Украинская полиция. Еще один каргокульт, на этот раз - кровавый

10.02.16      Нюра Н. Берг
Украинская полиция. Еще один каргокульт, на этот раз  - кровавый

На экране телевизора очередное политическое ток-шоу. Все как всегда – зачарованная публика в традиционном дресс-коде – от вышиванок и торжественно-туповатых, преисполненных чувством причастности к великому лиц ломит глаза.

Эти люди пришли принять непосредственное участие в решении судеб родины и глубоко убеждены, что таки принимают, хотя им доверено лишь крутить ручку пультика, определяющего, куда вывезет кривая на студийном мониторе. Кривая всегда вывозит туда, куда надо, поэтому нет даже твердой уверенности в том, что пультики куда-нибудь подключены.

В центре студии вещает очередное властное сурло. Бодро, пафосно, в меру театральных способностей цветисто, повышая и понижая голос по-саробернаровски, приводя цитатки и афоризмики, которыми его снабдил персональный халдей.

В данном случае людишек вразумляет Аваков. Завороженные слушатели внимают рассказу о величественности реформирования вверенного ему МВД, о гигантских успехах и исполинских шагах в направлении борьбы с коррупцией и охраны общественного порядка. Гости студии к этому моменту уже наверняка знают, что полицейские в Киеве открыли стрельбу по автомобилю, в котором сидели четверо молодых людей, и один из них, 17-летний парень, пассажир, был убит. Впрочем, модная недавно тема «онижедети» больше не звучит.

В машине, конечно, обнаружили марихуану, парни садились в авто с пивом. Все это, несомненно, тянет на высшую меру. Более того, рассказывая публике о том, что полицейские были абсолютно в своем праве, начав тотальный расстрел автомобиля, одиозный Геращенко употребляет такой оборот: «Четверо молодых бездельников в состоянии алкогольного опьянения решили погонять по городу, чтобы показать удаль молодецкую. Покатушки закончились трагедией».

Ключевое слово «бездельники» призвано возбудить в читателе глубокое негодование – ведь в любой демократической стране безделие является полным основанием для отстрела. Вот скажем, тот же Геращенко, пожелай разместить тело жирное в утесах и предаться сладкой неге, по этой логике должен быть отстрелен в назидание другим лентяям.

Но вернемся к трагедии и ее отражению в общественном сознании и официальном дискурсе.

Итак, Аваков вещает в студии, традиционно переживая серию мелких и крупных автооргазмов в момент говорения, и внимательный наблюдатель читает в его словах, позе и общих, простите за выражение, месседжах, что биомасса остается неразличимой биомассой, о какой бы гидности ни вещали с трибуны майдана упыри-провокаторы.

Ни ведущий, ни шутовские эксперты в студии, ни важно безмолвствующие статисты в вышиванках и монистах не задают министру вопрос о случившемся, хотя, казалось бы, куда уж удачнее момент.

Впрочем, официальная позиция уже высказана, и она сводится к тому, что полицейские действовали в полном соответствии с законом, что и надо бы лучше, да некуда, что целились по колесам, но случайно попали в грудь, и что двое полицейских, непосредственно стрелявших и выпустивших 70 с лишним пуль, что свидетельствует о перфектной профессиональной подготовке, пройдут психологическую реабилитацию. Чтобы вы знали, психологическая реабилитация будет заключаться в том, что молодцам помогут справиться с потрясением и чувством вины, но что-то мне подсказывает, что никакого чувства вины там и рядом не стояло, хоть сегодня снова в погоню.

Между тем, в стране идет и ожесточенная общественная дискуссия по этому поводу. Как любая дискуссия на Украине эта тоже проходит в формате непримиримого смертоубийственного срача, который лишь потому не заканчивается жертвами, что в виртуальном пространстве пока не стреляют, хотя все к тому идет.

Оппоненты доказывают друг другу, что полиция была совершенно права, потому что за непослушание нарушителей нужно наказывать самым жестким образом, и именно так поступают американские копы в голливудских фильмах, сериалах и компьютерных играх. Другие возражают – мол, профессиональные полицейские ни за что не открыли бы стрельбу по машине в пределах города, когда могли бы пострадать десятки ни в чем не повинных граждан, и на то они и профессионалы, чтобы обезвредить нарушителей максимально безопасным для посторонних, да и самих нарушителей, образом.

Эти же выпустили более 70 пуль, а в машине, которую таки остановили, эксперты затем обнаружили 21 пулевое отверстие, в том числе – в лобовом стекле. Таким образом, минимум 50 выстрелов были произведены куда попало, и это чудо, что не погибли прохожие, водители и пассажиры других машин.

Данный конкретный случай, между тем, весьма ярко иллюстрирует ситуацию с реформированием полиции и всех прочих институтов государства, состоянием общественных нравов, уровнем профессионализма государственных менеджеров, их моральными кондициями.

Наконец, ставит в итоге сухой и холодный диагноз постмайданной Украине.

Сегодня мы четко видим, куда приводят инфантильные мечты, когда они сбываются. Когда воплощением их в жизнь занимаются социопаты, психопаты и прочие упыри без функции прогнозирования результатов и дыркой на месте эмпатии, а также слабоумные мечтатели, адепты каргокульта.

О каргокульте много писано, о любимой привычке украинцев строить муляжи, макеты и потемкинские деревни много сказано, но приходится возвращаться к этой теме снова и снова. Ибо моления и камлания в рамках каргокульта никуда не делись, и искомого прозрения так и не произошло.

Чтобы убедиться, нужно просто проанализировать социальные сети, разнообразные паблики и эфиры, в которых выступают лидеры общественного мнения - либо просто честные кретины, либо циничные манипуляторы. Но не менее важно внимательно изучить словесную продукцию менеджеров высшего звена.

Мы громко ржали, когда украинские полицейские явились пред наши очи в форме, в ноль срисованной с голливудских сериалов, в частности, комической «Полицейской академии». Некоторые думали, что разработчики лоханулись и подставились, налепив бравых, но дураковатых хайтауэров из свежеиспеченных отечественных полисменов. Мол, понаделали белок из кошек. Но нет, все было продумано ювелирно. Украинские полицейские должны не просто выглядеть как американские, но и перенять абсолютно все внешние ролевые и имиджевые черты их поведения.

По умолчанию считается, что американский полицейский резок и жесток с нарушителями, не допускает никаких компромиссов и палит из пушки, как только для этого представляется удобный момент. Тема настойчивой и тщательной подготовки копов выносится за скобки намеренно – без сомнений и вопросов следует принять, что, стоит молодому нарванному энтузиасту обрядиться в черную униформу и натянуть лихо заломленную фурагу с кокардой, как он тут же из недоучки, лоботряса с понтами, амбициями и майданными тараканами в голове превращается в блюстителя закона. И мало того – с оружием и лицензией на убийство! Поди не круто?

На особой крутизне должности полицейского упорно настаивает вдохновительница всех наших реформаторских правоохранительных побед Хатия Деканоидзе. Буквально за пару дней до киевской трагедии пассионарная грузинка дала большое интервью одному из украинских сайтов, но оно, к сожалению, не получило должного внимания, а стоило бы.

В нем Хатия неодкратно обращается к теме крутости полицейского. Особенно, когда речь заходит о том неудобном моменте, что зарплата в 8 тысяч грн для столицы не является пределом мечтаний, и как быть с тем, что у каждого молодого человека в форме и с удостоверением есть масса соблазнов увеличить благосостояние. «Новые патрульные пришли в полицию не только за зарплатой. Они пришли, чтобы участвовать в обновлении своей страны. Поверьте, это не пафос - я лично разговаривала с огромных количеством этих ребят во время отбора, тренировок, в начале службы. Многие из них стояли на Майдане…», - вещает Хатия, забывая уточнить, как именно видят обновление своей страны ребята, для которых особая крутость заключается в чувстве безнаказанности и возможности применять избыточную силу безо всякой на то нужды. Ну, и характеристика «стояли на Майдане» с каждым днем все увереннее дрейфует к тому моменту, когда она будет окончательным гвоздем в крышку гроба чьей-то репутации.

Между тем, именно стояльщики и скакальщики на Майдане самым непосредственным образом участвовали в переаттестации бывших милиционеров, которых тысячами уволили из органов внутренних дел по той лишь причине, что они не прошли сито автомайданного отбора. Помните Кобу и Булатова – этих орлов Автомайдана, обгадившихся по маковку, но обтекших и продолжавших волать о гидности? Это их орлы, ломившиеся на авто в чужие дома, оказались носителями крайней гидности. Именно они составили большинство отборщиков в аттестационных комиссиях. Впечатления аттестовавшихся опубликованы, и они сводятся к тому, что процесс был сплошным унижением, сведением личных счетов, изощренным издевательством, местью за собственное ничтожество и древние обидки. От аттестуемых требовали становиться на колени, произносить проклятия Беркуту, петь гимны, выкрикивать СУГС, петь хульные песенки про Путина и русских, присягать на верность идеям Майдана, Правому сектору и его фюреркам. Прошедшие отбор по этим профессионально важным основаниям получали право стать полицейским и чувствовать себя круто.

О процессе очищения рядов с гордостью и патетическим волнением рассказала журналисту импортная реформаторка Хатия, подчеркнув, что только недоброжелатели выискивали в нем черные стороны. И продолжила импровизировать на тему крутости: «новые полицейские мыслят так: скорее меня ударит молния, чем я буду брать взятки». Верите?

Достаточно посмотреть на новых начальников полиции, прошедших строгий неподкупный отбор, достаточно бегло посмотреть их биографии и полистать исследования Ломброзо, чтобы задать сакраментальный вопрос – то ль лыжи не едут, то ль я… ну, вы поняли.

Ну и главное – новая полиция создается именно для того, чтобы не было нового Майдана. А если вдруг недовольные реформами неблагодарные людишки внезапно затеют бузу, так у Хатии и ее полиции есть «четкие инструкции, перечень оперативных процедур, которым нужно следовать. О том, как работать во время массовых беспорядков. В том числе и как следует себя вести, если демонстранты откровенно нарушают закон».

Ишь ты, откровенно. На Майдане, видимо, неоткровенно нарушали, так, исподтишка, слегка. Ну там булыжники в ментов, файеры им под щитки, палками тыкали, молотова кидали, так разве это нарушения? Вот когда будут откровенно нарушать, Хатия знает, чем ответить. Да и мы теперь знаем, с пулями-то все налажено.

А на просьбу оценить работу милиции при Януковиче дама отвечает так: «Уверяю вас, ни в одной из упомянутых мной инструкций нет и не было разрешения открывать демонстративно огонь по людям. Это просто запрещено и не обсуждается».

А не демонстративно – можно? И когда это милиция при Януковиче открывала огонь? Так ведь и стояли, без оружия, против миролюбивой толпы онижедетей…

В общем, реформаторы ничего не скрывают. Мало того, они непрестанно хвастаются. Кураторы должны видеть потемкинские деревни реформ во всей красе. Аваков не смущен, он даже не извинился перед родителями убитого, его обслуга развязно комментирует трагедию. Лес рубят – щепки летят, да.

Итак. Мало того, что новая полиция – такой же каргокульт, как и все остальное, молясь чему, украинцы продолжают лбы расшибать. Она еще и кровавый, зловещий каргокульт. Преувеличиваю? Спросите у родителей 17-летнего парня, пассажира этой злополучной машины, вся вина которого состояла в том, что лопающиеся от крутости и чванства полицейские снова перепутали танчики и киношку с реальной жизнью. Ведь у них есть красивая черная форма, полно казенных бибик и горы пулек. И психологи, которые помогут справиться с чувством вины, если оно у кого-то вдруг завалялось…

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ