информационное агентство

Нас в России не ждут. Одесский «куликовец» Анатолий Петров избежал расправы СБУ, но опасается депортации в Украину

22.05.17      Илья Уржумов
Нас в России не ждут. Одесский «куликовец» Анатолий Петров избежал расправы СБУ, но опасается депортации в Украину

После прокатившейся по Одессе в апреле-мае волны арестов и обысков среди активистов Куликова поля один из них – одесский стример и правозащитник Анатолий Петров – был вынужден бежать из Южной Пальмиры в Крым…

У СБУ режим работы - «Усиленный»

В Одессе СБУ и её проплаченные псы – молодчики «Правого сектора» и других экстремистских организаций, развили бурную деятельность по «разоблачению террористов» ещё в марте. Тогда было арестовано девять одесситов.

22 марта украинские СМИ торжественно объявили, что Служба безопасности Украины и Военная контрразведка задержали в Одессе «9 членов резидентурно-диверсионной сети спецслужб России, которая действовала на юге Украины и в районе АТО».

«Глава контрразведки Сергей Левченко сообщил на брифинге, что резидентом и координатором группы была гражданка Украины, активная участница событий 2 мая 2014 г. в Одессе, прошедшая подготовку на территории Крыма».

Однако оказалось, что эти аресты – лишь «предпраздничная подготовка» к 10 апреля, Дню освобождения Одессы от фашистов.

10 апреля СБУшники пришли ко многим – руководителю Одесской правозащитной группы Надежде Мельниченко, активисту Куликова поля Морису Ибрагиму и другим.

«Утро 10 апреля началось с визита ко мне СБУ и обыска», – с грустью сообщила Надежда Мельниченко, предваряя свой рассказ о девяти оставшихся в живых ветеранах войны, в 1944-м освобождавших город от нацистской нечисти, а сейчас вынужденных терпеть её в любимой Одессе.

Ближе ко 2 и 9 мая – третьей годовщине Одесской Хатыни и Дню Победы – активность «избушки» только возрастала. «СБУ работает в усиленном режиме», – констатировал Василий Полищук – бывший депутат Одесского горсовета, ветеран Вооружённых сил и боевых действий.

Действительно, 2 мая по Одессе прокатилась новая волна обысков и арестов. Укро-СМИ снова радостно доложили, что в Одессе СБУ совместно со спецподразделением «Альфа» задержала «группу местных жителей», «предполагаемых диверсантов»:

«Как информировали в СБУ, задержанные подозреваются в подготовке терактов, диверсий и провокаций».

«ЛЮБОЙ РУССКИЙ МОЖЕТ СТАТЬ КРЕМЛЁВСКИМ ДИВЕРСАНТОМ»

В тот же день, 2 мая, сотрудники СБУ пришли и к Анатолию Петрову – активисту Куликова поля и движения «Антимайдан» в Одессе, стримеру и автору канала на YouTube.

Этот мужественный человек – ветеран Вооружённых Сил, участник боевых действий – все три года начиная с мая 2014-го продолжал снимать все судилища над «куликовцами» и другими антифашистами, траурные мероприятия у Дома профсоюзов на Куликовом поле и связанные с ними инциденты, а также многое другое, происходящее в оккупированной украинскими неонацистами Одессе.

Анатолий Петров рассказал:

«2 мая 2017 года в 06:30 утра ко мне домой постучали военнослужащие СБУ для проведения обыска. По уголовно-процессуальному законодательству Украины СБУ производит обыск у подозреваемого только в рамках открытого уголовного производства, на основании постановления суда. Все статьи УК Украины для подследственных СБУ предусматривают только содержание под стражей. А нахождение в СИЗО можно отождествлять с нахождением в концлагере “гестапо”. Это значит, находиться там вечно. А для меня, 71-летнего, это все равно, что смерть».

Позднее выяснилось, что 2 мая обыски проводились у многих «куликовцев» (по данным Анатолия, в тот день – около 40, по разным адресам). Все, у кого был обыск, подозревались в «террористической деятельности». Накануне украинские СМИ сообщали, что все «куликовцы», сторонники Русского мира, обвиняются в терроризме, диверсиях и шпионаже в пользу РФ. В их адрес сыпались угрозы…

И Анатолий принял единственно возможное решение – он скрылся из дома:

«Не дожидаясь срыва дверей с петлей, а у нас такое с украинским гестапо уже было, 2 мая 2017 года я сбежал с квартиры. Позднее выяснилось, что в 23:00 непрерывно стучавшие и звонившие гестаповцы ушли».

Однако Петров был убеждён, что уголовное производство в отношении него не было закрыто. И имея постановление на обыск сроком на месяц, СБУ может прийти за ним в любой другой день. А потому возвращаться домой ни в коем случае нельзя.

«Начались мои скитания. Менял адреса, не использовал свой телефон. Переносил большие нагрузки на ноги, был всё время на солнце и при этом очень уставал. И вот, в таком изнеможённом состоянии, при спасении моих видеоархивов, обличающих фашизм в Одессе, 5 мая 2017 года я споткнулся и упал на металлический заборчик. И в результате поломал ключицу…»

Оказалось, что перелом сложный – со смещением кости и осколками. Нужна была срочная операция. Но ложиться в больницу в Одессе, говорит Анатолий, с его стороны было бы безумием:

«В моём положении – с “легендарной” коррупционной украинской медициной с её врачами-убийцами, с разрешением не долечивать пациентов и при отсутствии необходимых лекарств – я отказался от госпитализации».

Анатолий поясняет:

«Теперь, чтобы в Одессе стать кремлёвским диверсантом, для украинского гестапо достаточно быть русским или русскоязычным. Я родился в Вологде, по языковым и этническим признакам изначально для “гестапо” я – враг, террорист и диверсант. Это – геноцид русских…»

В РОССИЙСКОМ КРЫМУ

Анатолию Петрову чудом удалось добраться до Крыма и перейти русско-украинскую границу. Так он оказался в Симферополе. Он сообщил:

«Я в симферопольской больнице, меня прооперировали. Совмин Крыма помог. Но положение отчаянное – я в том, в чём ушёл от гестаповцев 2 мая, и без денег. Самое главное, не знаю ничего о родных и близких. Пишу левой рукой. Правой нельзя после операции. Похоже, Совмин Крыма больше не сможет ничего сделать для меня. Я намереваюсь просить политическое убежище…»

С просьбой о политическом убежище в родной России Анатолий Петров уже обращался, сбежав от СБУ – 2 мая, в 9:00, в консульстве Российской Федерации в Одессе:

«Обращение было принято атташе, который предложил самостоятельно пересечь границу с Российской Федерацией и там заявить о необходимости политического убежища».

Ага. Как бы не так…

В российском Крыму ни о политическом убежище, ни о крыше над головой, ни о какой-либо помощи 71-летнему уроженцу города Вологда, почти 30 лет отдавшему службе в Вооружённых Силах своей великой Родины, посоветовали даже и не помышлять.

«20 мая 2017 г.

Родина меня встретила меня, мягко выражаясь, чрезвычайно холодно. Мне идёт 72-й год. Сейчас, после операции, наступила длительная, в течении многих месяцев реабилитация, множество ограничений, которые не позволяют работать. Но я без крова, без малейших средств к существованию.

Вы знаете, оказывается, я не вписываюсь в законы РФ. Я, этнический русский, 27 лет в ВС СССР, участник боевых действий, активный участник движения против украинского нацизма, у меня собран огромный видеоархив украинских нацистских военных преступлений. И я должен медленно умирать у себя на далеко не приветливой ко мне Родине.

Вы знаете, что ответил борец за чистоту крымской расы – представитель ЛДПР в Симферополе? Он сразу в начале беседы, не выслушав моих обстоятельств, предупредил о выполнении миграционных обязательств. И, скорее в виде угрозы, повторил, что при их невыполнении я буду экстрадирован на Украину. Это равнозначно смерти, потому что украинские нацисты меня там умертвят.

Тут мне предлагают билет в Вологду. Лишь бы не в Симферополе. Да, у меня есть родственники в Вологде – третья вода на киселе, совсем небогатые двоюродные, троюродные… Их никто не обязывает мне помогать. Так что, ехать туда умирать? Что это за законы, что это за порядки, которые не обеспечивают право на жизнь?»

«НАС В РОССИИ НЕ ЖДУТ…»

Я связался с одесским журналистом-политэмигрантом Валентином Филипповым, который живёт в Крыму, с просьбой помочь Анатолию Петрову. Он отвечает:

«С легализацией практически невозможно в Крыму помочь. Здесь даже людям, у которых квартиры в собственности, отказывают в легализации. Тут наших одесситов-политэмигрантов – человек 10 в общей сложности. И все легализации и заработки – за пределами Крыма в основном.

Надо разделить две проблемы. Легализацию и средства к существованию. Ну, скинемся мы по тыще, к примеру. Мы же этим не поможем особо... Надо к Союзу политэмигрантов обращаться, к Шеслер Ларисе. Я так понимаю, это самое разумное. Надо к офицерским организациям обратиться, к отставникам. Они не легализуют, но могут в какой-то санаторий временно определить. Хотя к лету в Крыму это, конечно, сложно...

Ему надо готовиться к долгим мытарствам. Работу надо. На подачках он не выживет. Здесь богатых нет, кто мог бы большую сумму подарить или хоть одолжить.

Надо понимать, что огромное количество людей сидят здесь без легализации и без денег. Многие в возрасте, многие больные...

Нас в России не ждут. Кажется, это за три года можно было уяснить. И мало кто из наших хорошо устроился...»

СВОИХ НЕ БРОСАЕМ?

Анатолий Петров не одинок – всех политэмигрантов с Украины Родина встречает чрезвычайно холодно. «Россия своих не бросает» – это, увы, лишь красивая фраза. Бросает. Всех. Поголовно…

Вернее, ей, России, в лице представляющих Государство Российское чиновников на этих своих – просто начхать. На тех, которые весной 2014-го вышли на улицы Одессы, Харькова, Николаева, Запорожья и десятков других городов с российским триколором, против украинских нацистов, за Россию и Русский мир.

Мир (Русский ли?) изменился. И видимо, они уже просто перестали быть своими…

В 2014-м, после «революцii гiдности» на Украине и с началом там охоты на ведьм, в РФ удалось легализоваться десятку журналистов, которые бежали из Киева сразу после майданных событий. Остальные политические эмигранты в России маются третий год.

В том числе одессит Юрий Диденко, который с опалёнными химией 2 мая в Одессе, в Доме профсоюзов руками, по которым ещё и дубасили там бандеровцы, сжигавшие одесситов на Куликовом поле, выбрался в Россию вместе с семьёй – женой и двумя детьми. Они уже и в Сибири, куда их «отфутболили», помытарились. И в Подмосковье перебрались, а так и не легализовались. И таких, как они – тысячи…

Наша доблестная ФМС вполне лояльна к гастарбайтерам из многих экс-советских республик. А эти… С Украины? Политэмигранты? Которые бегут в чём были от СБУ и бандитствующих ушлёпков «Правого сектора»? Что с них взять…

…Уж пионерский горн в утиле,

А цель благую – коммунизм,

Для многих нынче заменили

Нажива, алчность и цинизм.

И всё же…

Всем, кто хочет помочь Анатолию Петрову – вот номер его Яндекс-кошелька:

41001863773296.

Вместе – победим!

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ