Убить нельзя вылечить, или Милуокский протокол

Убить нельзя вылечить, или Милуокский протокол

Знаете, что это такое?

И это?

Быть может, это мы видели продромальный период, период предвестников? Прыжки, монотонные выкрики, повышенную социальную и психическую температуру украинского общества, угнетённое состояние, отсутствие сна на Майдане и в жизни, постоянное тягостное беспокойство огромных масс людей. И улыбки не скрывали то, что вся эта майданная весёлость натужная, искусственная. И боль в месте укуса чувствовалась – люди ещё задавали вопросы, отказывались признавать нацистское начало в своих действиях, отказывались признавать, что они ненавидят Россию и всё русское. Только самые заражённые начинали кричать «Смерть русне» и «Москалей на ножи».

Как вы думаете, что это?

«До полного уничтожения России и всего русского.»

До.

Полного.

Уничтожения.

Всего русского.

Прошёл год после Майдана. Быть может, это уже стадия разгара? Повышенная чувствительность к словам «Россия», «русские», «русский язык», «русская история», «братский народ». Раздражительность к общей культуре и общей памяти. Даже к общим героическим предкам. Любые попытки возразить вызывают угрожающую мимику и судороги мышц конечностей, повышенное беспокойство головного мозга. Заражённые становятся агрессивными, буйными, появляются галлюцинации и бред (десятки тысяч воинов ВС РФ на Донбассе, сотни русских танков на границе, везде агенты ФСБ и ГРУ, в каждом городе, в каждом подъезде, везде скрытые бытовые сепаратисты), чувство страха. Заражённые хотят рвать зубами русское мясо, всё русское, всё минимальное похожее на русское.

Это бешенство, rabies. Неизлечимое заболевание. Когда-то его ещё называли гидрофобией. На Украине распространена его разновидность ukrainian rabies. Испокон веков это заболевание называли просто – русофобией.

Название заболевания происходит от слова «бес», да и латинское название rabies имеет ту же самую этимологию. Ещё раньше, в средние века, считалось, что это заболевание – одержимость злыми духами. И когда мы сейчас смотрим на Украину, возникает вопрос, может, в чём-то и были правы тёмные люди Средневековья. И заболевание вызывается не Rabies virus, включённого в род Lyssavirus семейства Rhabdoviridae, а зловредными бесами, вырвавшимися из Инферно Козьего Болота посреди Киева, где жрецы новой Украины Яценюк, Порошенко, Парубий, Аваков, Турчинов устроили кровавую жертву размером в сто невинных, а потом глумливо назвали их «небесной сотней».

Кровь.

Огонь.

Пытки над пленными «беркутовцами».

И открылось киевское Инферно. И начал с быстротой эпидемии распространяться ментальный вирус ukrainian rabies.

Прошёл год. Мы видим, как исковеркано сознание украинского общества. Без противодействия вакцины вирус добрался до нервных клеток коры головного мозга, гиппокампа, бульбарных центров. Тяжёлые поражения видны, и даже не скрываются украинскими СМИ. Респонденты не могут даже внятно ответить на то, что виноват в сложившейся трагедии, в разрушении государства. Только и могут повторять то, что запечатлелось в поражённой коре мозга – Путин, русские, москали.

Вы видите в этих словах хоть какие-то остатки разума?

Этот бедный заражённый человек желает убить всё русское.

Что именно? То, что построил на Украине Советский Союз? Гидроэлектростанции, атомные станции, заводы, трубопрокатные станы, танковые заводы, ЮжМаш, дороги, оперные театры, музыкальные школы, университеты, жилые дома?

Убить всё русское…

Бедный заражённый человек разговаривает и пишет на русском языке. На этом языке разговаривают его друзья, родные и знакомые. Как он убьёт всё это русское? Возьмёт скальпель и вырежет у всех, и у себя в первую очередь, центр Брока́ из задненижней части третьей лобной извилины, а также область Вернике в заднем отделе верхней височной извилины? Может быть, это ему поможет избавиться от всего того русского, что находится внутри него. Тогда ему нужно распилить себе черепные кости и кромсать, кромсать, кромсать, пока предательские центр Брока и область Вернике не исчезнут из его мозгового вещества.

И тогда точно из его рта не будут появляться столь ненавидимые им звуки русского языка, которому этот бедный заражённый человек научился ещё в колыбели.

За год ситуация ухудшилась катастрофически. Даже люди, обладавшие слабым иммунитетом, в итоге заразились ukrainian rabies. Слишком много вокруг заражённых. Слишком силён групповой конформизм в любом современном обществе. Слишком сильно давят, давят, давят на оставшиеся активные и здоровые участки неокортекса украинские СМИ.

Совсем недавно rabies считалось абсолютно смертельным для человека. После появления клинических симптомов болезни оставалось только облегчать участь пациента. Но не лечить. Лечения не существовало. Судороги успокаивали курареподобными препаратами. Двигательное возбуждение «кто не скачет, тот москаль» снимали седативными веществами. Врачи максимально долго поддерживали жизнь в обречённом теле, как сейчас и происходит с Украиной. Она уже обречена, она фактически мертва – и только инъекции лекарств со стороны США, Европы и России удерживают государство и людей на грани.

Сейчас уже наступила стадия «зловещего успокоения». Украинские граждане утверждают, что армия у них стала сильнее, даже самой лучшей в мире, экономика выправилась. Яценюк и Порошенко чуть ли не ежедневно рассказывают, как всё будет хорошо, как всё меняется к европейскому будущему. Но при этом разрушается система образования, медицины, МВД – в состав СБУ и милиции вводят уголовников, нацистов и наркоманов. На самом деле приближается паралич. Вначале паралич глазных мышц, нижних конечностей. А затем тяжёлые паралитические расстройства дыхания вызовут смерть.

Посмотрите. Это Украина – от Майдана и до последнего момента:

Начало, течение, будущий итог.

Если не будет применено специфическое лечение, экспериментальное лечение, то смерть неизбежна. Смерть государства и вместе с ним миллионов человек. Со специфическим лечением у страны есть шанс. Мизерный, но есть.

И вот сейчас перед врачами-политиками стоит вопрос. Извечный вопрос врача, когда перед ним корчится от муки больной бешенством: "Убить нельзя вылечить". Потому что для больного rabies смерть – это облегчение и покой. А лечение – это продолжение мучений. С мизерным шансом выжить.

В лечении классического rabies этот мизерный шанс называется Милуокский протокол.

Существует медицинская теория, что rabies вызывает временное расстройство функций мозга, а не постоянное его повреждение и разрушение. И тогда у некоторых заболевших ukrainian rabies есть шанс снова стать людьми. Врачи предполагают, что если ввести пациента в искусственную кому, тем самым защитив мозг, и одновременно стимулировать иммунную систему, то больной проживёт достаточный срок, чтобы его организм начал вырабатывать достаточно антител к вирусу.

Когда-то с помощью Милуокского протокола американские врачи спасли 15-тилетнюю Джину Гис. Летучая мышь укусила её за указательный палец. Симптомы бешенства развились через 37 дней. Когда её доставили в больницу, у Джины наблюдался тремор, и она практически не могла ходить. По всем признакам девочка была обречена.

Но врачи впервые применили новую методику лечения. С помощью наркотических средств вызвали у девочки искусственную кому, а затем комбинированно лечили антивирусными препаратами. Через 7 дней врачи смогли вывести Джину из комы, а через месяц анализы показали, что у неё в организме больше нет вируса rabies.

Мне кажется, подобным образом сейчас Россия пытается вылечить Украину. Поддерживая максимально долго жизнедеятельность организма, при том, что Украина, как государство, давно уже впало в кому. Задача России, чтобы погибло, как можно меньше здоровых клеток мозга, чтобы потом можно было возродить части территории, которые когда-то были Украиной. Там живут русские люди, которые заражены вирусом ukrainian rabies. И есть шанс, что с помощью Милуокского протокола их организм сам сможет вырабатывать антитела против украинского нацизма, против ukrainian rabies.

Есть шанс.

Мизерный шанс.

Убить нельзя вылечить

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ