Минфин России решил оставить Киеву деньги на войну?

Минфин России решил оставить Киеву деньги на войну?

В украинском правительстве считают, что сумеют убедить кредиторов в реструктуризации суверенного долга. Об этом заявила министр финансов Украины Наталья Яресько, выступая в институте Брукингс в Вашингтоне 18 марта.

«Я уверена, что мы найдем общий язык со своими кредиторами» - заявила в своем выступлении Яресько. По ее словам украинское правительство и кредиторы обоюдно заинтересованы в том, чтобы Украина сохраняла платежеспособность, а ее долг в среднесрочной перспективе оставался устойчивым. При этом министр финансов Украины сомневается, что кто-либо из кредиторов, включая Российскую Федерацию, был бы заинтересован в чем-то другом…

Наверное с последним утверждением госпожи Яресько стоит поспорить. Для России все же главный приоритет - это возвращение 3 млрд. долларов по ранее купленным украинским еврооблигациям, а также 300 млн. долларов набежавших за два года процентов. Причем, учитывая всю сложность ситуации, деньги желательно получить в срок, а еще лучше - потребовать их раньше, так как Украина нарушила ключевое условие кредита - государственный долг страны превысил допустимую норму в 60% ВВП. В России складывается непростая экономическая ситуация и эти 3,3 млрд., пусть и составляющие всего 0,9% от текущего объема ЗВР, - никак нельзя назвать лишними. Это с точки зрения здравого смысла.

Со стратегической точки зрения вопрос следовало бы поставить так: в интересах Москвы остановить кровопролитие на Донбассе, лишив Киев средств для ведения войны. Если бы Россия потребовала досрочно погасить задолженность в связи с нарушением ковенанта долг/ВВП, Киев был бы вынужден из оставшихся золотовалютных резервов наскрести нужную сумму, которая, к слову, чуть больше оборонного бюджета на текущий год (3,2 млрд. $). В противном случае, отказ от исполнения обязательств мог повлечь за собой кросс-дефолт: автоматическое неисполнение всех внешних обязательств. И тогда расширенная программа кредитования Украины подвисла бы на неопределенный срок.

Зима 2014/2015 была идеальным моментом для такого шага. Уже к декабрю украинские власти не могли скрывать, что госдолг перевалил за критическую отметку в 60% валового продукта. МВФ слал в Киев одну миссию за другой, потому что эксперты фонда за неделю-две своего пребывания в украинской столице не успевали фиксировать ключевые параметры экономики - они менялись в худшую сторону на глазах. Дефолт казался все ближе. В таких условиях фонд не мог принять решение о выделении помощи, хотя бы до формальной подгонки экономических параметров под требования кредиторов.

Оставив простого украинца без штанов через повышение тарифов и урезание социальных расходов, Киев, все же, решил эту формальную задачу. МВФ, убедившись в исполнительности киевских властей по выбиванию последних копеек из населения и готовности провести тотальную приватизацию госсобственности, дал зеленый свет на очередной займ.

Что получается? Похоже идея о «партнерстве» с киевской хунтой для Москвы оказалась более актуальна. Решение стратегического вопроса - то есть удар по военным расходам Украины в результате дефолта - теперь не имеет смысла. МВФ утвердил четырехлетнюю программу на 17,5 млрд. долларов. Кроме того, положительное решение МВФ дает зеленый свет на получение займов от других кредиторов. В Киеве этот потенциал оценивают в 7,5 млрд., включая уже полученные от США 2 млрд. $ в форме кредитных гарантий.

Если все же потребовать от Киева погасить долг перед Россией сегодня, то можно еще попытаться решить вопрос с точки зрения здравого смысла, то есть вернуть деньги обратно в Фонд национального благосостояния РФ, откуда они были изъяты для помощи Украине. Однако Киев активно работает над тем, чтобы в принципе не погашать долг согласно срокам, прописанным в договоре - в декабре 2015 года. К тому же, еще в феврале выяснилось, что средства для возврата российского долга не заложены в бюджет Украины на текущий год. На что, кстати, министр финансов России Антон Силуанов уже обращал внимание.

Нужно отметить, что Яресько давно готовит почву для реструктуризации украинских долгов. По ее мнению, общий эффект от реструктуризации за четыре года должен составить $15,3 млрд. В 2015 году сокращение выплат по госдолгу ожидается в размере $5,2 млрд. Что касается российской части долга, то еще 2 февраля Украина обратилась к России с просьбой о реструктуризации $3 млрд задолженности. На эту просьбу Антон Силуанов ответил отказом, сообщив украинской стороне, что Москва не готова идти на отсрочку или рассрочку погашения Киевом долга и «ждет эти деньги».  

Однако отказ российской стороны идти на уступки еще не означает, что Киев не сможет добиться своего. 13 марта, через два дня после решения МВФ о кредитовании страны, Минфин Украины объявил о начале переговоров с держателями украиснких еврооболигаций, среди которых и облигации, выкупленные Москвой в конце 2013 года. По результатам переговоров в Киеве рассчитывают либо на сокращение купонных выплат по бумагам, либо на перенос сроков выплат, либо вовсе на списание части долга.

Отметим, что из общей суммы внешнего долга Украины в $39,4 млрд на еврооблигации приходится $17,3 млрд. При этом крупнейшим держателями украинских бондов являются фонды Franklin Templeton (его доля оценивается в 8 млрд. долларов), BlackRock и Pimco, в совокупности контролирующие более 50% всех евробондов Украины. Так как решение о реструктуризации принимается при наличии кворума по 2/3 от общего выпуска облигаций, то окончательное решение по реструктуризации будет за вышеуказанными фондами.

И это, собственно, последняя зацепка к возврату Киевом российского долга в срок. Минфин России должен вести активные переговоры с держателями евробондов и убедить их в том, что реструктуризация украинского долга - это авантюра для инвесторов, вложивших средства в эти бумаги. Кстати, недавно издание Financial Times сообщило о том, что крупнейшие фонды-держатели украинских евробондов объединяют усилия для ведения переговоров с Киевом, которые обещают быть весьма непростыми.

Так, по данным Financial Times, крупнейшие держатели ценных бумаг не намерены соглашаться на списание основной суммы долга и считают, что заявленный масштаб сокращения выплат, который должен составить примерно $15 млрд на ближайшие годы, слишком велик.

Впрочем, пока неизвестно, предпринимает ли какие-то шаги ведомство Антона Силаунова в решении этого вопроса. Ведь если каким-то образом Киеву (при поддержке США) удастся убедить западные инвестфонды в реструктуризации, то голос Москвы относительно 3 млрд. уже не будет иметь значения - вопрос решится большинством.

Справедливо заметить, что история с украинскими еврооблигациями и робкий голос московских финансистов во главе с министром Силуановым демонстрируют явный диссонанс во внешней политике России. В то время как Владимир Путин недавно признался в готовности применить ядерное оружие, защищая Крым, финансовый блок России не считает необходимым применить даже элементарные финансовые меры против очевидной попытки уклонения украинской стороны от исполнения своих обязательств.

Хотя Антон Силуанов озвучивал намерения потребовать вернуть долг раньше срока еще в сентябре, когда стало понятно, что госдолг превысит норму в 60% ВВП. Возникает вопрос, зачем? Пугать киевскую хунту, обстреливающую из тяжелого вооружения собственных граждан, такой ерундой как досрочное погашение задолженности? Теперь же, когда  ситуация с долгом оказалась почти за гранью реальных возможностей Москвы по принуждению Киева к финансовой дисциплине, возникает другой вполне зкономерный вопрос: руководство финансового блока России подчиняется интересам России или работает на американского министра Украины Наталью Яресько?

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ