Украина одурела, паникует, требует войны

01.07.14      Степан Свиридов
Украина одурела, паникует, требует войны

Киевский активист Юрий Касьянов опубликовал в своем «Фейсбуке» обращение к президенту Петру Порошенко. Этот текст очень характерно описывает настроения, царящие среди карателей, поэтому процитируем его полностью с комментариями к каждому абзацу:

«Петр Алексеевич, за недолгое время вашего президентства мы утратили динамику проведения АТО, потеряли инициативу. Навязанное Путиным, и поддержанное трусливыми западными политиками так называемое «перемирие» обходится слишком дорого – мы теряем людей каждый день. Лучших людей! Почему нам запретили стрелять, когда противник не просил, не просит, и не хочет никакого мира? Почему переговоры с бандитами-террористами ведут политики-террористы – антиукраинские и прокремлевские? О чем вообще можно вести переговоры с террористами и оккупантами, кроме как об их капитуляции?..»

Вообще-то идея перемирия была выдвинута не Путиным, и не западными лидерами, а лично Петром Алексеевичем Порошенко. Который обещал добиться мира в Донбассе опять же не Путину, а гражданам Украины. И если читать не только укроСМИ, а независимые источники, то становится понятно, что несмотря на «запрет», киевские боевики продолжают регулярно расстреливать мирных граждан. А вот активность повстанцев заметно снизилась. И да, до тех пор, пока киевляне не поймут, что никаких оккупантов и террористов по другую сторону фронта нет, переговоры на самом деле не имеют особого смысла.

«Каждый день противник обстреливает наши позиции, воинские части; через границу с Россией десятками ввозятся танки, бронемашины, реактивные системы залпового огня; в оккупированную зону прибывают тысячи наемников из соседнего государства. Одностороннее прекращение огня позволило оккупантам накопить силы, которых теперь достаточно не только для обороны, но и для наступления».

Насчет каждого дня Касьянов загнул, но случайно ему всё же удалось сказать правду. Действительно, повстанцы обстреливают позиции армии и национал-гвардии, но они не стреляют по мирным объектам, школам, больницам, рынкам, в отличие от киевских боевиков. Ну и то, что ни одного российского танка или броневика ни самим карателям, ни, тем более, независимым структурам в Донбассе обнаружить не удалось – тоже факт. Все подделанные документы не имеют никакой ценности. Повстанцы воюют на захваченной украинской технике – это раз, и они не проводят наступательных операций за пределы ЛНР и ДНР – это два.

«Самая опасная точка на карте по-прежнему Славянск. Накануне так называемого «перемирия» у противника в городе было не более 1500 штыков, две боевых машины десанта (БМД), несколько минометов. Гиркин откровенно жаловался на камеру, что положение «ополченцов» скверное, и через 2-3 недели им придется уходить в Россию. Тогда мы били бандитов в Славянске; освободили Красный Лиман; наносили огневые удары по подходящим резервам...»

Стрелков «жаловался» не накануне перемирия, а гораздо раньше. Накануне «прекращения огня» (правильнее было бы называть его сокращением), никаких особенных жалоб со стороны ополченцев не поступало, скорее наоборот, они отчитывались об успехах. А вот положение национал-гвардии было весьма шатким.

«За неделю ситуация изменилась кардинально: в Славянске теперь 4-5 тысяч боевиков, десятки единиц бронетехники, танки, РСЗО. Противник подтянул свежие силы к Красному Лиману и Краматорску. Все военные отряды боевиков собраны в кулак под жестким руководством Стрелкова, который, безусловно, – талантливый командир».

Это тоже важный момент – наконец-то каратели признали, что Стрелков – не какой-то там «сумасшедший реконструктор» и не «путинская марионетка из ФСБ», а независимый и талантливый военачальник.

«Силы антитеррористической операции географически распылены на большой территории. Надежной связи нет даже между двумя близлежащими гарнизонами; плохое взаимодействие между родами войск и министерствами; резервов фактически нет; отсутствует единый центр принятие решений – нет жесткой вертикали управления войсками; хуже того – нет командиров, интеллектуальных и волевых, способных противостоять Гиркину».

Насчет отсутствия умных и сильных командиров – чистая правда. Безжалостные есть, жестокие есть, даже бесстрашные есть, а вот интеллектуальных и волевых – нету. Но вот прибедняться тоже не надо. Украинская армия при всех своих проблемах – это не собрание благородных девиц. Разумеется, и военные, и национал-гвардейцы использовали «перемирие» для перегруппировки и отдыха войск.

«Это уже не антитеррористическая операция. Это – война. Серьезная война. В ближайшее время – дни или часы – можно ожидать масштабного наступления противника. Наши блок-посты вокруг Славянска не могут сдержать продвижения танковых колонн. Расположение всех постов, кроме Шестого (Карачун) крайне уязвимое, что и показал «тестовый» бой, проведенный противником, на Первом блок-посту («Рыбхоз»), который был уничтожен вражескими танками за считанные минуты».

О том, что это война, все умные люди говорят уже очень давно. И то, что антитеррористической операцией в регионе даже не пахнет – тоже очевидно. Хорошо, что в Киеве это тоже стало понятно хотя бы кому-то.

«Сегодня у Гиркина достаточно бронетехники и живой силы, чтобы развивать наступление на Изюм двумя клиньями: по трассе Ростов – Харьков; и вдоль водохранилища на село Адамовка. Первыми попадают под удар пост номер 1 «Рыбхоз»; пост 3 «А» - на перекрестке дорог Харьков - Донецк и Славянск - Красный Лиман. Напротив этих постов уже сконцентрировано большое количество боевиков и танков. После уничтожения блок-постов 1, 3А и 3 целью Стрелка будет военный лагерь по дороге на Изюм. Вероятное поражение военных откроет противнику дорогу не только на Изюм, но и на Харьков, так как у сил МВД, базирующихся возле Изюма, нет тяжелой бронетехники, противотанковых пушек и противотанковых ракетных комплексов для эффективной обороны»

Этот абзац комментировать сложно, у меня нет той информации, которая, вероятно, есть у Касьянова. Но еще раз отмечу, что ранее повстанцы не собирались проводить наступательных операций – только оборонительные.

«Реализация этого замысла будет иметь тяжелые политические последствия, и означать военное поражение – наши блок-посты в районе Славянска и Красного Лимана окажутся отрезанными, блокированными и обреченными. Не предпринимая сегодня решительных мер, мы рискуем потерять треть боеспособной армии в течение двух-трех часов».

Это называется паника, как бы не опровергал сей простой факт Юрий Касьянов в следующем абзаце.

«Я не паникую. Нахожусь в районе Славянска, на позициях, и вижу, к чему может привести это «перемирие». Принимайте правильное решение, товарищ главнокомандующий. Сегодня всё зависит от вас. И вы же будете за всё отвечать».

Разумеется, отвечать за всё будет Порошенко. Но не только он. Все, кто поддался стадному чувству и поехал в Донбасс убивать других граждан Украины, тоже ответят. Хунта, развязавшая войну, тоже не уйдет от ответственности.

Текст Касьянова показывает – каратели паникуют. И пребывая в панике, они становятся смертельно опасными для всех – мирных жителей, журналистов, солдат-срочников. По хорошему, с этими паническими атаками им надо бы обратиться к специалистам-психиатрам. Но это невозможно, и в результате каратели стреляют по всему, что шевелится, применяют химическое оружие, организуют заградотряды – лишь бы избавиться от этого гнетущего страха.

И, разумеется, страх становится только сильнее.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ