В интернет попали данные о связи Коломойского с массовым убийством людей в Одессе 2-го мая

15.05.14      antifa
В интернет попали данные о связи Коломойского с массовым убийством людей в Одессе 2-го мая

В сети появились аудиозапись телефонных разговоров, в ходе которых ответственность за массовое убийство в одесском Доме профсоюзов 2 мая возлагается на одиозного украинского олигарха еврейского происхождения Игоря Коломойского.

В ходе беседы президента ассоциации "Поставщики Таможенного союза" Олега Ногинского с неким Яном Борисовичем, собеседники приходят к выводу о причастности олигарха и руководителя Днепропетровской области Игоря Коломойского к беспорядкам у одесского Дома профсоюзов, в результате которых погибли десятки безоружных и беспомощных людей.
Также звучит предостережение, что еврейской общине Украины необходимо избегать сотрудничества и всячески дистанцироваться от главы Днепропетровской области.
ВИДЕО

Ниже публикуем расшифровку данной записи:
Эпштейн: Алло.
Ногинский: Алло. Ян Борисович, доброй ночи. Я прошу прощения. С праздничком. Не разбудил вас?
Эпштейн: Ну, что ты. Ещё так рано. С праздником тоже. Мира, здоровья...
Ногинский: Ян Борисович, звоню по нехорошему вопросу и очень переживаю.
Эпштейн: Что такое?
Ногинский: Ну, 9-го мая в Мариуполе вы видели, что было, да? Там был убит некто господин Шелемчак.
Эпштейн: Кто-кто?
Ногинский: Еврей из Днепропетровска. По крайней мере, по словам Коломойского. Но хуже – это не в этом, а в том, что господин Коломойский позвонил Царёву и сообщил дословно приблизительно следующее, что сегодня по всем синагогам Украины дано
объявление для всех правых евреев, что миллион за голову Царёва и за русских сепаратистов. Когда я услышал "синагога"...
Эпштейн: Да ну, это бред какой-то. Я просто знаю... (неразбочиво). Сегодня я был в синагоге. У нас сегодня молитвы были. Всё было, так сказать...
Ногинский: Ян Борисович, я не говорю про то, что, естественно, в синагогах этого не было. Но когда об этом говорит... Я не знаю, писалась его речь или не писалась. Если эта речь всплывёт в прессе, вы представляете, что будет?
Эпштейн: А именно за Царёва?
Ногинский: Да. Миллион долларов за его голову. И, что завтра начнут вешать его семью. Его родственников.
Ногинский: Слушайте, я дословно... Вот, знаете, Олег – кто угодно, но он никогда не врёт. И он мне прислал это ночью, причём он был в большом шоке. И мне это уже подтвердил даже человек, который был рядом с ним и слышал этот разговор.
Эпштейн: Ужас. Нет, я вообще не понимаю, как может еврей... Евреи вообще, так сказать, никогда себе не должны ничего подобного допускать в принципе... Ему лично звонил?
Ногинский: Да. Он любит. Он Маркову (народный депутат Украины Марков Игорь Олегович) тут недавно звонил, рассказывал, как его будут в Одессе жечь, если он прилетит. У него развлечение. Я не знаю, у меня такое ощущение, что он с ума сошёл – честно скажу. Причём полностью подтверждённый факт, что в Одессе вот этих ребят нанял он. Полностью. Причём ради того, чтобы установить Палицу (губернатор Одесской области Игорь Палица) губернатором. Мне это уже даже в БЮТовском штабе подтвердили... У них ситуация вышла из-под контроля. Задача была их избить, отмутузить, чтобы их унесли в больницу и полностью уничтожить лагерь.
Эпштейн: Ну, в общем-то, понимаешь, там аваковцы. Могла вот та компания это всё делать.
Ногинский: Ну, была договорённость. Если уже... (неразборчиво) ...осталось, в принципе, озвучено. Была договорённость. Он пришёл, сказал: "Что вы возитесь с этой Одессой?" Там же стояло это "Куликово поле" всё время, нон стоп... "Давайте, отдадите Одессу мне, и будет так же, как в Днепропетровске". Типа, ни одна мышь голову не высунет. Ему говорят: "Хорошо".
Эпштейн: Он уже в Одессу приезжал. Он же в Одессе бывал.
Ногинский: Он и сейчас там. И занимается тем, что там, с одной стороны, за последние трое суток убито 16 человек из тех, кто был задержан и остался в живых после "Дома профсоюзов". Двоих зарезали под домом. Ну, и так далее.
Эпштейн: Ну, я просто, Олег, я, понимаете, просто не могу поверить, что Беня может такое делать.
Ногинский: Такое ощущение, что он сошёл с ума. Сейчас вот, допустим, Корбан очень активно пытается отобрать имущество у Царёва. Ну, я уже об этом молчу.
Эпштейн: Я просто его не знаю, поэтому я ничего не могу сказать. Я его не знаю.
Ногинский: Ну, это друг Бени полный... А Филатов там же и за москалей объявил и выплачивает сегодня. Я, просто... Ян Борисович, дело в том, что бенины дела – это дела Бени. Он может делать всё, что угодно. Если он возомнил себя вторым Гитлером... Ну, будет у нас, я думаю, вторая нацистская Германия на территории небольшого куска Украины, Беня – мультимиллиардер и хозяин этой территории. А вот что будет с евреями по всему остальному миру... Я просто думаю, что нужно каким-то образом от этого процесса срочно отстраняться уже
публично.
Эпштейн: В смысле? От какого процесса?
Ногинский: От Коломойского. От Бени.
Эпштейн: Ну, а каким образом?
Ногинский: Просто сообщить, что в данном случае мировое еврейское сообщество, первое: не имеет ничего общего с личной позицией господина Коломойского. Во-вторых: а) не поддерживать ни Одессу, ни Мариуполь, ни все вот эти и выражает искреннее сочувствие. И в-третьих: сообщает, что если кто-то из евреев будет замечен в нацистских преступлениях, то мы будем бороться первыми.
Эпштейн: Слава богу, сейчас всё более-менее в этом отношении было спокойно.
Ногинский: Тем более из-за одного человека, который решил стать миллиардером, мультимиллиардером или возомнил себя хозяином Украины....
Эпштейн: Нет, вопрос в том, что синагоги, они... Синагоги должны всегда быть от этих дел всех в стороне вообще. Синагога – это дом собраний, это молитвенное заведение. Оно должно заниматься тем, что заниматься духовным миром евреев. И всё. Вот это её, так сказать, дело. Вот. А заниматься, так сказать, политикой, заниматься такими вещами и поддерживать...
Ногинский: Я имею в виду... Просто, знаете, у меня есть такое ощущение, что, к сожалению, отстояться в стороне у нас не совсем получится.
Эпштейн: Как-как?
Ногинский: Отстояться не получится. Я, кстати, попросил Олега это дело не вывешивать. У него была первая мысль
вынести это в публику.
Эпштейн: Нет. Так он этим самым, понятно, сразу же на евреев начнёт накат, определённо. Вот.
Ногинский: Да вы что? Это начнёт сумасшедший накат. Причём, на них начнут накатывать по всему миру.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ