Многодетная мать из поселка Александровка: «Россияне по нам не стреляют, чушь это все»

Многодетная мать из поселка Александровка: «Россияне по нам не стреляют, чушь это все»

Мы привыкли видеть на страницах военных сводок названия северных окраин Донецка – Спартак, Веселое, Октябрьский. Сегодня мы повернем на запад. От поселка городского типа Александровка до оккупированных проукраинскими боевиками Марьинки и Красногоровки - рукой подать. Отсюда до позиций врага – меньше километра. Это – крайняя западная точка территории ДНР. Украинские «освободители» освободили здешний народ от целых домов, дорог и имевшихся здесь до «майдана» благ цивилизации, оставив разруху, воронки и бугорки свежих могил.

Перемирие? Какое перемирие?

Несмотря на это, выехали отсюда далеко не все, здесь постоянно проживают почти 2,5 тысячи жителей. Только в одном скромном частном доме из двух комнат живет 10 человек: 3 взрослых и 7 детей, самая младшая девочка – еще и ползать не научилась самостоятельно, старшая – учится в вузе. Две многодетные семьи Литвиновых-Чуприных с недавнего времени вынуждены ютиться под одной крышей, в доме без удобств, под ежедневными обстрелами. Здесь нет даже воды. Новую трубу в частном секторе проложили незадолго до войны, но их дом к системе центрального водоснабжения подключить не успели. Теперь за живительной влагой приходится ходить к соседям через 5 домов, за технической водой – к соседям поближе, за домом которых они присматривают. Кроватей мало, дети спят штабелями на двуспальной кровати и старом диване. Единственный взрослый мужчина в доме спит на полу. Если удается вообще поспать: в Александровке в каждом доме есть свой «дежурный», в его обязанностях - поднимать семью по тревоге, открывать подвал, заводить туда детей и выполнять все другие «военные обязанности», которые спасут человеческие жизни. Нужно успеть, пока горит спичка.

«Перемирие», «отвод техники и тяжелого вооружения» - слова и фразы вообще не знакомые здешним жителям. «Я не говорю, что наши стреляют, или не наши стреляют. Этот товарищ, Порошенко, каждый вечер по телевизору утверждает, что Россия по нам тут стреляет. Но в Марьинке рядом стоят украинцы, а не россияне…». Что здесь комментировать? Жители не Донбасса видят войну по телевизору, и верят и в подводный десант алтайских бурятов, и в оружие в гуманитарных конвоях с продуктовыми наборами. Им приятнее и спокойнее верить в феерический бред о российской агрессии, чем увидеть невинную кровь на своих руках.

Последний обстрел поселка был рано утром 2 февраля 2016 года, снаряды легли на улице Ленина (попали в асфальтированную дорогу) и в дома на улице Челюскинцев. Самое страшное, что взрывы, грохот, свист снарядов Литвиновы-Чуприны-младшие воспринимают уже как само собой разумеющееся. Как для других – привычен слуху и естественен шум пролетающего над головой самолета, так для них привычной стала война. Дети быстро и дружно хватают куртки, шапки, обувь, и прячутся в сырых, неуютных стенах подвала. Здесь гораздо безопаснее, чем дома под Александровским небом. В подвале – стеллажи с домашней засолкой, запас воды, свечи, набросанные у дальней стены матрацы. Конечно, условия далеки от тех, что должны быть в бомбоубежище: здесь нет туалета и второго выхода, нет вентиляции. Но ведь никто и не предполагал, что Украина обратит оружие против своего народа…

«Сын стал эпилептиком, второму – нужна операция»

Люди до последнего думают, что война обойдет их дом, и даже когда вокруг все горит, надежда, что «пронесет» не покидает человека. В первый день войны, под обстрелами в своем доме оказалась мама моей собеседницы. Сама же она почувствовало липкий страх от приближения смертельной опасности задолго до событий в Александровке, когда на высоте 10 метров над ее огородом на Славянск потянулась вереница вертолетов с украинской военщиной.

В первый же день обстрела Александровки, прямым попаданием был разбит дом соседа, в доме, где проживает две семьи с маленькими детьми, вылетели стекла, вырубило свет, от грохота и ужаса один ребенок стал эпилептиком… «Страшно было поначалу, - рассказывает Ирина, старшая женщина в доме. – Один мальчик у нас заработал инвалидность, у него энцифалопатия с эписиндромом. Был приступ, он чуть не умер. После этого при малейшем шорохе приступы продолжаются. Лекарств у нас хватит на 36 дней (говорит, пересчитывая пластины с таблетками), потом – снова покупать. Месячный курс обходится в 1800 рублей, мама получает пособие по рождению третьего ребенка - в размере 2 тысяч. Волонтеры передавали раньше медпрепараты, сейчас – все решается через Рината Ахметова, а он сказал: «Выезжайте, туда мы вам передавать ничего не будем». Но есть надежда, что это не на всю жизнь, война закончится, будет тише, и с возрастом ребенок болезнь перерастет. Второму мальчику нужна операция, уточнять не буду, но из-за психологической травмы вследствие войны, весной будем делать».


Актов о разрушениях самого дома – 2. «А то, что в огород прилетает и по соседству – не считала. Каждый сильный обстрел, - говорит она. - Раньше батальон «Патриот» защищал Александровку, Когда сильные обстрелы были, меня с детьми «Патриоты» вывозили на БТРах или танках подальше, сами вытаскивали людей из-под завалов, и как могли быстро эвакуировали».

Она очень сокрушается, что сейчас батальон из поселка вывели, и при новой волне наступления украинских боевиков, защитить их будет некому.

«Где республика?»

Новые проблемы не решатся, пока идет война, а старые – тянутся со времен Советского Союза и Украины – квартирный вопрос. «На референдуме я голосовала за молодую республику. Где она? Я при Украине жила плохо, хотела жить лучше. Где это все? Проблемы как были, так и остались. У нас стесненные жилищные условия, но сколько и к кому бы я не обращалась с просьбой поставить меня в квартирную очередь, я получаю отказ. Говорят, что ничего не строится, ничего нет. Почему нет? Сколько пустых новостроев стоит! Хотя бы в малосемейке что-то выделили. У меня 4 детей, я воспитываю их без мужа, живу в доме у отца. Это же ненормально. Предлагают выехать. Куда? У меня нет нигде жилья».

Уехать из дома нельзя, бросишь его – мародеры вынесут все, что не прибито, а то и со стенами вместе вырвут, чтобы утащить. Прошлогодние сильные обстрелы Ирина пережидала с детьми в Донецке, а когда вернулась в родной поселок, не нашла ни телевизора, ни постельного белья, ни посуды, ни даже детских трусиков. Говорит, сами же местные и растащили все.

Семья получает гуманитарную помощь и различные пособия, но (в силу обстоятельств) средств катастрофически не хватает. Если вы можете оказать Ирине материальную помощь, помочь детскими вещами, питанием, подгузниками или медикаментами, с ней можно связаться по телефону +38 (095) 528-76-32, поселок Александровка, улица Кирова, дом № 36. Семья будет рада любой помощи.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ