информационное агентство

В Донбассе война унесла жизни двух мирных жительниц, 10 человек получили ранения. Итоги недели

10.06.17      Лиза Резникова
В Донбассе война унесла жизни двух мирных жительниц, 10 человек получили ранения. Итоги недели

На этой неделе война в Донецке унесла жизни двух молодых женщин. У каждой из них остались дети – один ребёнок у Тани и пятеро детей у Иры. Одна из них стала прямой жертвой этой войны, другая – косвенной.

…Говорят, что души людей, покинувших этот мир в великие православные праздники, попадают сразу в рай. Об этом много лет назад мне рассказала соседка – набожная старушка. В один из таких праздников умер мой дедушка, и это знание немного утешило меня тогда. Таня Зайченко погибла в праздник Святой Троицы и, наверное, её душа уже отдыхает от ужасов войны в раю. Это единственное, что может утешить в чудовищной истории её гибели.

В воскресенье, 4 июня, Таня вместе с сыном Владиком возвращалась домой от брата. Накануне, 3 июня, Таня проводила в последний путь своего отца. Мужчина умер 1 июня, 3 числа состоялись его похороны. Тогда никто из семьи и предположить не мог, что уже на следующий день не станет и его любимой младшей дочери… Обстрел посёлка Трудовские на западной окраине Донецка начался внезапно. Мама с сыном находились на открытой местности, укрыться было негде. Мина калибром 82 мм разорвалась в нескольких метрах от них. Уцелеть у семьи шансов не было никаких… Таня погибла мгновенно. Влад получил тяжелейшие ранения и сразу «выключился». Он не видел, как умерла мама. В больницу в состоянии травматического шока его доставили военнослужащие. Хирурги диагностировали у малыша проникающее ранение брюшной полости, осколочное ранение печени, толстого и тонкого кишечника, правой руки и правого бедра. Немедленно была проведена операция. Владика спасли.

Владик Зайченко после операции

Сейчас ребёнок находится в реанимации детской республиканской больницы под круглосуточным наблюдением лучших врачей ДНР. Его состояние остаётся стабильно тяжёлым.

Дальнейшим воспитанием Владика займётся его тётя Лена, старшая сестра погибшей Тани. В настоящее время она собирает все необходимые документы для того, чтобы оформить опеку над ребёнком. Своих детей у Лены нет, поэтому для них с мужем малыш станет сыном.

Больше всего Лена боится того дня, когда придётся открыть Владику правду: мамы больше нет. Ведь он до сих пор уверен, что она жива и лежит в больнице «для взрослых»…

Таню похоронили 7 июня. Она ушла сразу вслед за отцом.

Вот так, с разницей в несколько дней маленький Владик Зайченко лишился двух самых близких людей – мамы и дедушки. Дедушку забрала болезнь, маму – война. На его собственную реабилитацию может понадобиться не менее двух лет. Так сказали врачи Лене.

«Во всём виновато украинское правительство, - говорит Лена. – Оно убило мою сестру, искалечило племянника, подорвало здоровье отцу. Это их вина!».

Елена, тётя Владика Зайченко

Буквально на следующий день после обстрела Трудовских, ВСУ взялись за Крутую Балку. Это село находится рядом с одной из самых горячих точек этой войны – ясиноватским блок-постом. В конце зимы «Антифашист» был здесь. Мы привозили местным жителям бензин для генераторов. Тогда ВСУ серьёзно повредили подстанцию. Из-за непрекращающихся обстрелов возможности произвести её ремонт не было. Крутая Балка надолго погрузилась во тьму. Местные власти обеспечили людей генераторами, а неравнодушные волонтёры помогали с бензином для них. Тогда мы привезли бензин для деда Александра и его жены. Они рассказывали мне о том, что село каждый день обстреливают, каждый день горят дома, а украинские снайперы, «играя», прицельно бьют по окнам мирных жителей. «Сидел я, значит, на кухне. Была тишина, ни выстрелов, ни разрывов, ничего. Как вдруг слышу, звук битого стекла из зала. Я туда. А там окно разбито, и пуля попала в кресло, как раз туда, где я сижу каждый вечер. Это просто Бог так распорядился, что меня в тот момент в кресле не было. А если бы был – и понять бы ничего не успел, сразу бы погиб. Они просто так развлекаются, украинские снайпера, стреляют по нашим окнам. Дай Бог, чтобы Порошенко пожил так же как мы, с Турчиновым вместе! Садисты проклятые!», - показывая мне пулю, в сердцах рассказывал дед Александр.

Дед Александр с пулей, залетевшей в его окно

5 июня среди бела дня ВСУ открыли огонь по Крутой Балке. Били прицельно по улице Широкой из минометов калибром 120 мм и артиллерийских 122-мм орудий. Ранения разной степени тяжести получили все, кто находился на Широкой. Одна из мин разорвалась возле автобусной остановки, когда мимо неё шёл дед Александр. Осколками его ранило в спину.

Раненый дед Александр в больнице

У его соседа Николая – минно-взрывное ранение в живот.

Николай, сосед деда Александра

Всего в тот день в Крутой Балке на улице Широкой было ранено 6 человек. Двое из них пребывают в тяжёлом состоянии. Врач ясиноватской городской больницы, где проходят лечение все пострадавшие, говорит о том, что в последние дни к ним регулярно поступают раненые из этого села.

В тот же день, 5 июня, рано утром и поздно вечером, ранения получили ещё два дончанина. Оба – во дворах собственных домов. Один – житель Старомихайловки, второй – Трудовских. К счастью, ранения оказались не слишком тяжёлыми, и мужчины лечатся дома.

А 7 июня, в среду, война забрала жизнь дончанки Ирины Коврижко. Нет, она не стала жертвой обстрелов. Но, тем не менее, эта война спровоцировала страшную болезнь, которая и унесла жизнь матери пятерых детей.

Ирина Коврижко с младшими детьми

Читателям «Антифашиста» Ирина знакома. В апреле мы рассказывали её историю. До войны женщина работала на шахте, растила детей. Её жизнь омрачало только то, что супруг пристрастился к спиртному. Устав бороться с этим – не помогали ни уговоры, ни лечение – Ира, забрав детей, ушла от мужа. Во время войны она встретила мужчину, с которым была очень счастлива. Его звали Женя, он был ополченцем, воевал на передовой. За четыре дня до свадьбы, 26 июля 2016 года, Женя вместе с лучшим другом, который должен был быть свидетелем на свадьбе, пропал без вести. Все его документы, включая паспорт, и вещи остались у Иры. Нервный срыв, стресс, депрессия, да плюс постоянные обстрелы в её родной Старомихайловке, самым страшным образом сказались на здоровье женщины. Врачи констатировали рак – сначала женских половых органов, потом метастазы пошли на кишечник и печень. Ира изо всех сил боролась за жизнь. Ей очень не хотелось, чтобы её пятеро детей, включая полугодовалую Полинку, попали в детский дом. Вы, наши дорогие читатели, не остались равнодушными к судьбе этой семьи, и как могли, поддерживали их. Вы присылали лекарства и передавали деньги на лечение. Но, к сожалению, всё оказалось тщетным… В последние недели прифронтовая Старомихайловка обстреливалась особо сильно и часто. Ира, лёжа в больнице, очень сильно переживала за детей, они звонили маме по телефону и рассказывали о том, что снаряды рвались прямо возле их дома. От постоянного нервного напряжения и страха, у Иры случился сердечный приступ, а потом отказали почки. Вечером 7 июня её не стало. Вчера, 9 июня, состоялись похороны Иры Коврижко…

Старшему сыну Иры, Игорю, в июле исполнится 18 лет, парень, как и мама, осваивает профессию шахтёра. Он уже взрослый и в опеке не нуждается. А вот его младшие братья и шестимесячная сестрёнка, если не найдётся кто-то, кто захочет их забрать, вероятнее всего, попадут в детский дом.

… Только за одну неделю ДНР потеряла девятерых своих мирных жителей ранеными, трое из них – Владик Зайченко и двое жителей села Крутая Балка – в тяжёлом состоянии находятся в больнице. Таня Зайченко стала прямой жертвой этой войны, Ира Коврижко – косвенной.

Война, развязанная преступной украинской властью, продолжает собирать свою кровавую жатву. Народ Донбасса истребляют. Мир безмолвствует.

P.S. Когда статья уже была написана, пришло известие о том, что в пятницу вечером во дворе своего собственного дома ранения получил ещё один мирный житель донецкого посёлка Трудовские. Ранения тяжёлые. Мужчина госпитализирован. Таким образом, ранеными на этой неделе Донецк потерял 10 человек. И это – только мирные жители.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ