Украинский кризис для "чайников". Часть 1

Украинский кризис для "чайников". Часть 1

Часто в общении с людьми из Европы и США на тему украинского кризиса, я сталкивался с тем, что люди эти не имеют ни малейшего понимания того, что тут на самом деле происходит. Ничего не знают про Украину. Не знают её историю, культурные особенности, ничего не знают про Донбасс, взаимоотношения с Россией и Западом. Они понятия не имеют о том, как тут все происходило на самом деле сначала майдана, и происходит сейчас. У них в голове примитивная картинка, созданная западными СМИ.

И разъясняя в тысячный раз очередному знакомому из Евросоюза причины и следствия гражданской войны, меня посетила мысль написать эту статью.

Я постарался кратко изложить суть происходящего тут. Не зацикливаясь на мелких деталях. Несмотря на это, статья получилась довольно объёмная - в 4-х частях.

В каждой части отражены определенные периоды развития кризиса, начиная с периода предшествовавшего майдану, заканчиая сегодняшним днем.

Это мой взгляд на события. Взгляд Дончанина. Если меня снова кто-то попросит рассказать "как тут все было" - я скину этому человеку данную статью."

ДО МАЙДАНА

Украина, существующая 24 года, как государство, территориально была сформирована большевиками. К землям населенным, так называемым «малороссийским этносом» (слова «украинец» до этого не существовало), были административно добавлены российские территории, населенные русскими (восточная Украина), и польские - населенные людьми, генетически являющими собой смесь русинов, поляков, венгров и литовцев (западная Украина). Соответственно, каждая из этих частей имела свои культурные особенности. Восточная Украина была пророссийской, центральная — нейтральной, а западная — антироссийской (ввиду того, что большую часть своей истории находилась в составе исторических врагов России — Польши и Литвы). Кроме того, жители западной Украины исповедуют греко-католическую веру, а жители восточной — православную.

Все 24 года между населением восточной и западной Украины был фундаментальный идеологический конфликт, обостряющийся к выборам или идеологически окрашенным праздникам. При этом, именно представители западной Украины были инициаторами противостояния, так как считали себя более цивилизованными, патриотичными и прогрессивными. А представителей восточной Украины, соответственно, — невежественными, культурно отсталыми «азиатами». Фундаментом таких взглядов является доминирующая среди жителей западной Украины идеология национализма, с характерной для нее этнической нетерпимостью (в данном случае к русским), культурной нетерпимостью (к преобладающему русскому вектору в культурной жизни), и, свойственного всем «правым» течениям презрения к носителям «левых» взглядов (коими являются, в основной массе своей, жители промышленно-развитого востока Украины). Все это, в совокупности, вызывало у жителей западной Украины стойкую неприязнь к жителям восточной Украины. Кроме того, жители запада, считающие себя носителями истинного «украинства», горели желанием навязать своё видение «правильного украинца» всем остальным жителям страны. Главным образом, они боролись за умы жителей центра, так как жители востока имели твердые убеждения на этот счет, и не желали принимать идеологию, которая унижает их честь и достоинство.

А идеология, среди прочего, заключалась в героизации той части жителей западной Украины, которая добровольно стала под знамена нацисткой Германии (вступила в ряды СС и айнзац команд) с целью, якобы, борьбы за свободу украинской нации. Если союзничество с Германией, как метод борьбы за национальное украинское государство, остается дискутабельным, то смириться с тем, что украинские коллаборационисты самозабвенно уничтожали евреев, цыган, русских, поляков (в частности, на Волыни было вырезано более 100 тысяч мирных жителей) с жестокостью, шокировавшей самих немцев, жители востока Украины не могли. По мнению жителей востока Украины, никакая идея не способна оправдать массовые убийства невинных людей. Жители запада Украины, считают иначе: ради Украины (а точнее, их регионального представления о том, что такое «Украина») можно совершать любые преступления, любой степени жестокости и цинизма. Это убеждение заложено в доминирующем на западной Украине лозунге: «Украина превыше всего» (лозунг украинских националистов во время Второй Мировой — калька с немецкого «deutschland uber alles»). Превыше совести, морали, законов человеческих и Божьих. Позже, во время войны на Донбассе, мы увидим, как украинские добровольцы-националисты воспроизводят по отношению к мирному населению те казни и пытки, которые производили прежде карательные батальоны СС и отряды УПА, чьи шевроны они с гордостью носят на своей форме сегодня. Фактически, рвение, с которым западные украинцы 30х-50х годов следовали постулатам расовой теории Гитлера, уничтожая на своей территории весь неукраинский элемент, делает украинский национализм идентичным немецкому нацизму. И против распространения именно этой идеологии на всю Украину выступали всегда жители восточной её части. Тем-более, что роль «недочеловеков» в теории украинского национализма отводится именно им.

Но, не смотря на такие принципиальные противоречия, жители западной, восточной и центральной Украины относительно мирно сосуществовали между собой все 24 года независимости. В Парламенте были представлены интересы всех регионов страны, сам Парламент и Президент избирались демократическим путем, а средства массовой информации и образовательная система не обостряли культурно-идеологические противоречия. Пока не случился Майдан.

 ФЕВРАЛЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ.

Майдан, поначалу считавшийся протестом «среднего класса» против коррумпированного правительства Януковича, плавно перерос в националистическую революцию. Собственно, коррумпированность этого правительства не доказана до сих пор (кто, когда, сколько, и каким образом украл), а решение Президента отложить подписания ассоциации с ЕС (формально явившееся поводом к протестам) было абсолютно законным и, как показывают дальнейшие события, мудрым с точки зрения защиты экономических интересов страны. Однако, люди, которых вывели на Майдан политики, понятия не имели о том, в чем заключается суть этого соглашения, какие последствия для экономики оно влечет. Им просто внушили, что теперь они станут жить хуже, а могли бы (в случае подписания) жить богато, как на западе - ездить по Европе без виз, получать европейские зарплаты, пенсии и так далее... Более того, многие считали, что это соглашение не об экономической ассоциации, а о вступлении Украины в Евросоюз буквально. Так внушили людям лидеры оппозиции (нынешняя власть).

Сейчас мы видим, что все то, о чем они говорили с трибуны Майдана и в пропагандистских роликах на ТВ - оказалось ложью. Экономика при «воровавшем» Януковиче оказалась более эффективной, чем при нынешней власти, министры более профессиональными, уровень жизни выше, свободы слова больше, да и права человека при «тирании Януковича» соблюдались гораздо в большей степени, чем сейчас. При всем этом Украина была территориально целостна, с растущим ВВП, без гражданской войны. Но об этом позже. Тогда же, толпе (а, как известно, толпа мыслить критически не умеет) методами НЛП вдалбливали в голову одну простую мысль: «Вы живете хуже всех в Европе, и, если не свергнете Януковича, будет ежить еще хуже. А если свергнете — заживете богато, как европейцы. Все беды в стране из-за действующего Президента. Янукович - диктатор, вор и олицетворение «абсолютного зла». Он вас грабит, а мы дадим вам свободу, богатство и вернем чувство собственного достоинства». Они так и окрестили протестную акцию - «революция достоинства». Снова, забегая вперед, скажем, что получилось у лидеров Майдана все с точностью до наоборот. Придя к власти, они превратили Украину в нищее тоталитарное государство: ликвидировали свободу слова, закрыли оппозиционные издания, посадили неугодных журналистов в тюрьмы, опустили уровень жизни до уровня Замбии, распродали государственные предприятия иностранцам, отдали иностранцам министерские и губернаторские должности, запретили акции протеста, ввели практику внесудебных расправ, похищений, запугиваний и политических убийств, развязали гражданскую войну. Пропаганда по масштабу зомбирования стала сопоставима с пропагандой Северной Кореи, а по уровню лжи, агрессии и цинизма — с пропагандой Третьего Рейха. Но это будет потом, а пока на Майдане они обещают свободу и процветание.

Постепенно, в пропагандистских речах, звучащих со сцены Майдана, начинает вырисовываться образ врага куда более страшного, чем Виктор Янукович, главного врага «украниской нации» - Москвы. Проевропейский протест против коррумпированной власти начинает приобретать явно русофобский характер. Исподволь, в уши протестующих вливают антироссийские установки, по поводу и без повода, упоминая Россию в негативном контексте. Якобы, именно Москва стоит за Януковичем, якобы, именно она виновата во всех бедах Украины, в её 24х-летней несостоятельности, и сменой одного только Януковича всех проблем не решить. Свергнув Януковича, Украина должна стать на путь противостояния с Россией, иначе, не видать ей истинной «свободы» и «достоинства». Такие установки начинают звучать со сцены Майдана. В это время Автономная Республика Крым находится в составе Украины, на Донбассе все спокойно, а сама Россия предлагает Украине 15-ти миллиардный кредит на развития экономики. Нет никаких поводов упрекнуть в чем-либо Россию, но градус русофобии, без всякой на то причины, продолжает расти, и доходит до истеричных требований бойкотировать олимпиаду в Сочи.

Параллельно на Майдане начинают появляться флаги украинских крайне-правых националистов, символы СС, и отряды спортивного вида молодых людей в камуфляже, масках, с щитами и холодным оружием в руках. У некоторых есть огнестрельное. Они провоцируют полицию, и всячески стараются перевести протест в фазу вооруженного противостояния. Мирные митингующие по-началу пытаются их утихомирить (и в отдельных случаях даже бьют), но потом признают авторитет и постепенно вливаются в их ряды. Майдан стремительно радикализируется, и мирный проевропейский протест среднего класса, на глазах превращается в вооруженное восстание националистов. В итоге, не взирая на дипломатические договоренности лидеров оппозиции с президентом Януковичем от 21 февраля (гарантами которых выступили высокопоставленные дипломаты Евросоюза: Франк-Вальтер Штайнмайер, Радослав Сикорский, Эрик Фурнье ), не взирая на все уступки и компромиссы со стороны Януковича, боевики Майдана штурмом взяли здания Администрации Президента и Верховной Рады Украины, согнали туда под страхом смерти депутатов, и заставили принять необходимые Законы по отстранению от власти Януковича. Вооруженный переворот свершился.

РЕАКЦИЯ ВОСТОКА.

Жители востока Украины категорически не приняли киевский переворот. Причины очевидны: отказ от российского рынка в пользу европейского похоронил бы всю промышленность индустриального востока. В Европе продукция украинских предприятий тяжелой промышленности и машиностроения (за редкими исключениями) не нужна. Львиная доля экспорта идет в Россию, с компаниями которой украинские предприятия имеют прочные корпоративные связи. И если для жителя Львова, зарабатывающего на жизнь уборкой в квартирах состоятельных польских\чешских\итальянских граждан, соглашение с ЕС (с его гипотетической отменой виз) поможет проще передвигаться по Евросоюзу в поисках грязной посуды, которую можно помыть, то для жителя Донецка такое соглашение приведет к потере работы. Миллионы рабочих восточной Украины рисковали остаться без средств к существованию в результате такой «евроинтеграции».

Да и вообще, жители востока прекрасно понимали, что, как только, европейские товары без пошлин хлынут на украинский рынок, они вытеснят товары отечественного производителя (в первую очередь продуктов питания, легкой промышленности), а сама Украина в Европу ничего экспортировать не сможет, так как украинские товары ниже качеством и дороже европейских себестоимостью (по причине технологически отсталой системы производства). Не говоря о том, что рынок Европы давно поделен между её членами и места в нем для Украины нет. Зато Россия, как основной импортер украинской продукции, будет вынуждена поднять пошлины на украинские товары до уровня европейских, так как под видом украинских в нее беспошлинно (согласно правилам свободной торговли между Украиной и Россией) хлынет вся эта европейская продукция. Другими словами, стало очевидно, что российский рынок Украина потеряет, а взамен европейский не приобретет. Более того, угробит отечественного производителя, который не сможет модернизировать производство до стандартов ЕС, и, как следствие, не сможет конкурировать, как следствие - обанкротится, как следствие - уровень безработицы в стране вырастет, а уровень жизни снизится. Но 18-ти летним студентам на «майдане», которые хотят «кружевные трусики» и в ЕС, жителям заподноукраинского села, не умеющим грамотно писать, столичным блогерам-фотографам-официантам, мнящим себя социальной элитой и экзальтированным люмпен-радикалам, мечтающим о торжестве белой расы, объяснить это было невозможно.

Более важная причина — русофобия как официальная идеология. Десятки миллионов граждан Украины видят себя частью единого с Россией культурного пространства (большая часть из них проживает на густонаселенном востоке), имеют единую историю, традиции, и, самое главное - родственные связи. Территория восточной и центральной Украины всегда была частью Российской Империи (позже СССР), соответственно, люди, населяющие её, являются с россиянами одним народом, разделенным границами вследствие исторического казуса. Они видят Украину пророссийской, либо геополитически нейтральной (мостом между Востоком и Западом). Русофобия на этой земле так же абсурдна, как антисемитизм в Израиле. Майдан, в свою очередь, декларирует русофобию как основу украинской национальной идеи, а все связи с Россией (политические, гуманитарные, экономические) призывает разорвать. Жители востока не могут этого допустить. А особенно, не могут этого допустить жители Крыма, которые всегда считали себя гражданами России в буквальном смысле. Крыма, который никогда в своей истории никакого отношения к Украине не имел и оказался в её административных границах случайно, по прихоти одиозного лидера СССР - Никиты Хрущева. Эти русские, которых однажды против их воли включили в состав чуждого им государства, теперь, когда власть в этом государстве захватили откровенно враждебные им маргиналы, захватили силой, не спросив их мнения, как и мнения миллионов других украинцев, оставаться дальше в составе такого государства не пожелали.

Неконституционный захват власти меньшинством — это принципиальный для жителей Юго-Востока момент. В сложном государстве Украина, скроенном из культурно-антагонистичных регионов, подобно лоскутному одеялу, хрупкий баланс интересов гарантировался Конституцией, демократическими выборами, отсутствием гуманитарной диктатуры какого-либо из регионов. И вдруг, одна часть населения возомнила, что имеет право сломать баланс и силой принудить другие регионы страны жить по своим правилам. Эта часть населения решила, что такое право ей дает врожденная исключительность, социальный статус (жители западной Украины и Киева считают, что они более образованы, благородны и умны, чем жители Донбасса и Крыма), а несогласные обязаны безропотно подчиниться, так как «люди второго сорта» (жители западной Украины и Киева считают, что на Донбассе нет интеллигенции, а рабочий класс тотально люмпенизирован).

«Люди второго сорта» стерпеть такого оскорбления не могли. Они не могли позволить кому-либо менять порядки в стране без их согласия. А уж тем-более - второй раз подряд свергать избранного ими Президента (уроженец Донбасса президент Янукович был выбран преимущественно голосами избирателей густонаселенного востока). Однажды, в 2004 году, жители Донбасса уже дали возможность западным украинцам путем цветной революции привести к власти своего кандидата в президенты Виктора Ющенко, вопреки тому, что на выборах победил Виктор Янукович. Тогда они уступили, не желая начинать конфликт. Но принявшие уступку за слабость, жители западной Украины решили, что отныне имеют право свергать любого законноизбранного президента, если он является выходцем из Донбасса или придерживается пророссийского политического вектора. Второй раз позволить такого своим обнаглевшим согражданам жители востока, разумеется, не могли. Они дали четкую оценку так называемой «революции достоинства» - вооруженный антиконституционный националистический переворот. Соответственно, речи о том, чтобы признать законной власть киевских «революционеров» на востоке Украины и в Крыму идти не могло.

Кроме того, людей крайне возмутил жестокий характер захвата власти — полицейских сжигали заживо коктейлями Молотова, забивали насмерть палками, убивали из огнестрельного оружия, жестоко пытали, выкалывали глаза и ампутировали конечности. Аналогично поступали и со случайными мирными гражданами: 18 февраля активисты «майдана» сожгли офис Партии Регионов с находившимся внутри техническим персоналом, а выезжавший из Киева автобус с мирными сторонниками Януковича (гражданами Крыма) расстреляли и сожгли на трассе. После переворота новая власть объявила убийц героями Украины, некоторые из них стали народными депутатами, получили посты в министерствах (в том числе силовых), а из боевиков начали формировать отряды национальной гвардии.

А теперь самое главное. Жители юго-востока Украины почувствовали реальную угрозу своей жизни. К власти пришли люди, которые исповедуют идеологию неонацизма, где роль «недочеловеков» отводится русским, и жителям Юго-Востока в частности. Чествуют «героев», которые во время Второй Мировой Войны набили руку на физическом уничтожении «врагов украинской нации»: сотен тысяч поляков, русских, евреев и цыган. Они стояли на майдане под соответствующими флагами, носили на рукавах SS-овские руны, а в руках держали факелы. Они открыто заявляли о своем намерении резать русских ножами (лозунг «москалей на ножи!» теперь задорно скандируют дети в украинских школах и простые обыватели на улицах). Этими людьми, в ходе революционных беспорядков на западе Украины, были захвачены тысячи единиц огнестрельного оружия. Они организованы, тренированы и прошли крещение кровью на майдане.

Захватив власть, первое, что сделали - принялись грозить проигравшим смертью. Неонацисты Правого Сектора обещали отправить «поезда дружбы» в восточные регионы и в Крым для физического уничтожения тех, кто выступает против переворота. А первые законы, которые приняли представляющие их политики в захваченном парламенте – законы, ограничивающие использования русского языка. По всей стране начались погромы, вандализм и суды Линча над представителями старой власти и им сочувствовавшими. Нападения на православные храмы московского патриархата, гонения на «неправильную» церковь, осквернения религиозных святынь. Сами экстремистские организации получили легальный статус, принялись открыто пропагандировать идеологию ненависти, вербовать сторонников, открывать новые ячейки, а Правый Сектор вообще оформил себя в качестве политической партии.

Кроме того, «революционные СМИ» (полностью монополизировавшие медиапространство) активно поддержали практику «революционного террора», не просто его оправдывая, а и зачастую призывая, к расправам со страниц своих электронных изданий и экрана телевизора. Оттуда же на головы жителей юго-востока полился поток оскорблений. С победой майдана разделение народа Украины на людей «высшего сорта» и «низшего сорта» в медийном поле произошло моментально. Началось активное расчеловечивание жителей юго-востока в СМИ — низведение их до уровня животных, как это прежде дела пропаганда Нацисткой Германии с евреями. Все это, в совокупности, утвердило жителей Донбасса, Крыма, Харькова, Одессы в мысли, что агрессивно настроенные националисты с майдана, окропившие руки кровью, зомбированные пропагандой ненависти, и открыто поддерживаемые новой властью, приедут силой навязывать свои порядки, в плоть до того, что начнут убивать тех, кто станет на их пути.

Сейчас мы понимаем насколько правы оказались жители Юго-Востока. Мы увидели, как неонацисты хлынули в Харьков, разрушая памятники и жестоко избивая тех жителей, кто имел смелость выступить против. Мы увидели, как они ходили по улицам Харькова и резали ножами всех, кто попадался на пути. Мы увидели, как они сожгли заживо десятки протестующих жителей Одессы. Как расстреляли из автоматов протестующих Мариуполя. Как независимых журналистов сажают в тюрьмы, как избивают и убивают региональных чиновников и активистов, отстаивающих интересы своего края. Мы увидели, как пособников Гитлера на государственном уровне объявили героями и обязали всех граждан страны почитать их. Мы увидели, как разорвались все связи с Россией, а за симпатии к ней сажают в тюрьмы и вносят в расстрельные списки «врагов народа». Мы увидели истерический милитаризм и уничтожение десятков тысяч украинских граждан на украинской территории. На наших глазах возникло тоталитарное фашистское государство, поглотившее те регионы, которые не сумели вовремя дать ему отпор. Если бы Донбасс и Крым не восстали — все это случилось бы и с ними.

ВОССТАНИЕ.

Фактически, 21 февраля, в день переворота, государство Украина, как таковое, перестало существовать. Государство — это общественный договор между группами людей, проживающими на одной территории, о взаимном уважении и соблюдения единых для всех правил жизни. Эти правила сформулированы в главном законе страны — Конституции. Пока Конституция выполняется — государство существует. Как только Конституция нарушается, и какая-то часть населения решает, что она имеет право свергнуть демократически избранного большинством граждан страны лидера — общественный договор автоматически разрывается, и государство прекращает свое существование. Если кто-то берет власть антиконституционным путем, он дает право всем остальным жителям страны не признавать его власть, ибо за эту власть они не голосовали. С этой минуты, в такой стране, никто никому больше ничего не должен. С этой минуты, если люди хотят продолжить жить друг с другом под общей крышей - они должны заключить новый договор на взаимовыгодных условиях.

Крым такой договор решил не заключать; он решил, что с него довольно. Майдан, растоптав Конституцию Украины, предоставил право Крыму самостоятельно решить свою судьбу. Крым, будучи автономной республикой со своим собственным Парламентом, путем прямого инструмента демократии — референдума, принял решение выйти из состава Украины, так как дальнейшее нахождение республики в составе Украины угрожало жизням граждан Крыма. Российские войска, базировавшиеся на территории Крыма согласно договора между Россией и Украиной, вышли на улицы Крыма для того чтобы обеспечить безопасность местным жителям, и не допустить их уничтожения украинскими военными. Как показали последующие события на Донбассе (уничтожение украинскими военными более 7 тысяч мирных жителей), эта мера была оправдана. Крым провозгласил независимость, а затем, как независимое государство, попросился в состав Российской Федерации. В ходе этого процесса ни один человек не был ранен или убит.

А вот Донбасс, не пожелал выходить из состава Украины, а всего лишь предложил заключить новый общественный договор, по которому новая националистическая власть гарантировала бы права местного населения и не проводила бы насильственную украинизацию. Донбасс хотел остаться в составе Украины, но при этом требовал уважения к своей культуре. На это средства массовой информации Украины заявили, что жители Донбасса не имеют права ничего требовать, более того, должны из-за своей «антиукраинской» позиции (а все, что идет в разрез с политикой новой власти, нерекается ею «антиукраинским») быть лишены прав законодательно — получить статус «неграждан» (в частности, об этом заявил канал принадлежавший будущему президенту Украины Порошенко — 5й канал). Т.е. пришедшие к власти люди, взяли курс на апартеид и принудительную украинизацию региона.

Самих же жителей Донбасса, публично сравнили с насекомыми, неодушевленными предметами, убедили широкую украинскую общественность, что люди, проживающие на востоке страны — генетически неполноценны, глупы, люмпенизированы, не способны не просто что-либо требовать, а вообще связно мыслить. Объясняли это тем, что они русские (если точнее - потомки русских бандитов, отправленных заселять эти земли Царем), а следовательно - люди низшего сорта. Украинские каналы стали показывать передачи, в которых доказывали, что русские — отсталые азиаты, не способные ни на что, кроме как пить водку (в противовес украинцам — потомкам древних ариев, старейшему европейскому народу, внесшему свой вклад в строительство древней Трои и культуру античного мира вообще), а следовательно, русские жители Донбасса не имеют права ничего требовать у своих более «цивилизованных» сограждан. Разумеется, жителям Донбасса, наиболее интеллектуально и культурно развитого региона Украины (самый высокий процент людей с высшим образованием среди всех областей страны), региона, подарившего стране культурную, техническую, врачебную элиту, региона-донора, формировавшего львиную долю ВВП Украины- слушать такое в свой адрес было крайне оскорбительно.

Люди вышли на улицы. Люди потребовали прекратить их оскорблять и выполнить ряд условий. Они наивно полагали, что декларировавшие демократию как высшую ценность лидеры Майдана, пришедшие к власти на волне народного протеста, не могут не обратить внимания на точно такой же народный протест в другом регионе страны. Что те, кто требовал от Януковича услышать улицу — не останутся глухими к голосу улицы, усевшись в кресло Януковича. Главными требованиями жителей Юго-Востока были: усмирение нациствующих радикалов (запрет «Правого Сектора» и подобных) и гарантия свободного использования русского языка. Но новая власть провозгласила «Правый Сектор» героями, легализовав эту экстремистскую организацию, а её членам предоставила посты в силовых ведомствах. Свободное же использование русского языка было запрещено одним из первых актов нового парламента.

Чем громче жители Донбасса требовали гарантий своих прав — тем более демонстративно новая власть их унижала. Тогда, жители юго-востока Украины преступили к захвату административных учреждений. Поначалу, они просто входили в такие учреждения и покидали их, пытаясь, таким образом, обратить на себя внимание. Затем, стали там баррикадироваться. Но власть, которая сама во время майдана захватила ряд правительственных учреждений в Киеве и городах западной Украины, назвала жителей Донбасса, последовавших её примеру — террористами. При том, что по-настоящему мирные демонстранты в Донецке и Харькове, в отличии от «мирных протестующих» майдана, сжигавших живьем полицейских, не использовали коктейлей Молтова и принципиально не наносили вреда сотрудникам полиции. Отвечая на упреки в двойных стандартах, активисты майдана заявляли, что они имели право на такие действия, поскольку они «свободные люди», а жители Донбасса не имеют, так как «варвары».

Окончательно осознав, что новая власть считает их людьми низшего сорта, а радикалы, которые обещали резать русских ножами, собираются организованно ехать на Донбасс для подавления протестов, жители Донбасса начали возводить баррикады на улицах и дорогах ведущих в город. Что случается с местными жителями, когда к ним приезжают радикалы, мы узнаем позже на примере Одессы. Тогда, 2-го мая, радикалы сожгли заживо более 50 одесситов (по альтернативным подсчетам больше 100), добивали их арматурными прутами и расстреливали из огнестрельного оружия. Жители Донбасса прекрасно понимали, что их ждет нечто подобное, и были вынуждены организоваться в дружины, для охраны вокзалов и блокпостов на дорогах (позже, на базе этих дружин будут созданы батальоны народного ополчения). При этом, дружины вооружены были только палками и деревянными щитами.

Но даже тогда жители Донбасса все еще желали остаться в составе Украины. При условии её федерализации по примеру США или ФРГ, где их регион станет полноправным субъектом федерации. Федерализация, по их мнению, гарантировала бы им право жить на своей земле привычным укладом жизни. Киев назвал протестующих террористами, отвергнул любую возможность переговоров с ними, а требования о федерализации приравнял к сепаратизму (это при том, что в декабре, в разгар майдана, власти некоторых западных регионов Украины объявили о неподчинении центральной власти Януковича, что является истинным сепаратизмом). Таким образом, киевский режим пошел на осознанную эскалацию конфликта, не оставив жителям Донбасса иного пути, кроме как объявить о создании Донецкой Народной Республики — политической автономии, призванной защитить интересы и жизни несмирившихся с государственным переворотом местных жителей. В тот же день, 7-го апреля 2014 года, киевская хунта приступила к подготовке силовой операции по ликвидации мирного протеста. 7-го апреля 2014 года, фактически, и началась война.

Понимая бескомпромиссность фашистского режима и грозящую жителям Донбасса опасность, 12-го апреля, в город Славянск прибыл вооруженный отряд добровольцев Игоря Стрелкова с целью защиты мирных протестующих от уничтожения. Киев воспользовался отрядом из нескольких вооруженных легким стрелковым оружием людей Стрелкова, как поводом для начала полномасштабной карательной операции и приступил к тотальному уничтожению протестующих мирных жителей артиллерией, танками и авиацией.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ