Операция "Мукачево" или Ответ на все случаи жизни

День. Лес. Солнечно. Мукачево.
Аваков стоял у кромки леса и устало повторял в мегафон:
- Вихади!
Из чащи донёсся дружных хор "правосеков":
- Нэ-а.
Аваков подумал, ещё раз подумал - с тех пор, как он стал министром МВД, ему очень нравилось думать - и крикнул:

- Я министр МВД. Вы должны меня слушаться. Вихади, да?

- Нэ-а, - ответил лес.

Несколько часов назад два "правосека" сдались из-за нехватки гемоглобина, вызванного переизбытком свинца в организме. Но на допросе всё равно отказывались отвечать. Крутили "трызуб" из трёх оставшихся на двоих пальцев и цинично пускали весёлые кровавые пузыри из грудных отверстий. Побулькивание складывалось в "Ла-ла-ла".

Министр МВД Аваков решил принять крайние меры, набрал на мобильном телефоне президента Украины порошенко и подключил его к мегафону.

Над лесом разнёсся чуть пьяный голос Президента:

- Ик!

Лес озадаченно затих.

- Я президент Украины. Сдай оружие и вихади!

- Нэ-а, - привычно ответили "правосеки" и занялись делом. Они кормили шестилетнего мукачевского мальчика шоколадом. Заканчивался шестой килограмм. Мальчик брыкался и фырчал "Нэ-а".

В это время на польско-украинской границе стояли 144 000 титульных украинцев. Они хотели в Европу. В незапамятные времена Архангел Михаил выгнал украинцев из Европы за плодово-ягодное обжорство. Теперь украинцы мечтают вернуться, чтобы как в древние времена плодиться, размножаться и ухаживать за сантехникой, в обеденных перерывах собирать мандарины. Европа украинцев не хотела.

Польский пограничник хотел пива и танцовщицу из клуба "Боржч". Украинский гастарбайтер хотел в Польшу. Обоим было мучительно неудобно смотреть друг на друга. Каждый из них был препятствием для большой Мечты.

- Пусти, да? - устало сказал украинский гастарбайтер из Львова. Он очень хотел в Европу и не хотел в АТО.

- Нэ-а, - привычно ответил польский пограничник. Он хотел в клуб "Боржч".

- Я на Волыни твой дедушка рэзал, прадедушка вэшал, бабушка рэзал, маму имел, дом труба шатал, собака колбаса дэлал, - беззлобно сказал галичанин.

Польский пограничник даже не обратил внимание. Он думал о пиве и танцовщице.

В это время медный Провод Ярош сидел в Администрации Президента и смотрел на Пьяного петра алексеевича порошенко.

- Ик, - сказал Президент.

- Нэ-а, - по привычке ответил Ярош.

Пётр Алексеевич мерзко захихикал и бросил вишню в коньяке с балкона. Бутылка звонко во что-то приземлилась. Донёсся дикий премьерский визг.

- "Яценюк", - подумал Ярош.

Пётр Алексеевич бросил контрольную вишню в коньяке.

Визг прервался.

- "А город подумал, ученья идут", - взгрустнул Провод.

- Будь моим... - пётр алексеевич замолчал, героически борясь с пьяной икотой. Вишни в коньяке болтались внутри обширного тела петра алексеевича, как ВСУ в Дебальцево.

Ярош напрягся. Ему подобное уже предлагали и Ляшко, и Мосийчук.

- Будь моим министром обороны, - выдохнул перегар пётр алексеевич. - Только пусть твои бойцы разоружаться и войдут в МВД. А в Мукачево партизаны пусть сдаются.

- Нэ-а.

Ярош подумал ещё раз - предложения Ляшко и Мосийчука выглядели гендерно-приятнее - и уверенно повторил:

- Нэ-а.

Пётр алексеевич загрустил и потянулся у бару.

Ярош закинул удочку:

- Требую снять Авакова с должности министра МВД.

Одновременно зазвонили оба телефона - и у порошенко, и у Яроша.

Из динамиков стереофонически ответил Аваков:

- Нэ-а. Или кто-то к Сашку Билому торопится?

Дмитрий Ярош подумал, что надо делать Вече. Пётр алексеевич подумал, что не надо Ярошу делать Вече. Но ничего не сказал, так как рот был занят.

Внизу под балконом шёл Антон Геращенко - он грустил и скучал, он искал Авакова. Арсен развлекался в Мукачево. Без Антона. И потому Антон чувствовал себя брошенной женщиной и грустно напевал песню о любимом патроне:

Звоню тебе часто, но отклика нет,
Комар телефонный пищит мне в ответ,
Ну чем мы не пара, ведь сердце поёт,
От песни до песни один перелёт.

О любви всё твержу тебе заново,
Но когда зря твердить надоест,
Так и знай я уеду в Мукачево,
А в Мукачево полный п…ц.

Геращенко с грустью и одиночеством нёс вперёд своё тело. Внезапно из-под его ног донёсся затухающий премьерский визг.

- "Яценюк", - подумал Ярош.

- "Нужен новый премьер", - подумал порошенко.

- "Он раздавил мне очки на лице", - подумал Яценюк.

Геращенко ничего не подумал. Не умел.

В это время Аваков переходил от одной закарпатской горы к другой и умолял в мегафон:

- Вихади, да?

- Нэ-а, - отвечало ему закарпатское эхо.

"Правосеки" стреляли из гранатомётов по контрабандистским беспилотникам и так добывали себе курево. Им нравилась такая жизнь.

А в это время Бенцион мрачно смотрел на Одессу, где Михеил отжимал у Бенциона даже ларьки с шаурмой, не говоря уж об Одесском Порте и контрабанде.

- Нэ-а, так дело не пойдёт, - мрачно сказал Бенцион. И задумал разное.

- Нэ-а, - повторяла Маша Гайдар, уверяя, что она не такая. Но и сама Маша, и Михеил точно знали - такая.

- Нэ-а, - вырывался Пьяный пётр алексеевич порошенко, когда его в два часа ночи пытались оторвать от президентского бара и отвезти домой.

- Нэ-а, - говорили европейские чиновники, глядя на Мукачево, и прятали визы подальше от украинцев, а заодно подсчитывали втихомолку, сколько будет стоить ров с аллигаторами и донными минами между Украиной и Европой.

Ночь. Лес. Луна. Мукачево. Затухающее эхо "правосеков":

- Нэ-а.

И трагический силуэт Арсена Авакова на фоне полной луны.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ