информационное агентство

Политзаключенный Денис Шатунов: «Что может чувствовать человек, чьих друзей цинично и жестоко расстреливают?»

28.03.19      Юлия Гаврильчук
Политзаключенный Денис Шатунов: «Что может чувствовать человек, чьих друзей цинично и жестоко расстреливают?»

Одесский политзаключенный Денис Шатунов находится за решеткой уже более трех лет – с июня 2015 года. Спустя год после пребывания в СИЗО украинский суд вынес ему приговор – 10 лет лишения свободы по обвинению в покушение на убийство, которое не было завершено (статья 115, часть 2 Уголовного кодекса).

Ходияк, расстреливавший безоружных граждан из охотничьего ружья на Греческой площади 2 мая 2014 г. В день той чудовищной трагедии, которая известна в народе как «Одесская Хатынь», только по официальным данным погибли 48 человек.

От выстрелов Ходяка погиб близкий друг Дениса 34-летний реконструктор Евгений Лосинский. Несмотря на наличие фото и видеоматериалов, многочисленных свидетельств очевидцев, убийца до сих пор не наказан, более того, действующей властью он едва ли не возведен в ранг героев. Тяжело переживая смерть товарища, Шатунов много думал о несправедливости ситуации и говорил с разными людьми о необходимости наказать убийцу, если уж правоохранительные органы не захотели заниматься своими прямыми обязанностями. В итоге МВД подослало к нему провокатора, который предложил свою помощь в организации возмездия. Находясь в состоянии аффекта, он согласился. Впоследствии запись разговора, сделанная провокатором, послужила главным доказательством по делу, а судьи, исходя из политической целесообразности, дали максимально суровый вердикт.

Ныне Денис отбывает наказание в колонии строгого режима в Черкасской области. За это время у него серьезно ухудшилось здоровье. После ареста Шатунова его жена была вынуждена уехать из родной Одессы в Россию из-за давления и угроз украинских радикалов. Ситуация осложняется тем, что их дочери также поставлен весьма тяжелый диагноз – митральный порок сердца.

Это интервью было записано благодаря тому, что жена Шатунова - Анна смогла навестить его в колонии в Черкасской области, передав вопросы от редакции «Антифашиста».

— Как и почему вы оказались в рядах сторонников Куликова поля? С какими проблемами вы столкнулись до ареста?

— В рядах сторонников Куликова поля я оказался по множеству причин. То, во что «революционеры» начали превращать страну и Одессу, для подавляющего числа одесситов было неприемлемо. Для меня, да и не только для меня, Одесса - не просто город, это мой дом, и дом моих близких. В этот дом пришли незваные и агрессивные гости, поэтому мы решили организоваться, чтобы хоть как-то противостоять националистическому шабашу. Причём, хочу заметить, что наши методы были сугубо мирными и легитимными. Я очень давно дружил с Антоном Давидченко и разделял его взгляды, поэтому, когда поступило предложение принять участие, согласился без тени сомнений. Что касается репрессий за активную политическую и гражданскую позицию, то тут отдельная история. До ареста я работал в охранной сфере. Практически сразу после событий второго мая я устроился в оружейный магазин «Ствол» и проработал там совсем немного - начальство узнало, что я сторонник Куликова поля и дружу с Давидченко, после чего уволили меня без объяснений причины, но от ребят из магазина я узнал, что уволили меня именно из-за этого.

— Что вы почувствовали 2 мая, в особенности, когда узнали о смерти Лосинского?

— А что может почувствовать человек, чьих друзей расстреливают, расстреливают подло, цинично и жестоко? И убийца, чувствуя свою полную безнаказанность, ни от кого не скрываясь, продолжает ходить по улицам Одессы и дышать одним и тем же воздухом, что и обычные люди. Сложно передать словами всю гамму чувств. Это и депрессия, и ненависть, и злость. Все сразу. И если раньше было желание решить все мирно и по справедливости, то после этих событий осталось только ощущение потери и несправедливости. Я после второго мая пересмотрел очень много видео тех событий, чтоб найти убийцу Евгения Лосинского. Женю я знал довольно давно, мы очень дружили, и его смерть очень ударила по мне и по всем, кто его знал. А ведь у него была семья...

— Расскажите про ваш арест, как он происходил, применялись ли к вам меры физического и психологического воздействия со стороны СБУ?

— Арест произошел возле дома моей жены. «Принимали» профессионально работники МВД. Поначалу ни физического, ни психологического давления не было, но вот какое дело: через день после моего задержания, после шумихи во множестве СМИ с публикацией видео ареста и обыска, по которому легко можно было опознать дом, и даже слышны были личные данные жены, возле нашего дома сгорели будка парковщика и машина. Ночью кто-то бросил в сторону ворот бутылку с зажигательной смесью. Я не верю в подобные совпадения. Силовики регулярно пытались давить на меня посредством угроз родственникам и близких мне людей. Ну а насчет физического воздействия, то тут врать не буду - ко мне подобные методы не применялись.

— На чем основано обвинение и чем обусловлен такой суровый приговор? Что на суде говорил Ходияк?

— Обвинение базировалось на спровоцированном самими силовыми органами т.н. «Попытке заказного убийства». Это особо тяжкая статья и я, находясь в состоянии глубокой депрессии после смерти друга, полностью признал свою вину. Ну а сам убийца на суде сказал, что ничего не знает и ничего не помнит. Не помнит меня и не помнит, как убивал человека.

— Пытались ли вы подавать апелляцию, кассацию ведь за несовершенное преступление, согласно Уголовному кодексу можно дать только половину от «высшей планки» наказания? Планируете ли обращаться с исками в ЕСПЧ?

— Да, мы подавали во все инстанции, но везде было отказано. По версии следствия я совершил все для того, чтобы преступление было совершено, но по «обстоятельствам, не зависящим от меня» оно не завершилось. По закону Украины это деяние считается особо тяжким преступлением. Суд вынес приговор, и все вышестоящие инстанции этот приговор подтвердили. При нынешней власти даже попытка обратиться в ЕСПЧ не имеет смысла, но мы продолжаем работу в этом направлении и надеемся на благополучный исход.

— Вы побывали в тюрьме, а сейчас находитесь в колонии, расскажите о ваших впечатлениях. Как там обустроен быт, насколько уживаетесь с другими заключенными? Нет ли прессинга со стороны администрации?

— Ну, впечатления, мягко говоря, не очень. Пришлось столкнуться с массой негатива, что в СИЗО, что в лагере. По быту в лагере проще и комфортней, чем в тюрьме, если так можно выразиться. С другими заключенными проблем нет, у меня же уголовная статья, политическую мне не хотели инкриминировать, чтобы не было возможности уйти по обмену. Да и действительно, по политическим статьям на меня у правоохранительных органов ничего не было. Те, кто находился и находится в том же лагере, что и я, но по политической статье, то никаких проблем и давления на них я не наблюдал и не слышал о таком.

— Как данную ситуацию переживают члены вашей семьи? Помогает ли вам и им кто-либо (волонтеры, фонды, правозащитные организации)?

— Для всех моих родных и близких, произошедшее со мной было настоящим шоком. Конечно же переживают очень, да и здоровье из-за этого у них пошатнулось очень сильно. Жизнь сейчас очень тяжелая, а им не могу никак помочь. Ни финансово, ни морально. Но есть все же, добрые люди, которые не забывают и по мере возможности оказывают посильную помощь, как мне, так и моим родным и близким. За это огромное спасибо людям, которые остались людьми и которым не чуждо сострадание.

— Насколько, по-вашему, реально попасть в списки на обмен между Украиной и ДНР-ЛНР? Пытались ли вы, ваши родственники что-либо предпринимать в этом направлении?

— Я есть в списках Донбасса на обмен, но Украина, на данном временном промежутке отказывается меня менять, так как, по их мнению, я не отношусь к конфликту на востоке Украины и не попадаю под политическую статью. Надеюсь, что после президентских выборов на Украине что-то изменится. Дело в том, что с самими обменами не все так просто и понятно, поскольку не всегда ясно по каким критериям отбирают людей, идущих на обмен. Абсурдная ситуация, когда одних граждан Украины обменивают на других граждан Украины. Будем надеяться на все хорошее, а иначе никак.

Самому Денису и его семье очень нужна поддержка и материальная помощь. Не оставайтесь равнодушными, не проходите мимо!

Карта Сбербанка — 4276 4600 4772 1415 Анна Шатунова

Приватбанк — 5168742606292880 (Герасимчук Анна Васильевна, бабушка Дениса, находится под его опекой)

Webmoney — R030106892280 (рубли) U402637870663 (гривны) Z324190868766 (доллары)

PayPal — anilevch@gmail.com

Яндекс-кошелёк — 410016687654320

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ