информационное агентство

Украинской стороне доверять нельзя: по предстоящему обмену пленными больше вопросов, чем ответов

24.12.19      Оксана Шкода
Украинской стороне доверять нельзя: по предстоящему обмену пленными больше вопросов, чем ответов

Наконец-то состоялись долгожданные дистанционные переговоры минской Контактной группы, в ходе которых представители Киева и ЛДНР согласовали проведение обмена удерживаемыми лицами до конца текущего года. Вот только уже на следующий день стало понятно, что украинская сторона «взялась за старое», а именно: начала тормозить с юридической очисткой удерживаемых лиц и «корректировать» обменные списки на свое усмотрение.

Так, от адвоката Валентина Рыбина стало известно, что из ранее согласованных списков вычеркнуты экс-«беркутовцы» Олег Янишевский, Сергей Зинченко и Павел Амброськин, почти 5 лет томящиеся в украинских тюрьмах. Также, по имеющейся информации, нет никакой гарантии в том, что из списков не исключат ещё некоторых политзаключённых. Стоит подчеркнуть, что украинская сторона намеренно пытается сорвать обменный процесс с целью лишить возможности освобождения ряда лиц. Пока что мы не афишируем имена узников, поскольку по ним выясняются все обстоятельства и ведутся соответствующие переговоры.

Признаться, происходящее не удивляет: никто с нашей стороны и не рассчитывал на «гладкий» обмен, учитывая, что киевские шулеры всё это время петляли, юлили, врали, пытаясь любыми способами не выполнять достигнутые договорённости. А если и выполнять, то лишь в той части, где им выгодно. В любом случае, до того момента, пока на линию разграничения не будут доставлены все узники совести, расслабляться не стоит.

Теперь что касается пресловутой юридической очистки. «В связи с предстоящим обменом между Украиной и ЛДНР у меня в очередной раз возникают вопросы. Как хотят провести юридическую очистку обмениваемых лиц? Как это возможно? Я знаю только один алгоритм: обвиняемый полностью признаёт свою вину и суд даёт ему условно или президент издаёт амнистию. Кто-то знает ещё пути юридической очистки по украинскому УПК? А если обвиняемый не признаёт свою вину? Ведь он уверен, что ничего противозаконного он не совершал, он просто выступил против государственного переворота, совершённого на Украине в 2014 году. И я с ним согласен. Так, как же эта украинская власть собирается проводить юридическую очистку?», — интересуется бывший украинский политзаключённый Дмитрий Никонов.

Вопросов по этому поводу больше, чем ответов. Именно поэтому украинская сторона и предпочитает «не париться» по поводу юридической очистки, что, собственно, практиковалось Киевом и ранее. Напомним, именно по причине того, что у Украины отсутствовал данный механизм процессуальной очистки, 18 декабря на встрече в Минске договорённостей достичь не удалось. 23 декабря их, казалось бы, достигли, но, как выяснилось, «незалежная» снова пытается вести свою беспринципную игру.

Так, по имеющейся информации, «президент Зеленский по проблемным удерживаемым лицам, возможно, пойдёт на шаг «помилования» и прекращения против них всех уголовных дел со стороны Украины».

Читаем между строк: «гарант», возможно, помилует, но, возможно, и не помилует. А если и помилует, то абсолютно невиновных людей. Подчеркнём: ни у одного из наших политзаключённых, получивших судебные приговоры по сфабрикованным обвинениям, вина не доказана!

Возникает вопрос: а как, собственно, на Украине определяют «проблемных удерживаемых лиц»? По каким категориям, учитывая тот факт, что практически все заложники, томящиеся в украинских тюрьмах и колониях, обвиняются по одним и тем же статьям — сепаратизм/терроризм/госизмена?

Так, известно, что 85-летний учёный Мехти Логунов, приговорённый к 12 годам тюрьмы «за госизмену», с 18 декабря объявил голодовку в СИЗО Харькова. Данный факт несколько дней скрывался администрацией учреждения. Его, как и политзаключённого Игоря Джадана, ранее отсидевшего более 4-х лет в СИЗО, а сейчас находящегося под денежным залогом, вынуждают признать вину и просить о помиловании. Оба харьковчанина (как, собственно, и другие политзаключённые) преследуются по надуманным и сфальсифицированным обвинениям. Получается, в этом заключается их «проблемность»? Вынудить людей признаться в том, чего они не совершали, и потом просить президента о помиловании?

К слову, официальный Киев считает, что Украина пошла на компромисс, согласившись на юридическое очищение политзаключённых. Вот только эта очистка, которую требовали (и продолжают требовать) представители ЛДНР, является необходимой составляющей при обмене, и она априори не может быть компромиссом! К тому же данный процесс не предполагает для определённых лиц исключительно помилования. О чём в Киеве, вероятно, забыли. Или не знали. Или же украинской стороне вообще наплевать на все юридические нюансы: постмайданный закон, а, точнее, его полное отсутствие, имеет свою, «незалежную» от ума и «самобытную» от юриспруденции трактовку.

По имеющейся информации, Владимир Зеленский якобы поставил своим подчинённым задачу всё-таки провести обмен до конца года. Мол, чтобы окончательно не падать лицом в грязь перед международным сообществом и в очередной раз не демонстрировать свою недоговороспособность. Но, увы: украинский президент не в состоянии контролировать ситуацию.

«… Украинские власти пытаются сохранить лицо после сорванных на прошлой неделе переговоров. Но опять попахивает обманом. Знаю точно. Тем, кто находится под судом, прокуроры предлагают изменить меру пресечения. А это не есть юридическая очистка. Поведёмся — опять наступим на те же грабли… Руслан Гаджиев и Олег Даронин написали заявление на помилование. Но на последнее собеседование с представителями украинских спецслужб их не водили. А это знак плохой… Надо биться за пацанов!», — отмечает политзаключённый Игорь Кимаковский, обменянный в Россию 7 сентября текущего года.

Подчеркнём, что упомянутого Руслана Гаджиева украинская сторона необоснованно сняла с сентябрьского обмена. В последний момент. Поэтому, безусловно, нужно биться, и не только «за пацанов». Почти 2,5 года в застенках Днепропетровского СИЗО безальтернативно находится политзаключённая Дарья Мастикашева, в обвинительном акте которой читаем следующий бред: «… совершение действий, которые сами по себе не составляют общественной опасности, но по совокупности определённых признаков могут быть похожими на действия, направленные на подготовку террористического акта или диверсии». За решётками томятся харьковчанки Лариса Чубарова и Марина Ковтун, обвиняемые в терроризме, 61-летняя пенсионерка Ольга Клименко, одесситка Екатерина Фотьева… Также — Рафаэль Лусварги, Эдуард Коваленко, Денис Шатунов, Андрей Татаринцев, Николай Бутрименко и многие другие — имя им легион!.. Все политические узники надеются на предстоящий обмен. Но состоятся ли у каждого из них необходимые для процесса обмена суды и долгожданное прибытие в пункты-«обменники»?

Надежда, безусловно, есть, а вот гарантий, к сожалению, никаких. Ибо беспредел со стороны официального Киева настолько зашкаливает, что любые рычаги контроля тот час же «обнуляются». Ведь режим на то и режим, чтобы торговать человеческими судьбами…

В контексте вышеизложенного хотелось бы обратиться к президенту Украины Владимиру Зеленскому с просьбой лично проконтролировать обменный процесс, в том числе, юридическую очистку обмениваемых лиц. Владимир Александрович, помните: Вам уже 42-й год, и Вы — не лох! Поэтому не полагайтесь в столь щепетильном вопросе на свою разношёрстную и некомпетентную команду, цель которой — нарушить достигнутые в Париже договорённости.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ