«Исламская коалиция» может породить новый конфликт на Ближнем Востоке

«Исламская коалиция» может породить новый конфликт на Ближнем Востоке

Усиление позиций России на Ближнем Востоке в целом и в Сирии в частности продолжает серьезно влиять на расстановку сил в регионе. Игроки, почувствовавшие свою внезапную уязвимость, пытаются восстановить былое влияние с помощью самых разных методов. Именно для того, чтобы вновь попытаться стать центральной державой региона, Саудовская Аравия заявила о создании мусульманского альянса по борьбе с терроризмом, в который вошли 34 государства.

Координация сил нового антитеррористического союза будет осуществляться из Эр-Рияда, а сама коалиция была создана за 72 часа. В список стран вошли сама Саудовская Аравия, Иордания, ОАЭ, Пакистан, Бангладеш, Бахрейн, Бенин, Турция, Чад, Того, Тунис, Джибути, Сенегал, Судан, Сьерра-Леоне, Сомали, Габон, Гвинея, Палестина, Коморские Острова, Катар, Кот-д'Ивуар, Кувейт, Ливан, Ливия, Мали, Мальдивская Республика, Малайзия, Египет, Марокко, Мавритания, Нигер, Нигерия и Йемен.

Коалиция, согласно заявлениям ее основателей, создается для «противодействия терроризму, ставшему угрозой интересам исламской нации", а также исходя из права народов к самозащите».

Эксперты отмечают, что из всех членов коалиции реальными военными возможностями обладают лишь Саудовская Аравия, Иордания, Турция, Египет, Малайзия. Среди членов коалиции есть и страны, в которых практически разрушена государственность и продолжаются военные конфликты, – Ливия, Сомали, Мали. Еще один член коалиции – страна Персидского залива Бахрейн, где проживают много шиитов, и где активно пытается распространять свое влияние Иран. Наличие большого количества африканских стран объясняется тем, что эти государства опасаются угроз со стороны боевиков «Исламского государства». Например, в Нигерии действует родственная ИГ исламистская группировка «Боко Харам» (радикальная исламистская организация, действующая в Нигерии, в марте 2015 года она присоединилась к «Исламскому государству»).

Заинтересованные стороны неоднозначно отнеслись к созданию исламской коалиции. Член комитета по обороне и безопасности парламента Ирака Маджид аль-Гарауи заявил, что Эр-Рияд пытается вернуть в свои руки инициативу, заметив действия России, активно включившейся в борьбу с группировкой «Исламское государство» (ИГ, ДАИШ). «После того, как они увидели, что РФ подключилась к поддержке Ирака и Сирии, стала пытаться проявить большую серьезность в борьбе против ИГ и других террористических группировок, чем возглавляемая США коалиция, они пытаются вернуть инициативу, создать новую дорожную карту региона, сделав собственный сектарный «окоп» внутри мусульманского общества», – заявил он, отметив, что такие действия чреваты дальнейшим расколом между течениями ислама. По его словам, ситуация также осложняется неопределенностью с целями нового союза. «Это коалиция против ДАИШ, однако, упоминались и другие группировки. Ранее явно предлагалась «Хезболлах» и ее отделения в Сирии и Ираке», – отметил аль-Гарауи.

Министр обороны США Эштон Картер в свою очередь заявил, что создание исламской антитеррористической коалиции соответствует призывам Вашингтона о более активном участии суннитских стран в борьбе с ИГ. «Мы ожидаем новой информации о том, что Саудовская Аравия планирует в связи с этой коалицией», – заявил Картер, отвечая на вопрос об инициативе Эр-Рияда по созданию антитеррористической коалиции. «Но в целом, кажется, что это в большей степени соответствует тому, к чему мы призывали некоторое время – более активному участию суннитских арабских стран в кампании по борьбе с ИГ», – добавил он.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что объединение усилий в борьбе с экстремизмом позитивно, но РФ еще потребуется какое-то время для анализа деталей по целям и составу участников, прокомментировал создание исламской коалиции по борьбе с терроризмом. «Нам потребуется еще какое-то время, чтобы проанализировать принятое решение, естественно, на основе детальной информации, в которой мы нуждаемся — то есть, кто именно вошел в эту коалицию, какие общие цели декларируются, каким образом идет речь о противодействии экстремизму», – сказал Песков, отвечая на вопрос о том, как в Кремле относятся к планам по созданию исламской коалиции. «Если говорить гипотетически, то, конечно, объединение усилий в борьбе с экстремизмом в различных его проявлениях – это позитивное явление. Но, безусловно, перед тем как давать оценку, нужно понимать детали», – подчеркнул он.

Стоит отметить, что у самой Саудовской Аравии нет достаточных военных ресурсов для борьбы с «Исламским государством». Следовательно, для создания 100-тысячной армии саудитам придется прибегнуть к услугам наемников. И в первую очередь, скорее всего, «под ружье» встанут как раз те исламские боевики, которых Эр-Рияд использует для борьбы против президента Сирии Башара Асада. Ведь руководство Саудовской Аравии никогда не скрывало, что цель участия королевства в конфликте в Сирии – это смещение Асада и ограничение влияния Ирана, который в то же время является главным региональным противником Саудовской Аравии в регионе. А формирование коалиции даст саудитам возможность легализовать исламских боевиков, за финансирование которых ее упрекают многие страны, в том числе – Россия.

Однако, в создании исламской коалиции для Саудовской Аравии есть и ряд опасностей. Во-первых, содержание такой армии требует огромных финансовых затрат, основная часть которых ляжет на Эр-Рияд и, вероятно, Катар. Так что с целью привлечения дополнительных ресурсов королевство вполне может пойти на повышение цен на нефть.

Во-вторых, появление коалиции, ставящей своей целью свержение Башара Асада вызовет обострение и без того сложных отношений Эр-Рияда и Тегерана. Иран начнет наращивать помощь сирийским правительственным войскам и курдской армии, а в перспективе нельзя исключить и перехода конфликта между Саудовской Аравией и Ираном в стадию открытого военного противостояния. Не стоит забывать и о России, последовательно выступающей против силового смещения законного сирийского президента и поддерживающей Иран.

Кроме того, несмотря на оптимизм американского министра обороны, США вполне могут также проиграть от создания исламской коалиции. Ведь их союзники все чаще перехватывают у Вашингтона инициативу, зачастую не думая о последствиях (например, Турция в истории с российским бомбардировщиком и вторжением в Ирак). И если сторонники США спровоцируют новое обострение в регионе, в которое окажутся втянуты новые стороны, это окончательно добьет и без того катастрофический рейтинг Барака Обамы. Что в условиях стремительно приближающихся выборов чревато сокрушительным поражением демократической партии.

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ