Русофобия свела с ума эстонского президента

26.02.16      Степан Свиридов
Русофобия свела с ума эстонского президента

Русофобия – это не просто иррациональный страх перед Россией и необъяснимая неприязнь ко всему русскому. Это еще и серьезное психическое заболевание, приводящее к непоправимым последствиям для головного мозга. Если молодой русофоб еще в состоянии имитировать вменяемость, то с возрастом это становится сложнее и сложнее.

Конечно, не все русофобы кончают жизнь так, как министр обороны США Джеймс Форрестол, выбросившийся из окна сумасшедшего дома с криком «Русские идут!» Психиатрия сделала большой шаг вперед за последние 66 лет. Совсем cерьезные приступы русофобии врачи научились купировать медикаментозно. Но избавлять пациентов от навязчивого параноидального бреда по поводу России и русских современная медицина пока не научилась.

Президенту Эстонии Тоомасу Хендрику Ильвесу 62 года, из которых почти 40 он прожил в США. Молодой Тоомас закончил университет по специальности «психология». Так очень часто бывает – сапожник без сапог и психолог с полностью расстроенной психикой.

В 1991 году, после того, как Михаил Горбачев подарил Эстонии независимость, Ильвес вернулся на историческую родину своих предков, но прожил там всего 2 года – уже в 1993 он вернулся в Вашингтон уже в статусе чрезвычайного и полномочного посла. Но у Госдепа были серьезные планы на этого человека – и в 1996 году он перелетел через океан в обратном направлении, чтобы стать министром иностранных дел. А еще через 10 лет, после череды скандалов, эстонский парламент избрал «Пингвина», как называют эстонцы Ильвеса за пристрастие к фракам, президентом. Этот пост американский гражданин, занимает до сих пор.

Свою русофобию Ильвес не скрывал ни от сограждан, ни от журналистов. Сотрудник Би-би-си Тим Веуэлл был шокирован агрессивным нежеланием президента Эстонии произнести хоть слово на русском языке:

«Президент Ильвес: Эти люди жили здесь, и они не выучили эстонский. Я выучил эстонский, не живя здесь. Я говорю на эстонском языке, он единственный государственный язык, и я говорю на нём хорошо. Причин говорить на русском языке не больше, чем на английском, урду или японском, потому что эстонский является государственным языком. И если вы будете говорить на другом языке в вашей стране лишь потому, что в страну приехали другие люди, то у вас будут проблемы.

Тим Веуэлл: Но с позиции того, что вы - Президент Эстонии, это было бы нормальным: пытаться говорить на языке одной трети населения?

Ильвес: Ну, если мы посмотрим на статистику, то эти люди говорят по-эстонски. Нет, это неправильно, это означало бы смириться с пятидесятилетней оккупацией этой страны.

Веуэлл: Это просто означает способность общаться с людьми, Президентом которых вы являетесь, на их родном языке.

Ильвес: Ну, если они голосовали за меня, значит, они граждане, и они знают эстонский язык. Нет, это реальный тупик, я не хочу обсуждать это, я действительно ... это не является проблемой. Есть 140 миллионов человек в России, и все они говорят по-русски, есть один миллион эстонцев, и есть единственное место в мире, где вы можете говорить по-эстонски. Вот почему эстонцы считают важным говорить по-эстонски».

Канцелярия президента пыталась заявить, что Ильвеса неправильно перевели, и он имел в виду совсем другое, но Би-би-си предоставило оригинал записи. Разговор велся на родном для Ильвеса и Веуэлла английском языке.

Помимо агрессии по отношению к русскоязычным жителям Эстонии, Ильвес регулярно выступал с антироссийскими заявлениями, обвиняя Россию в желании возродить СССР, переписать историю, перекроить границы в Европе и прочих стандартных грехах, приписываемых Москве русофобами.

Но болезнь прогрессировала и развивалась, и вот, наконец, Ильвес выдал квинтэссенцию тяжкого параноидального бреда, которым неизбежно сопровождается клиническая русофобия.

«Представление, что Эстония могла бы стать маленькой Швейцарией под боком у России, иначе как абсурдным не назовешь. Как вообще можно дойти до такого самообмана?», - заявил он, выступая в театре Таллина на концерте в честь 98-й годовщины государственной независимости лимитрофной Эстонской республики.

Представьте президента России, который заявил, что страна обречена на неуспех из-за соседства с Китаем. Представьте президента Канады, который заявил бы, что во всех бедах страны виновато соседство с США. Ни одному психически нормальному политику не придет в голову связывать экономическую неуспешность собственной страны с существованием соседа. Даже украинские политики с их привычкой во всем обвинять «клятых москалей» все-таки в последнее время стали признавать, что не только Кремль виноват в том, что Яценюк не проводит реформы, а Коломойский с Ахметовым продолжают содержать Верховну Раду.

А у Ильвеса, как у всякого человек с активной фазой бреда, всё просто и однозначно. Располагалась бы Эстония не на Балтийском побережье, а в Альпах – давно бы стала процветающей и богатой. А с таким соседом – ну что вы хотите от президента и правительства. Скажите спасибо, дорогие граждане Эстонии, что вас не отправили на границу рыть ров и строить забор. В Украине такая инициатива была, но быстро заглохла, когда выяснилось, что много украсть на этом проекте не получится.

«Нашу обеспокоенность усиливает страх, что все восстановленное и заново созданное за последние 25 лет может опять пропасть. Мы всегда думаем о том, выживем ли», – сказал президент Эстонии.

Основная проблема Эстонии и других прибалтийских республик – стремительная депопуляция. В общей сложности с момента обретения независимости из Прибалтики уехало более миллиона человек, и вступление в Евросоюз только ускорило этот процесс. Молодые жители прибалтийских республик, «титульной» национальности и русскоязычные, уезжают из своих стран из-за нищеты и отсутствия перспектив. По весьма оптимистичным прогнозам ООН, к 2050 году в Эстонии останется 1 млн 233 тыс. человек, то есть на 100 тысяч меньше, чем сейчас.

В советское время Эстония находилась на первом или одном из первых мест среди республик по объему инвестиций в основной капитал на душу населения. Развивались высокотехнологичные отрасли хозяйства - электро- и радиотехническая промышленность, приборостроение, судоремонт. Химическая промышленность из собственного сырья (горючие сланцы, поставки которых обеспечивала добывающая промышленность республики) производила широкую номенклатуру товаров – от минеральных удобрений до антисептиков и моющих средств. На территории республики были построены крупнейшие в мире работающие на местных сланцах Прибалтийская и Эстонская ГРЭС, полностью обеспечивающие потребности республики.

За 25 лет это «тяжелое наследие оккупантов» было полностью или частично разрушено. Высокотехнологичная промышленность осталась в прошлом, единственный повод для гордости – мессенджер Skype, в создании которого поучаствовали эстонские программисты. Впрочем, даже об этом небольшом, но все-таки достижении Ильвес не вспомнил, рассказывая о страшных видениях в своей головке.

«Эстонская «Нокиа» в том-то и заключается, что у нас нет своей одной «Нокиа», - посетовал он, после чего начал рассказывать про американских солдат, которые «находятся в Эстонии, чтобы защищать нас и в случае необходимости вступить в сражение за нашу свободу».

Если простому человеку чудятся «оккупанты» под кроватью, от которых могут спасти только храбрые американские военные – это не страшно, это лечат – главное вовремя обратиться к специалисту. Но если подобной болезнью страдает действующий президент страны, пусть даже такой карликовой как Эстония – это может быть опасно для окружающих.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ