Политическая амнезия - это удобно. Как Украина пришла к диктатуре пропаганды?

24.08.15      Автор redactor
Политическая амнезия - это удобно. Как Украина пришла к диктатуре пропаганды?

В День Независимости хочется проанализировать закономерности, которые привели Украину к состоянию, которое можно охарактеризовать словами из песни «праздник со слезами на глазах».

С одной стороны — на 24-ом году независимости мы поняли, что любим родину, с другой, как говорит кандидат политологических наук Алексей Якубин, реальный патриотизм — это не любовь с закрытыми глазами. Не случайно, многие наши проблемы связаны с попыткой понять Украину через XIX век и поэзии Шевченко.

И это не единственный парадоксальный вывод из нашей беседы об Украине и украинцах...

Алексей, вам не кажется, что мы сейчас переживает двойное дежавю: повторяются олигархические войны времен «раннего Ющенко» (рейдерские захваты 2005-го, борьба за НФЗ, снова Коломойский) и прессинг на свободу слова, на оппозицию, как было при Януковиче?

Я с вами согласен. На протяжении всех лет независимости одна из глобальных проблем Украины то, что меняются лица власти, но качество политической работы остается неизменно низким. Я не буду анализировать этапы нашей истории, оценивать персоналии, просто подведу итог: в 1991 году в Украине проживало свыше 50 млн чел, сейчас — около 40 млн. Минус десять миллионов (!) за 24 года.

- Шок... Мы почему-то об этой цифре забываем...

- Такое колоссальное сокращение населения в процентном отношении не пережила ни одна страна Центральной и Восточной Европы. Возможно, за исключением балканских государств. Но там другая ситуация: война, этнические чистки... Украина двадцать два года (до начала 2014-го) жила в условиях мира.

Депопуляция в подобных масштабах в мирное время — это вердикт, который говорит, что политический класс, управлявший Украиной все это время, привел ее «не туда». При этом он стал совершенно отдельной реальностью от населения и его потребностей.

Помните, когда в США появилось движение антиглобалистов Occupy Wall Street, их главный лозунг звучал как «We are the 99%» (Нас 99 %). Т.е. 99% населения против 1% правящего класса и финансовых воротил. Это же можно сказать и про Украину: 1% политической элиты отмежевался от 99% народа.

- Недавно «Слово и дело» опубликовало график  изменения симпатий к Президенту, правительству и парламенту. По сути - рейтинг недоверия. Это зеркало, где отразился весь наш путь «по граблям, как по бульвару»: от революций, новой власти, которой безоговорочно верят, от новых героев, которым восхищаются, к неизменному разочарованию, «низложению» героев т. д. Каждая власть избирается на волне симпатии и уходит под свист толпы. Откуда такая особенность у страны?


Эта проблема возникла потому, что наши граждане сильно очаровываются политиками. Не воспринимают критически и реалистически то, что политики в целом говорят, делают и думают. Политика для украинца — это телесериал. Мы 24 года смотрим политическую Санту-Барбару, ищем идеального героя.

Появляются новые фигуры, возникают - интриги. Старые герои периодически оживают, как и положено в сериале (вот все думали, что рейтинг Тимошенко «умер», а тут раз — и ожил). Добрые персонажи оказываются злыми и наоборот.

Но каждый раз, когда очарование проходит, общество не делает системных выводов и принимается искать нового положительно героя. Это наша специфика - мифологизация политиков. Потому что только на уровне мифа может быть идеальный политический герой и его антипод — 100%-ный негатив, абсолютное зло.

Я даже знаю, где это зло сидит — в Кремле...

Ну, не зря же политологи шутят, что не будь Путина, его пришлось бы выдумать, потому что вселенское зло обязательно должно присутствовать в сериале, и для телезрителей, влюбленных в конкретных героев, оправдывать их промахи.

Кстати, еще одна ловушка мифологического мышления — бинарность политических симпатий. Герой не может существовать без антигероя. Они нужны друг другу, как черное и белое. Но в политике белого и черного в чистом виде нет, есть много разных оттенков.

 - Заметим, что с появлением нового зла, предыдущее зло получает амнистию. Кучме в Минске никто про «голову Гонгадзе» не напоминает. Футболка «Украина без Кучмы» не в моде, актуально - «ПТН-ПНХ»...

- Политическая амнезия удобна, она характерна не только для политиков, но и для граждан. Они быстро забывают, что происходило во время выборов, почему они голосовали именно этого политика, что он им обещал и за что они его полюбили. В общем, забывают свои прошлые политические пристрастия. Пример — выборы мэра Киева. Кого не спросишь — никто не голосовал за Кличко. Но кто-то же голосовал, раз его избрали?!

- И уже, кстати, забыли, что он великий спортсмен (без всякой иронии), что он стоял на Майдане...То же самое касается и других. Сколько людей, который пришли во власть с Майдана, уже забыты? Или дискредитированы. Тут сам по себе напрашивается вопрос: почему, на ваш взгляд, все президенты, начиная, пожалуй, с Кучмы Кравчук просто был недолго) приходят к власти с одной командой, а уходят с другой?

С точки зрения политической науки это логично. Мы должны понимать, что именно команда приводит лидера к власти, но со временем у него возникает чувство, что он добился всего сам, а люди, которые ему помогали— просто шли рядом. И теперь они слишком многого требуют, зачем-то напоминают о том времени, когда он не был великим, и даже имеют какие-то претензии.

Поэтому рано или поздно политик начинает освобождаться от своего ближайшего круга, от тех людей, которые его создали как звезду политического сериала. И заменять их теми, которые не помнят периода до власти и относятся к нему не дружески, а как к суверену, как к мегазвезде. Другими словами он заменяет их на людей, которым ничем не обязан. А первая команда оказывается в опале, в роли антигероев, врагов, зрадныков.

- И к чему вся эта «сериальная Санта Барбара» ведет?

- Я бы сказал - к «варваризации» и «архаизации» Украины, к тому что запас национальной прочности и ресурсы исчезают на глазах. Мы наблюдаем ситуацию, когда олигархи имеют собственные военные группировки и решают конфликты не в суде, не в сфере права, а средневековым методом: силой захватить завод соперника, пойти с дружиной на территорию другого феодала и разорить его. Когда подобные вещи происходят в центре Европе в XXI веке, то они Европу, конечно, шокируют...

- Почему же общество все еще политические инфантильно, хотя 20 с лишним лет тренировалось на политиках?

- Инфантильность имеет глубокие корни. Это историческое стремление народа снять с себя и отдать сказочному герою (политику) ответственности за политический выбор. Он знает куда идти — он приведет. Привел не туда, значит уже не герой, ищем нового.

Не нужно думать, что такая «болезнь» характерна только для Украины. Германия в начале XX века считалась самой просвещенной страной Европы. Лучшие университеты были не во Франции или в Англии, а именно в Германии. Как эта страна пришла к фашизму и Гитлеру? Немцы боялась собственного выбора, они переложили на мифологизированного пропагандой лидера глобальную ответственность, а на себя взяли труд дисциплинированно выполнять все постулаты и не задумываться над тем, что они делают.

- Знаете, я недавно вернулась из поездки в Германию, была в Документоцентре (музее нацистской партии) в Нюрнберге, в трибунале, смотрела архивы, документальные фильмы, плакаты. Меня смутило даже не совпадение некоторых лозунгов («Германия превыше всего» и «Україна понад усе»), в конце концов и то, и другое было придумано раньше. А диктат пропаганды. Если ты не за национал-националистов, значит - или коммунист, или еврей, или, как минимум, не патриот. И тебе не место в Германии...

- Да, проблема в том, что мы сейчас живем не просто в плену у мифов, а еще и в условиях абсолютизма и диктатуры пропаганды, которая воюет на два фронта: на внешнем — против вторжения российской пропаганды, а на внутреннем — против инакомыслия.

В этом смысле ошибкой было стремление политиков «оседлать» посредством пропаганды волну патриотизма, поднявшуюся одновременно с Майданом в конце 2013 года, и в дальнейшем свести ее к тезису, что патриот обязан безоговорочно, без тени сомнения поддерживать власть.

Реальный патриотизм — это не любовь с закрытыми глазами. Мол, ничего плохого не происходит, все хорошо. Мы лучше всех. Мы победители, а если где-то не победили, то виноваты «зрадныки».

Более того, когда реальность входит в очевидный контраст с мифом, пропаганда погружает нас в прошлое, причем, в мифологизированное прошлое. Многие наши проблемы связаны с попыткой понять Украину через XIX век, через поэзии Шевченко, которые я очень люблю, но эти вещи имеют весьма далекое отношение к тому, какой Украина была на 1991 год и какой она есть сейчас.

Модно носить вышиванку, появилась мода на прическу «козацкий оселедец», но никому не приходит в голову надеть футболку с ГнепроГЭСом. Или с портретом Королева. Или гордится тем, что мост Патона — это первый в мире цельносварной мост..

- Действительно. Чего же тогда удивляться, что на «Южмаше» не работают даже туалеты, а борьба идет за месторождения янтаря. Т.е. от более высоких технологий спускаемся в сырьевой сегмент, а потом можем вообще прийти к первобытному бизнесу — собирательству. Кстати о бизнесе и экономике. Почему, на ваш взгляд, неожиданно вырвалось вперед сельское хозяйство, к которому всегда относились, как к "чемодану без ручки". Сколько помню, в парламенте - стон "Село вмирає". И тут оказалось, что аграрный сектор —наш последний экспортный потенциал...

- Если брать по демографическим показателям, то село действительно умирает: за годы независимости количество сел уменьшилось на несколько сотен, с карты ежегодно исчезают десятки населенных пунктов. Но при этом именно аграрная отрасль остается из одной ключевых и самых прибыльных. Почему? Потому что это отрасль, которая работает с сырьем. АПК расшифровывается как агропромышленный комплекс. Но за годы независимости мы почти утратили промышленную составляющую АПК и у нас осталась только аграрная, точнее, сырьевая часть.

Мы выращиваем зерно, подсолнечник, кукурузу, рапс и проч., для того, чтобы в виде сырья экспортировать на внешние рынки. Бизнес-модель здесь короткая: посевная – уборка урожая — продажа. Постоянный, четкий, предсказуемый цикл. Для многих компаний это оказалось очень удобным и выгодным: можно относительно просто просчитать получение прибыли, затраты, маржу. И получилось, что у нас есть высокотехнологичные предприятия, но туда деньги не вкладывают, потому что это длительный период, а село дает быстрые деньги.

- Раньше была торговля - быстрый цикл, теперь аграрная сфера...

- Торговля упала потому что, упали доходы граждан. Меня заинтересовала статистика по поводу автомобилей. В этом году было куплено 50 тыс. новых автомобилей, за этот период в прошлом году - 90 тыс. Эти цифры, возможно, не совсем точно отражают реалии, ибо, как говорил Марк Твен, есть ложь, большая ложь и статистика, но они четко показывают тенденцию - доходы граждан реально упали. Аграрный рынок выжил, потому что оказался менее привязан к этим вещам, он больше завязан на мировые рынки.

Но и на мировых рынках не все хорошо. Цены на зерно в этом году начинают снижаться. Ценовые пики, которые были раньше на зерновые, уже прошли. Мы увидим, что аграрная отрасль хоть и будет демонстрировать некую прибыльность в дальнейшем, но столкнется с негативными тенденциями. Как это было с металлургией, а до этого с газом.

Раз мы уже взялись анализировать путь, пройденный за годы независимости, то не следует забывать, что на газе и на металлургии и были созданы самые большие и быстрые состояния. Сначала на перепродаже в Украине российского газа (это 90-е гг), потом на продаже за границу металлургической продукции (2000-е), сырья. Т.е. «газовая эпоха» сменилась эпохой проката, а теперь - аграрной. Еще один признак архаизации экономики — от более высокотехнологичного производства (металлургия) к более сырьевому (зерно).

- Но какой-то позитив от происходящего, безусловно, есть — всплеск патриотизма, например, обожания Украины. Всплеск милосердия и волонтерского движения. Хотя понятно, что это временные явления, эмоциональные. А дальше что? В Украине может быть какая-то конфигурация жизнеспособной власти, при которой всем будет, ну, скажем так, сносно жить? Или мы обречены на «политический цирроз», а хозяйничать тут будут иностранцы?

Относительно иностранцев, парадоксально, но Украина сейчас приближается к формату последней европейской колонии. Над нами установлена опека, пусть в мягкой и добровольной форме, но - опека. И куда это приведет, зависит от многих факторов.

Если же отыскивать позитив в происходящем, то есть надежда, что очередная неудача с поиском идеальных вождей и супергероев и нынешнее разочарование ими может стать точкой пробуждения общества от мифологического сна. Я говорю «может», потому что не уверен в этом до конца.

Но все-таки я очень надеюсь, что люди научатся связывать работу политика с таким простыми и приземленными фактами как счет за коммунальные услуги, размер зарплаты в сравнении с уровнем цен, возможности в области образования, туризма и т. д.

Знаете, американская система не совсем демократична по своей сути, с элементами олигархии, но у есть четкий критерий оценки работы Президента: количество рабочих мест, которое было создано за его каденцию и в каких отраслях. Этот критерий сразу дает понять, как Президент и его администрация работали и в чьих интересах. Когда оценивают губернаторов и мэров добавляются еще другие критерии, кроме количества рабочих мест, например, уровень преступности, свободы граждан. И тогда пропаганда уже вторична.

Кстати, возвращаясь к пропаганде. Как говорится нет худа без добра. Парадокс в том, что упомянутая нами массированная пропаганда, которая в общем-то направлена на то, чтобы не дать населению выйти из коллективного сна разума (потому что спящий народ легче зомбировать), может дать обратный эффект.

Замечено, что, чем жестче давит на мозги официальная пропаганда, тем очевиднее ее контраст с жизнью, которая нас окружает: цены, зарплата, тарифы. И тем больше людей выходит из-под влияния официальных догм и пробуждаются.

Беседовала Галина Акимова, специально для ГЕНПЛАН

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ