первое, что под руку попалось, и с полупустой сумкой покинули город. Пробовали поселиться у родственников в Житомирской области, но те так громко скрипели зубами, что Анна решила – больше у нее родных нет, по крайне мере, до того момента, как те не перестанут слушать пропаганду, сутками напролет грязными потоками льющуюся с телеэкранов, и не вернутся в реальную жизнь. Снять квартиру получилось с восьмой попытки, везде или цену повышали, или «донецким не сдавали», или даже сами риэлторы разворачивались и уходили, узнав откуда приехали потенциальные арендаторы. В итоге поселились у пожилой женщины, готовой сдавать жилье хоть черту, лишь бы ей к маленькой пенсии «бонус» капал.

В то время вместо пособий переселенцам был негласный приказ: работу давать только «черную», лечить в последнюю очередь, на дорогах штрафовать без разбора. Возможно, так было не везде, но слишком часто я слышу такие рассказы от возвращенцев с той стороны баррикад, чтобы ставить их под сомнение. Анна в родном городе работала мерчендайзером, на «родной» чужбине больше четырех месяцев она обивала пороги центра занятости, в надежде устроиться хотя бы посудомойщицей в кафе, но в самый последний момент или «место было уже занято», или даже «по возрасту не подходила». Сергей с горем пополам устроился водителем в такси. Первый раз он столкнулся с отношением к дончанам после случая на дороге: его машину (естественно, с донецкими номерами) нагло подрезала иномарка, вместе с пассажиром Сергей едва не улетел в кювет, а водитель еще и «разбираться» вышел, мол, понаехали тут донецкие, «оборзели» совсем.

Но донецким трудягам работать не привыкать, и вдвоем пара сумела более-менее наладить свой быть вдали от дома, где война только набирала обороты. И все же, семье пришлось вернуться в «оккупированный» Донецк, нещадно обстреливаемый украинскими военнослужащими, после трагедии, случившейся здесь по вине врачей и того самого «негласного» приказа оказывать беженцам помощь в «последнюю очередь». Анна пришла в больницу становиться на учет по беременности, но ей … отказали. Сказали: «В своем городе, по месту постоянного жительства, становитесь, чего к нам приехали сепаратистов плодить?». Для женщины это стало не просто оскорблением, от пережитого кошмара на родном Октябрьском, бесчеловечного отношения на Украине и отказа обследовать ее и будущего ребенка, у нее случился нервный срыв, который привел к замиранию плода… Еще страшнее то, что пара узнала об этом не сразу, только когда Анну доставила «скорая» в больницу с температурой за 40, кровотечением и воспалением, ей объяснили причину ее «недомогания»: с мертвым ребенком женщина ходила целых три недели.

Экспериментировать с другими городами «родины» они не стали, в по-настоящему родной Донецк вернулись скрепя сердце, пробыв около суток в очереди на блокпосту, пройдя нелепые допросы на тему «шпионы вы или сепары?», «провозите ли оружие?» и «зачем едете к террористам?»… И сейчас учатся жить в новой для себя реальности, где нет места предательнице Нэньке, где сейчас жить откровенно непросто, но каждый горожанин относится друг к другу с почти семейной любовью.

Это, кстати, пример того, как Украина пыталась дончан (!) научить ненавидеть Донецк, унижая их просто за то, что они родились и выросли в этом городе, а вместо этого сломала об них зубы. Анна и Сергей изначально даже поддерживали сборища на Майдане, считали, что нельзя было проливать там кровь, да и в правлении последнего легитимного президента Украины «минусов» было достаточно, чтобы народ взбунтовать… И сейчас они еще до конца не осознали, что весь ад, через который пришлось пройти им на любимой Украине – не часть пропаганды, а реальность, слишком жестокая, но без масок.

Анна с Сергеем пока не готовы рассказать свою историю на камеру, Анна еще слишком слаба, Сергей – слишком зол, он потерял первенца, и чуть не остался вдовцом из-за отношения Украины к внутренне перемещенным лицам.

А вот юная жительница Еленовки, где только недавно украинские диверсанты обстреляли автомобильную очередь к КПП на выезде из городка, Дарья, выезжала в Мариуполь к родне еще тогда, когда не было позорных преград между (как заявляют на Украине) «украинской» Еленовкой и остальной частью этой страны. В Мариуполе (!), где еще до событий в Донецке украинские нацисты расстреляли здание милиции, стреляли по безоружной толпе и кидались драться, в Мариуполе, где также большинство населения были в шоке от анархии, творимой в конце 2013-начале 2014 годов в украинской столице, и проголосовали на референдуме в пользу федерализации Донбасса… В этом самом Мариуполе девочку в школе называли «сепаршей», и однажды даже «пригласили» за угол школы, где хотели избить вчетвером. Правда, Дарья вовремя поняла, что с ней хотят сделать, и сама нанесла первый удар, после чего ее «бравые» одноклассницы больше не трогали вообще.

В беседе с директором девятиклассница расставила все точки над «и»: «Вы сами назвали меня сепаратисткой. Считайте, что я поверила, и теперь соответствую этому званию».

Девочка вернулась домой недавно, но ее сердце всегда принадлежало полям родной Еленовки. А сейчас, чтобы просто попасть домой, еще и нужно было делать доверенность на «въезд ребенка в зону АТО», с чем пришлось повозиться.

Задолго до Майдана и войны дончан и всех донбассовцев обвинили во всех бедах Украины. Задолго до обозначенных событий поползли по стране «благодарности» «жителям Донбасса за президента…». То, что творит действующая ныне и уже не донецкая власть в этой стране – уму не постижимо, и все прошлые неприятности кажутся просто детской забавой. Но украинцы упорно винят в своем неудачном, мягко говоря, выборе, людей из восточного региона. Поэтому в свое время Донбасс и выбрал свой собственный путь, без Украины и украинцев. Пожалуй, это единственный случай в истории, когда корабль сбежал от тонущих крыс.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ