информационное агентство

Великое сияние солидарности и позор предательства. 58 лет американской блокаде Кубы

24.10.20      Павел Волков
Великое сияние солидарности и позор предательства. 58 лет американской блокаде Кубы

24 октября 1962 года, в 10:00 вступила в силу экономическая блокада Кубы (т. н. карантин), которая стала важнейшим моментом Карибского кризиса. В тот же день глава СССР Никита Хрущёв отправил президенту США Джону Кеннеди письмо, в котором назвал карантин «актом агрессии, толкающим человечество к пучине мировой ракетно-ядерной войны».

Бесконечные экономические санкции стали нормой современной политики, а вызванное, прежде всего экономическим кризисом военно-политическое напряжение между многими странами, в частности между США и Российской Федерацией, начинает напоминать самые тяжёлые годы Холодной войны. В связи с этим актуально разобраться, как 58 лет назад мир оказался на грани ядерного уничтожения, что позволило его предотвратить, и почему всегда страдают интересы маленьких государств.

Ёж в штанах дяди Сэма

Повстанческая армия под руководством Фиделя Кастро в ходе национально-освободительной борьбы вступила в столицу Кубы Гавану 1 января 1959 года. Вскоре новая власть объявит себя социалистической и начнёт национализацию промышленных и сельскохозяйственных предприятий, а также банков, принадлежащих американскому бизнесу. Это было неприемлемо. Поэтому к концу года на территории США появились контрреволюционные организации кубинских эмигрантов. В середине 1960 года в горном массиве Эскамбрай из бывших военных офицеров и полицейских свергнутого правительства Батисты с помощью ЦРУ была создана «Армия национального освобождения», которая терроризировала Кубу целых 6 лет.

Опасаясь военного вторжения, Кастро обращается за помощью к СССР, и в конце 1960 года начинаются поставки на Кубу советской артиллерии, бронетехники, пулемётов и винтовок.

2 января 1961 года Соединённые Штаты разрывают дипломатические отношения с Кубой, а в январе 1962-го добиваются её исключения из Организации американских государств (ОАГ). С территории США диверсанты регулярно осуществляют поджоги плантаций, взрывы гражданских объектов в кубинских городах, обстрелы прибрежных населённых пунктов с катеров, нападения на рыболовецкие суда, покушения на государственных деятелей.

В апреле 1961 года бригады кубинских эмигрантов-контрреволюционеров при поддержке американского флота и авиации высаживаются в бухте Кочинос. В ходе боёв на Плайя-Хирон силы кубинской революции в течение 72 часов громят захватчиков, нанеся не только крупный ущерб личному составу противника, но и сбив 12 американских самолётов, а также захватив 5 танков, 10 БТРов и много стрелкового оружия. Эта операция вызвала большой общественный резонанс как в мире, так и в США. Американская агрессия была осуждена на заседании ООН, СССР отправил ноту протеста, во многих городах мира прошли антивоенные демонстрации.

После этого советская разведка получила информацию, о плане «Мангуст», который предполагал масштабное американское вторжение на Кубу в октябре 1962 года. Кроме того, Штаты разместили в Турции 15 ядерных ракет средней дальности, которые накрывали территорию европейской части Советского Союза за 10 минут. В связи с этим советское руководство решает перебазировать на Кубу ракетную дивизию с ядерными баллистическими ракетами. Решение было принято с учётом четырёх факторов:

  1. Проведённые американцами в апреле и мае 1962 года военные учения в Карибском море не оставляли сомнений в подготовке нового вторжения на Кубу с целью свергнуть союзное СССР правительство Кастро.
  2. У США в тот момент имелось ядерного оружия в 2—2,5 раза больше, чем у СССР. Размещение ракет в Турции, Великобритании и Италии окончательно подрывали ядерный паритет, т. е. давали возможность Штатам с относительной безопасностью для себя нанести ядерный удар по Советскому Союзу.
  3. Размещение ракет на Кубе не могло изменить ядерный дисбаланс, но приводило к «паритету страха». Опасность у себя на границе заставила бы американское правительство задуматься, прежде чем наносить удар по СССР. Хрущёв охарактеризовал такой план словами: «Почему бы не запустить ежа дяде Сэму в штаны?».
  4. Укрепившись на Кубе, т. е. у самых границ США, Хрущёв рассчитывал на усиление позиции Советского Союза по вопросу Западного Берлина, а также восстановить своё влияние в соцлагере после конфликта с КНР.

30 мая 1962 года Фидель Кастро ответил на советское предложение:

«Если речь идёт о том, чтобы защитить Кубу от прямого нападения и одновременно укрепить СССР и социалистический лагерь, мы согласны на размещение ракет средней дальности, какие только будут необходимы».

Блокада и Карибский кризис

Стороны согласовали установку 42-х ракет средней дальности, батареи ракет «земля-воздух», переброску на Кубу ракетных катеров, авиаполка МиГ-21, 4-х мотопехотных бригад и полка тактического ядерного оружия. Кастро считал, что данный договор о военном сотрудничестве нужно обнародовать немедленно. По его убеждению, Устав ООН давал полное право на заключение такого договора, а скрыть размещение техники от американской разведки всё равно было невозможно. Если же американцы вскроют операцию, то смогут выставить себя перед миром жертвой агрессивных намерений СССР. В этом была логика, но проблема состояла в том, что, заранее открыв детали операции «Анадырь» (именно так её назвали), Советский Союз оказывался перед лицом возможности блокирования американским флотом советских кораблей в Атлантическом океане и срыва переброски ракет. Поэтому Хрущёв решил заявить миру о договоре сразу после завершения операции, на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в ноябре 1962 года.

Как и предполагалось, к середине октября американцы уже знали о размещении советских ракет на Кубе. Президент Кеннеди выступил с протестом, а Никита Хрущёв откровенно спасовал. Сначала он всё опровергал. После демонстрации фотоснимков делать это было уже нельзя, и советский лидер заявил, что СССР устанавливает свои комплексы на Кубе в ответ на идентичные действия американцев в Турции. Такая непоследовательность позиции сыграла на руку США. 22 октября Кеннеди потребовал от СССР вывезти ракеты и объявил об установлении военно-морской блокады Кубы — так называемого карантина.

«Карантин» обеспечивали тяжёлые бомбардировщики с ядерным оружием, 8 авианосцев, 2 крейсера, 118 эсминцев, 13 подводных лодок, 65 амфибий и 32 вспомогательных судна. 250 000 человек были подготовлены для возможного вторжения, американскую военную базу на Кубе (Гуантанамо) усилили 3 батальонами морпехов. В повышенную боевую готовность перевели НАТОвские войска в Западной Европе и Японии, ядерные подлодки нацелились на СССР.

В ответ на выступление Кеннеди, 23 октября по телевидению выступил Фидель Кастро. Он обвинил США в милитаризме и агрессии и призвал к полной мобилизации кубинского народа для обороны страны.

Блокада вступила в силу 24 октября в 10:00. Кубу окружили 180 американских военных кораблей с приказом не пропускать 30 советских судов, в т. ч. «Александровск», везущий ядерные боеголовки. Разведка сообщала, что возможный авиаудар по кубинским и советским объектам будет нанесён в ночь с 26 на 27 октября. Поэтому 27-го кубинские зенитчики сбили истребитель F-104 и самолёт-разведчик U-2. Призрак ядерной войны начал материализовываться.

Кастро был уверен, что вторжение США на Кубу начнётся в ближайшие дни.

«Если [...] империалисты вторгнутся на Кубу с целью её оккупации, — писал он Хрущёву, — опасность для человечества станет столь велика, что после этого Советский Союз никогда не должен будет допускать обстоятельства, при которых империалисты могли бы нанести по нему первый ядерный удар»

Позже в своих воспоминаниях Хрущёв обвинял Кастро в том, что тот настаивал на нанесении упреждающего ядерного удара по США, однако по факту кубинский лидер лишь размышлял о том, что придётся сделать, если иного выхода уже не останется.

27 октября Кеннеди предложил сделку — вывод советских ракет в обмен на гарантии Штатов о ненападении на Кубу.

«Вы считаете, что имеете право требовать безопасность для своей страны и вывоза оружия, которое вы квалифицируете как наступательное, но не признаёте, что мы тоже имеем такое право», — ответил Хрущёв и заявил, что Советский Союз согласится на предложения только в случае демонтажа американский ядерных установок в Турции.

Руководство США вынуждено было согласиться. Той же ночью в СССР принимают решение: «С целью ликвидации конфликта, опасного для дела мира, с целью обеспечения безопасности народов, жаждущих мира, и успокоения народа Северной Америки демонтировать ракетные установки на Кубе и вернуть их в СССР».

Кубинцев не спросили

Конфликт ядерных держав был разрешён. Однако возникла другая проблема. В момент наивысшего напряжения Хрущёв не уведомил о решении Кубу и в ответе американцам даже не указал на необходимость перед принятием решения проконсультироваться с Гаваной. Кастро узнал о сделке постфактум, причём из сообщений зарубежных СМИ. Официальное сообщение из Москвы он получил только на следующий день, 28 октября.

«Наше послание президенту Кеннеди от 27 октября даёт возможность урегулировать вопрос в вашу пользу — оградить Кубу от вторжения, от развязывания войны. Ответ Кеннеди, который Вы, видимо, тоже знаете, содержит заверение в том, что Соединённые Штаты не будут вторгаться на Кубу не только своими силами, но будут удерживать своих союзников от вторжения», — написал Хрущёв кубинскому руководству.

В том момент главный военный советник на Кубе генерал Алексей Дементьев находился в командном пункте рядом с Фиделем Кастро. Генерал Дементьев вспоминал, как услышав новость, могучий Фидель ударом кулака раскроил стол с картой и со слезами на глазах стал проклинать Хрущёва: «В тот момент он был похож на легендарного Геракла. Глаза его метали громы и молнии, было ясно, что он готов самым решительным образом продолжать борьбу».

28 октября Кастро сделал официальное заявление, что не поверит ни в какие гарантии США от агрессии против Кубы, пока наряду с прекращением морской блокады не будет осуществлено: прекращение всех мер торгового давления, прекращение подрывной деятельности в виде поддержки шпионов и саботажников, прекращение пиратских нападений с баз в США и Пуэрто-Рико, прекращение любых авиационных и морских вторжений, эвакуация базы Гуантанамо и возвращение оккупированной территории Кубы.

«Нам не приходило в голову уступить угрозам противника, — вспоминал Кастро. — Это показалось нам абсолютно некорректным. Вызвало крайнее возмущение. Мы не выступали против какого-либо решения, потому что было важно избежать ядерного конфликта. Но Хрущёв должен был сказать американцам: „Это надо также обсудить с кубинцами‟. Ему в тот момент не хватило выдержки и твёрдости. Русским следовало из принципа проконсультироваться с нами. Тогда условия договора наверняка оказались бы лучше. На Кубе не осталась бы военная база в Гуантанамо, не продолжались бы шпионские полёты на большой высоте. Всё это нас задело. Наши отношения с русскими ухудшились. Это повлияло на наши отношения на несколько лет вперёд».

Эмоции Фиделя понятны. Впрочем, на тот момент вряд ли можно было бы добиться большего. Суверенитет Кубы сохранился, США признали право на существование коммунистического государства у себя под боком. Было ли это победой? Безусловно. А вот на эвакуацию Гуантанамо Кеннеди уже пойти не мог. Это было бы расценено как откровенная сдача национальных интересов не только правыми «ястребами», но и американской общественностью в целом. А ведь Кеннеди, который не мог знать, что в 1963 году будет застрелен в Далласе, нужно было думать о будущих выборах.

29 октября 1962 года одновременно с началом демонтажа советских ракетных установок, министр обороны США Роберт Макнамара приказал обезвредить ядерные ракеты «Юпитер» в Турции и сфотографировать процесс. 20 ноября, после вывоза советских ракет, Кеннеди приказал прекратить блокаду Кубы.

Позже, когда эмоции утихли, Фидель Кастро во время своего визита в СССР сказал:

«Во всём величии будет сиять страна, которая во имя защиты маленького народа, на много тысяч миль отдалённого от неё, положила на весы термоядерной войны благополучие, выкованное за 45 лет созидательного труда и ценой огромных жертв! Советская страна, потерявшая во время Великой Отечественной войны против фашистов больше жизней, чем всё население Кубы, чтобы отстоять своё право на существование и развитие огромных богатств, не поколебалась взять на себя риск тяжёлой войны в защиту нашей маленькой страны! История не знает подобных примеров солидарности».

И действительно, сотрудничество СССР и Кубы продолжалось с тех пор почти 30 лет. На Кубе действовали советский военный учебный центр и супертехнологичный Центр слежения за искусственными спутниками Земли. Однако в сентябре 1991 года первый и последний президент Советского Союза Михаил Горбачёв после встречи с госсекретарём США анонсировал вывод с Кубы советских специалистов, о чём в Гаване снова, как при Хрущёве, узнали по радио.

Решение Горбачёва, по заявлению МИДа Кубы, «не предварялось никакими консультациями или извещениями, что является недопустимым как с точки зрения международных норм, так и соглашений, подписанных между обоими государствами». История повторилась, только на этот раз в виде фарса. Советский Союз был разрушен, а маленькая социалистическая Куба оказалась один на один со всей военной и экономической мощью однополярного мира во главе с США. Через 10 лет уже Российская Федерация, без Хрущёва и Горбачёва, но тоже в одностороннем порядке демонтирует Центр слежения за космическими полётами на Кубе.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ