информационное агентство

Украинские грабли: Тихановская и евро-миллиарды для Белоруссии без Лукашенко

Украинские грабли: Тихановская и евро-миллиарды для Белоруссии без Лукашенко

Лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская, недавно призвавшая к очередной национальной забастовке, знает, где добыть деньги, если вдруг потребуется компенсировать разорение белорусской промышленности.

Как выясняется, всё очень просто. Деньги в многомиллиардном исчислении Белоруссия получит от Европейского союза. Чтобы в страну потекли финансовые реки из ЕС — дело за малым: Александр Лукашенко должен покинуть президентский пост и уступить его Светлане Тихановской. На этот случай «многие страны ЕС, в частности Польша, Румыния, Литва, подготовили проект помощи по будущим реформам. Разговор идёт о миллиардах долларов. Многие частные компании готовы предоставить план инвестиций будущей Белоруссии», — с уверенностью заявила лидер оппозиции в очередном видеообращении.

Замечательная новость от Тихановской закономерным образом спровоцировала волну параллелей и аналогий с историей соседней страны, где сценарий, о котором мечтает белорусская оппозиция, был успешно реализован. В 2014 году, после бегства Виктора Януковича с Украины и прихода к власти его оппонентов, активизировались разговоры о грядущей масштабной финансовой поддержке страны, борющейся за светлое демократическое будущее. В марте того года министр финансов Александр Шлапак ожидал от МВФ «15—20 млрд. долларов экстренного кредита», а премьер Арсений Яценюк обещал совокупную внешнюю поддержку в размере 30 миллиардов долларов в обозримом будущем.

Поначалу европейская ориентация новых властей всячески приветствовалась западными странами. Для поощрения нового политического курса Украины был разработан целый ряд программ поддержки и грантов. В этой работе были задействованы все ключевые международные организации: Международный валютный фонд, Европейский банк реконструкции и развития, Организация Объединённых Наций, Агентство США по международному развитию (USAID), Государственный департамент США, а также и правительства различных стран Европы. Только за время президентства Петра Порошенко для Украины было одобрено 362 программы и 267 грантов.

Наиболее амбициозными программами заведовал Европейский Союз, на который ныне уповает оппозиция в Белоруссии. Так, в 2014 году Европарламент утвердил для Украины новую программу макрофинансовой помощи. В 2014—2017 годах в рамках этой программы Еврокомиссия выделила Киеву 3,2 миллиарда долларов. Это была самая крупная финансовая помощь, когда-либо полученная странами, не входящими в ЕС. В 2018 году Еврокомиссия предложила Украине новую программу макрофинансовой помощи на сумму до 1 млрд евро. Кроме того, солидную инвестиционную программу разработал Европейский банк реконструкции и развития. В 2014—2017 годах ЕБРР выделил на неё порядка 4 миллиардов долларов. Наконец, Евросоюз направил около 3 миллиардов долларов на различные социальные, экономические и экологические программы и гранты.

Но засыпать десятками миллиардов Украину никто не спешил. Поистине «хлебными» в плане зарубежных траншей оказались 2014—2015 годы. Зато в последующие годы западные финансовые потоки заметно усохли. Всего за 2014—2019 годы Украина получила по всем каналам от Евросоюза только 14,7 млрд. евро, что сильно отличается от аппетитов оппозиции на заре украинского госпереворота.

Но главная проблема отнюдь не в том, что Брюссель отказался брать Украину на содержание, выдавая деньги порционно и довольно скупо, учитывая, что речь идёт об одной из крупнейших восточноевропейских стран с населением около 40 млн. человек. Настоящая проблема с европейскими деньгами кроется в трёх нюансах. Во-первых, львиная доля полученных сумм — это возвратные кредитные средства, по которым предстоит расплачиваться в будущем. Из полученных почти 15 млрд. евро, начиная с 2030 года Киев должен будет вернуть около 13 млрд. евро. Во-вторых, украинские власти не могли распоряжаться этими деньгами на своё усмотрение, скажем, инвестируя их в создание новых производств или модернизацию инфраструктуры. Наконец, предоставленные кредиты имели под собой политическую основу в виде различных требований и условий, которые власти должны выполнить, чтобы получить заветные евро.

Ярчайшим примером изнанки «евро-помощи» является соглашение о зоне свободной торговли с ЕС, в результате подписания которого условия для европейского импорта на украинском рынке планомерно улучшаются, а вот украинский товар на европейском рынке квотируется всё строже. По итогам 2019 года Украина экспортировала во все страны Евросоюза товаров на 20,7 млрд. долларов, а импортировала — на 25 млрд. долларов. Стало быть, годовой объём европейских продаж на украинском рынке с лихвой покрывает все предоставленные с 2014 года кредиты. А чистая выгода ЕС от торговли с Украиной — 4,3 млрд. долларов ежегодно в виде положительной разницы между экспортом и импортом.

Ну а что касается частных инвестиций, которые также должны были рекой потечь в страну, то достаточно привести цифру по оттоку капитала, которую недавно озвучил глава совета Нацбанка Украины Богдан Данилишин: «за последние 3,5 года вымывание капитала с Украины в пользу внешних кредиторов превысило 25 миллиардов долларов США». Понятно, что солидная доля этой суммы придётся на прибыли украинских олигархов, однако среди этих миллиардов притаился и европейский капитал. А в это же время, пока оффшоры пополняются многомиллиардными дивидендами, Украина хронически неспособна свести бюджет без внешних и внутренних займов.

Нетрудно заметить, что Брюссель провернул для европейских интересов весьма выгодную сделку, втянув Украину в орбиту своего влияния. В свою очередь, Киев продолжает дорого расплачиваться за европейские гранты и кредиты. Летом текущего года разгорелся скандал из-за очередного транша в рамках программы макрофинансовой помощи ЕС. В Еврокомиссии обещали выделить ещё 1,2 млрд. евро по этой линии, однако вопрос был поставлен на паузу из-за «плана по спасению экономики», над которым украинское правительство работало ещё с весны. Дело в том, что план включал амбициозную программу локализации производства, предполагающий, что импортируемая из ЕС машиностроительная продукция с 2024 года должна быть локализована на 40—60%. Таким образом в Киеве решили бросить соломинку уже давно утопающей отрасли. Однако в Брюсселе этот шаг вызвал лишь гнев, ибо там заинтересованы продавать на украинский рынок только готовую продукцию, дабы не отнимать работу у европейских рабочих.

Таковы реалии типичных взаимоотношений с Европой. И печально наблюдать за тем, как на эти же грабли белорусская оппозиция пытается затащить свою страну. Причём, надо понимать, что «европейской Белоруссии» здесь светит многократно меньше, чем в своё время Украине. Белорусский внутренний рынок исчисляется вчетверо меньшим населением — менее 10 млн. человек, а перечень белорусской продукции, которая может заинтересовать европейцев — мизерный. Страна едва ли может предложить Европе зерновые или чёрные металлы в схожих с Украиной объёмах. Самая интересная для европейцев позиция — белорусская древесина. Однако за разрешение на её экспорт Брюссель даст не более полумиллиарда евро, ровно столько предлагается Украине за отмену моратория на вывоз леса. И это снова кредитные деньги, а не дары свыше.

Чтобы понять, сколько Европа одолжит Минску за «европеизацию», можно смело делить украинский пакет помощи на трое. И готовиться к потере, по меньшей мере, 15—20% ВВП наряду с сокращением всевозможных социальных расходов. К слову, в октябрьском отчёте МВФ о положении дел в мировой экономике доход на душу населения на Украине составил 3424 доллара, в то время как в Белоруссии этот показатель вдвое выше — 6133 долларов. А это значит, что Белоруссии под руководством Светланы Тихановской будет к чему стремиться.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ