a
информационное агентство

Интервью с «подозреваемым»: Новое дело против харьковского депутата Андрея Лесика – вверх прокурорского и следовательского непрофессионализма!

16.04.18      Юлия Гаврильчук
Интервью с «подозреваемым»: Новое дело против харьковского депутата Андрея Лесика – вверх прокурорского и следовательского непрофессионализма!

Харьковский депутат городского совета Андрей Лесик 1 марта 2018 года наконец-то смог выйти из СИЗО, куда его упекли по 110 статье УК Украины («Посягательство на территориальную целостность») за четырехгодичный перепост непонятной записи в социальной сети.

Однако уже 3 марта ему была вручена повестка об открытии нового уголовного дела по факту «причинения телесных повреждений» следователю и руководителю оперативного отдела СБУ, а чуть позже ему присудили домашний арест.

Сам факт, что человек, находящийся в больнице под капельницей смог избить майора и подполковника Службы безопасности уже вопиющий. Однако дальше – больше: согласно версии работников СБУ, Андрея изначально вызвали к следователю из-за «умышленного заражения венерическим заболеванием», забыв дописать букву «П» в названии кодекса, УК вместо УПК. Обо всём этом и о других несуразицах дел против неугодного харьковского депутата в нашем эксклюзивном интервью.

- Андрей, вам предъявляют обвинение в нападении на сотрудников СБУ, скажите, насколько обоснованы эти претензии?

- Предыстория: 8 декабря 2017 года я пришел в отделение СБУ, один, без адвоката, чтобы ознакомиться с материалами дела. В течение получаса я фотографировал документы и уже собирался уходить, ранее мой адвокат запретил мне без его присутствия проводить какие-то процессуальные действия, согласно статье 42 часть 3 пункт 5 УПК Украины о праве на защиту. Перед выходом я позвонил своему помощнику и попросил его встретить меня. Я выхожу из кабинета и тут на меня нападают сотрудники СБУ: начинают бить, душить, таскать по коридору. У меня сохранилась аудиозапись этих событий, я просто забыл нажать отбой на телефоне, и мой помощник смог записать всю потасовку.

Не знаю сколько времени всё это продолжалось, я потерял сознание. Когда пришел в себя, лежал еще 40 минут в коридоре отделения с сумасшедшим давлением. Думаю, СБУшники сами безумно испугались, ведь какая ситуация произошла? Пришел депутат знакомиться с материалами дела, но вместо того, чтобы уйти своими ногами, его вывозят из отделения на карете «Скорой помощи» в критическом состоянии.

Меня привезли в областную больницу, где позже, собственно всё и произошло (события нового уголовного дела – прим. ред.). Около 12 часов дня я уже был в больнице, а спустя пару часов ко мне пришли те самые работники СБУ, без адвоката и без каких-либо оснований. Я даже не понимал, что собственно происходит, лежал под капельницей, давление 220/110.

- Что они от вас хотели?

- Они пытались проводить какие-то непонятные для меня мероприятия. Во-первых, это всё должно было проходить в присутствии адвоката, во-вторых, не тогда, когда человек находится в больнице с высоким давлением под лекарствами и в шоковом состоянии после избиения в СБУ.

У меня есть видео, как они влетают в палату, бьются бутылки, крушится всё вокруг.

Меня защищали мои помощники, которые в то время находились в больнице, к слову, вполне законно, согласно статье 135 УК Украины - не оставлять лицо в состоянии опасности, беспомощности. Не дай Бог, инсульт! Я боролся за свою жизнь и мне было удивительно, что работники СБУ умудрились надеть халаты и устроить такой беспредел.

Дело в том, что тот же один из них находился в больнице незаконно. В том подозрении, которое они, якобы, пытались мне вручить, был написан полный бред! В частности, там сказано, что перед этим они вручали повестку моему отцу, чего не было в действительности. Моего отца даже не пускали в больницу, вернее, в палату, несмотря на то, что он пришел по моей просьбе. Мою девушку они почему-то обозвали Александром Игоревичем вместо Александры Игоревны. Меня же назвали не Лесик А.А., а Лесик О.О – Ондрій Онатолійович… Получается, что областной прокурор Данильченко Юрий Брониславович даже не читает, что ему приносят на подпись.

- Но это же всё это незаконно? Ведь подозрения, составленные с ошибками, не могут фигурировать в качестве материалов в суде?

- Да. Подозрение не только необоснованное, но еще и призванное скрывать преступления СБУ в суде. Я вызывал полицию, писал заявления по фактам, которые случились в отделении и по фактам в больнице, когда работники СБУ препятствовали получению мной медицинской помощи и могли посодействовать моей скорой смерти оставляя меня без надлежащего врачебного ухода. Поэтому, предъявляя мне необоснованные обвинения, они скрывают следы своих преступлений.

К слову, судья Дзержинского района вынес вполне справедливое решение. Представьте, человек не сопротивлялся, лежал в больнице под капельницей, боролся за свою жизнь. Как он мог действовать со злым умыслом и нанести работникам СБУ телесные повреждения?

- Возник такой вопрос. Будете ли вы подавать заявление в полицию и обвинять СБУ в причинении вам телесных повреждений? Ведь на видео, которым вы поделились ранее, отчетливо видно, как у вас по руке бежит струйка крови из насильно вырванного катетера капельницы.

- Конечно. Это заявление было написано еще в больнице. Но меня же посадили в СИЗО, где я был до 1 марта, 2 марта выписали новые повестки, 3 марта их вручили мне, 5 марта я явился по новому делу в СБУ, потом суды. Получается, через 2 дня на меня открыли новое дело. На свободе я оказался в 21-50 в первый день весны. Не абсурд ли? Человек в больнице под капельницей умудрился нанести травмы двум оперативникам СБУ.

- Разрешите, я напомню, какие именно травмы вы нанесли работникам Службы безопасности.

- Да, давайте.

- В подозрении сказано: «В результате вышеуказанных умышленных действий Лесика А. А. представителям правоохранительного органа, а именно: следователю по особо важным делам следственного отдела Управления СБ Украины в Харьковской области майору юстиции [...] были причинены телесные повреждения в виде синяков на руках, которые относятся по степени тяжести к лёгким телесным повреждениям, которые вызвали незначительные скоротечные последствия, длительностью не больше 6 дней, что подтверждено выводом судебно-медицинской экспертизы №7935-ая/17 от 11.12.2017, а руководителю оперативного подразделения УСБУ в Харьковской области подполковнику [...] причинены телесные повреждения в виде синяка на правой руке, которые относятся по степени тяжести к лёгким телесным повреждениям, что подтверждено выводом судебно-медицинской экспертизы №7896-ая/17 от 11.12.2017».

- Мы в суде смотрели видео. Судья, помощники, народные депутаты и все, кто был в зале, просто истерически смеялись. Это видео принесли работники СБУ в свою защиту. Позор! У меня есть свое видео, которое снимал мой помощник. Более того, моими помощниками, которых действительно избивали в коридоре больницы, были написаны заявления. Мы трижды вызывали полицию в тот день, однако никто из «избитых» сотрудников СБУ к ним не обращался. У нас есть аудио- и видео-факты не только причинения физических повреждений моим помощникам, но и угроз их жизни. Дескать, «перестань защищать Лесика, а то отправишься вслед за ним на нары, потому что с Лесиком всё уже решено». Мой помощник потом был вынужден провести два месяца, в течение которых я сидел, вне территории Украины, опасаясь за свою жизнь и свободу.

Вся эта история – яркий пример непрофессионализма. Начиная с момента открытия нового дела, заканчивая нынешними судами. Еще в марте мне вручили повестки на 5, 7, 8 число, я явился сразу 5 марта на назначенное мне время и ждал около 40 минут, пока приедет прокурорский босс Данильченко. Этот человек вообще не понимал, где он находится, и что происходит. А ведь это областной прокурор, который даже не был в курсе событий и о процессуальных действиях имеет косвенные знания. Что мы тогда можем требовать от его подчиненных? Я уж молчу о генеральном прокуроре и его словах и действиях…

- Возвращаясь к злосчастным синякам. Статья 125 УК Украины – «Умышленное легкое телесное повреждение» - не подразумевает меры пресечения в виде содержания под стражей, так как это не тяжкое преступление. Тогда на каком основании прокуратура вновь требовала для вас ареста?

- Ни на каком! Вот мы хотим и всё! Мы сами удивлены! Я же и ходатайство о мере пресечения получил через 5 минут после того, как мне вручили подозрение. А после меня обвиняли, дескать, ты ж не приходил на допрос. Когда я должен был прийти? Вот он я, пришел, сижу. Назначили заседание, я сразу пришел, думал, что мера пресечения мне будет избираться прямо 5 числа, я уже ничему не удивлялся. Но заседание назначили через день, за это время я успел поговорить с народными депутатами Добкиным Михаилом Марковичем и Нимченко Василием Ивановичем, которые высказали инициативу взять меня на поруки. Они написали бумаги, а Нимченко – судья с 30-летним стажем – даже приехал на заседание. Судья на том заседании заявила, что достаточно и одного народного депутата, чья степень доверия не вызывает сомнения, дабы отпустить меня. Но прокуратура подала апелляцию, настаивая на изменении меры пресечения, и судьи апелляционного суда частично ее удовлетворили, поместив меня под домашний арест. Убийц, грабителей, насильников выпускают, а неугодного Лесика арестовывают…

Абсурд! По данным статьям вообще-то предусмотрен штраф от 850 до 1400 гривен. На каком основании они просили ареста, мне неведомо, но получается, что их цель любой ценой изолировать меня от общества. Чтобы я не ходил на сессии, не вел свою деятельность, не участвовал в заседаниях… Они вообще с головой дружат? Думаю, нет.

Смотрите, 6 апреля должно было состояться подготовительное заседание, но его перенесли на 12 число. Потом на 3 мая. А знаете почему? Потерпевшие работники СБУ просто не сочли нужным явиться в зал суда. Сколько мне ещё придется ходить на заседания, тратить свое время и время своего адвоката понапрасну? Это нонсенс!

- Полностью с вами согласна.

- Я читал доводы Виты Дубовик, это пресс-служба областного прокурора, так вот, к ее глубочайшему сожалению, даже студент-третьекурсник знает, что по данной статье не существует меры пресечения в виде содержания под стражей. Однако областная прокуратура уверена в обратном, поэтому как можно требовать от их подчиненных профессионализма?

Я вам сейчас расскажу хохму. Еще во времена дела по «сепаратизму» мне вручили повестку, на которую я, честно говоря, наплевал и никуда не явился. А почему? Потому что, вместо того, чтобы указать нормы уголовно-процессуального кодекса, согласно которым я обязан явиться к следователю, они указали статьи уголовного кодекса. То есть, вместо 133 и 135 статьи УПК Украины были указаны 133 и 135 статьи УК Украины. Получается, что меня вызывали к следователю из-за «Заражения венерической болезнью» и «Оставления человека в опасности».

- Смешно. По мнению прокуратуры, вы сначала, наверное, заразили человека венерической болезнью, а потом оставили его в опасности?

- Да. По этим статьям я должен был явиться в прокуратуру. Мне мой юрист прямо сказал: «Андрей, это фуфел! Мы на такое приходить не будем!».

- Скажите, а нельзя ли собрать все эти вопиющие факты непрофессионализма и отправить их, например, в ЕСПЧ? Пусть бы там посмотрели на каких основаниях у нас сегодня сажают людей в тюрьмы.

- Мой адвокат готовит документы. Ведь как только я вышел, мы не успели даже написать, что меня освободили, как сразу вручили новое подозрение. Взяли на поруки народные депутаты, но нет, спустя неделю отменили. Дескать, есть риск, что Лесик может сбежать. Ну куда мне бежать, если я за 4 года никуда еще не уехал? Прихожу на все допросы, на все заседания, но прокуратура считает, что я вынашиваю хитрый план и в любой момент могу сбежать…

Знаете, в чем была циничность этого действа? Судьи задают вопросы как прокурору, так и следователю, мол, скажите, Лесик приходил на допросы? Да, приходил. На сегодняшний день есть риск, что он может скрыться? Нет, нету. Они даже предварительно между собой не переговорили перед тем, как отправить меня под домашний арест. Было видно, что судьям противно выносить такие решения, но они гибкие, как некоторые деревья.

И все же, я не понимаю, как можно было взять и отменить решение о поруках? За меня заступились довольно весомые люди, а вы взяли и плюнули в лицо этим людям. Вышестоящее начальство решает свои вопросы, а исполнители… какие у меня могут к ним быть претензии, мне их жаль.

С другой стороны, если ты видишь, понимаешь, что я ни в чем не виноват, ну встань и уйди! Скажи, я не буду участвовать в этом фарсе, это политическое дело! Но судьи этого не делают, боятся потерять работу, зарплату, понятно, сейчас такое время. Что ж, прогибайтесь дальше! Только потом не обижайтесь, когда вашу семью начнут таскать по всяким надуманным подозрениям.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ