Европа и украинский кризис. История и перспективы урегулирования

08.10.15      Автор redactor
Европа и украинский кризис. История и перспективы урегулирования

Ситуация вокруг украинского кризиса перестала быть топ-темой мировых СМИ. На первые полосы газет вышла военная поддержка Б. Асада Россией и миграционный кризис в Европе.

Выступление В. Путина на юбилейной Генеральной ассамблее ООН по мнению многих экспертов положило конец однополярному миру, в котором США обладали эксклюзивной ролью определять «на чьей стороне истина». Инициатива в разрешении ключевой мировой проблемы – противостояния варварству ИГИЛ – перешла от США к РФ и лично Владимиру Путину. Момент для выхода на первые роли в мировой политике выбран Путиным не случайно и, на мой взгляд, отнюдь не только и даже, не столько с угрозой потери надёжного союзника на Ближнем Востоке, хотя и это, конечно, тоже сыграло свою роль. Очевидный провал кампании США против ИГИЛ, потоки беженцев в Европу создавали более, чем благоприятный фон для перехвата инициативы.

Но вряд ли Путин решился бы на столь рискованный шаг, если бы не тупик, в котором оказались отношения России и Запада в связи с украинским кризисом. Сирийская инициатива Путина – принуждение Запада, прежде всего, США к пересмотру той системы международных отношений, которая сложилась после победы Запада в холодной войне, пересмотру, в котором РФ будет полноправным участником переговоров и заставит партнёров считаться со своими интересами. Собственно говоря, политика РФ в отношении кризиса на Юго-Востоке Украины преследовала примерно ту же цель – демонстрацию Западу цены, которую он вынужден будет заплатить за бесцеремонное игнорирование, как, по-видимому, считает Путин, «законных интересов РФ». Для России такая политика «воспитания Запада» дорого обошлась и в перспективе способна была обойтись ещё дороже, если бы Запад и далее упорствовал в своём подходе к разрешению украинского кризиса.

Надо сказать, что не прошло и трёх дней после начала бомбардировок позиций ИГИЛ и пр. врагов Башера Асада, как Барак Обама впервые с начала украинского кризиса заявил буквально следующее: "Я надеюсь, что проблема на Украине будет решена таким образом, который бы учитывал российские интересы, но не нарушал бы базовый принцип суверенитета и независимости Украины…». Собственно говоря, это- ровно то, чего Россия безуспешно добивалась последние полтора года. Впрочем, сказать – это даже не полдела, а скорее признак растерянности гегемона, застигнутого врасплох инициативой Путина.

Как же мы «дошли до жизни такой?». Что предшествовало нынешнему опасному развитию?

К какому итоговому статусу ДНР/ЛНР толкает ситуация как внутри Украины, так и вне её?

И, наконец, какова роль Европы в том, что произошло на Украине и вокруг неё?

Вряд ли на все эти вопросы можно дать сегодня однозначные ответы, слишком многое зависит от трудно прогнозируемых факторов, на первый взгляд никак не связанных с ситуацией на Юго-Востоке Украины. Удастся ли Путину и Обаме договориться о координации действий в Сирии? Насколько холодной будет предстоящая зима? Сможет ли Европа выработать единую миграционную политику?

Но есть и вполне определённые факторы, которые позволяют с большой вероятностью предсказывать некоторые линии развития ситуации вокруг украинского кризиса. Например, экономическая жизнь непризнанных республик всё более и более становится независимой от Украины – большинство производств из тех, которые работали по внутри-украинским заказам, переориентируются на Россию и др. страны СНГ. Денежно-кредитная система почти полностью вышла из украинского поля и перешла в рублёвую зону.

С другой стороны, большинство депутатов украинской Верховной Рады не готовы к каким-либо компромиссам с ДНР/ЛНР, а президент Порошенко, независимо от того, хочет он довести минские договорённости до успешного завершения или нет, не располагает ресурсами, достаточными для того, чтобы продавить через парламент законопроекты, необходимые для реализации Минских соглашений.

Провал сирийской кампании США и переход инициативы в противостоянии с ИГИЛ к Путину создаёт благоприятный фон для поиска компромисса Белого дома и Кремля по украинскому кризису. Лавина беженцев, обрушившаяся на Европу, дополняет картину, скорее благоприятствующую планам Путина по «замирению» на Юго-Востоке Украины на своих условиях. И хотя эти условия не вполне ясны, можно высказать ряд предположений о том, в каком направлении будет развиваться ситуация в краткосрочной перспективе. Наметим два этапа нашей истории.

Первый этап. Инициатива у Европы

Во времена зарождение украинского кризиса, которые, на мой взгляд, следует отсчитывать от запуска проекта Восточного партнёрства с последующим подключением к нему планов подписания Ассоциации Украина-ЕС, инициатива целиком и полностью принадлежала Европе. Попытки Москвы включится в процесс в надежде защитить свои интересы наталкивались на высокомерное игнорирование. Мол, Москва не имеет отношения к двусторонним соглашениям между Украиной и ЕС и её попытки вмешаться неприемлемы. Впоследствии рациональные соображения всё же привели к подключению РФ к переговорам между Украиной и ЕС по вопросам торговли. При этом максимум, чего удалось добиться Москве – перенести срок вступления в действие торгового режима Украина-ЕС, соответствующего условиям Соглашения об ассоциации.

С момента массовых демонстраций в Киеве, после отказа Януковича подписать Ассоциацию, Европа содействует победе Евромайдана - осуждает только Януковича и не осуждает применение Майданом силы, играет решающую роль в уступках Януковича, угрожая санкциями. И, в конечном счёте, вырабатывает документ и выступает в роли гаранта его выполнения «О примирении власти и Майдана», который становится просто одним из инструментов полной победы Майдана. Причём не выполнение условий «примирения» и силовой захват власти Майданом Европа не осуждает.

Такой итог вполне устраивал Европу, поскольку инициатива по включению Украину в поле исключительного влияния Европы (вырвать из лап русского «медведя») завершалась триумфально! Осталось легитимировать режим путём внеочередных выборов президента и парламента и всё – антироссийская Украина оформлена, что и было сделано при моральной поддержке Европы и полном игнорировании манипулятивности выборов, силовой зачистке поля от конкурентов и т.п. Сбылась цель, запущенная ещё пять лет назад инициативой Сикорского и Бильдта о проекте Восточного партнёрства - с многовекторностью Украины было покончено.

Есть такая русская пословица «Гладко было на бумаге, да споткнулись об овраги».

Когда кризис начал набирать обороты, но ещё не было масштабных военных действий, 9 апреля 2014 года ПАСЕ приняла резолюцию «Недавнее развитие событий в Украине», где в пункте 9 говорится: «Ассамблея решительно осуждает любые идеи относительно федерализации Украины и любое внешнее давление с целью его достижения», очевидно продиктованную Украиной и её друзьями. Накануне сама идея федерализации в Украине была криминализована, и людей стали уголовно преследовать за призывы (!) к федерализации.

Вместо того чтобы перевести дискуссию в плоскость поиска модели федерализации, гарантирующей сохранение территориальной целостности Украины, Европа, по существу, поддержала криминализацию самого понятия федерализации. Дальнейшее известно – Украина потеряла Крым и теряет Донбасс.

Де-факто Европа поддерживала военное решение проблемы Донбасса, ибо она никак не одергивала украинское наступление в июле-начале августа и изменила позицию, лишь когда поняла, что Москва не допустит военной победы Киева. В тогда и наступило время мирной инициативы Европы – Меркель и Олланд при поддержке Путина запустили Минский процесс.

Второй этап. Инициатива переходит к Путину.

С сентября 2014-го по февраль 2015 минский процесс, не имея более или менее чётких обязательств сторон, «буксовал», но уже т.н. Минск-2 такие обязательства зафиксировал в Комплексе мер по реализации Минских соглашений, а Меркель даже удалось убедить Обаму его поддержать, благодаря чему и было проголосована Совбезом ООН соответствующая резолюция. Впрочем, американцы, по-видимому, толком не прочитали документ. Иначе они вряд ли голосовали бы за него на Совете безопасности ООН. Очевидно, что полное выполнение Комплекса мер («Минска 2») оставляла Москве возможность влиять на политику Киева через автономию Донбасса, что разрушало концепцию «одновекторности» Украины. И если Европа, оказавшаяся в тисках сразу нескольких кризисов (Греция, мигранты), похоже, смирилась с необходимостью считаться с интересами Москвы в разрешении украинского кризиса, то США фактически продолжили играть свою игру, по существу, поддерживая имитацию выполнения Минских соглашений Киевом.

Уместно в этой связи заметить, что такая политика Запада укрепляла у Кремля представление о том, что Запад понимает только силу.

Впрочем, и Европа не решалась открыто заявить о блокировании Киевом минского процесса, а влияла на Порошенко не публично. Заметим, что внутри-украинская ситуация движется в направлении хаотизации политического поля на фоне углубляющихся проблем в экономике и социальной политике, роста преступности. Стан победителей расщепляется на группы, воюющие друг с другом и одновременно с президентом и правительством, что сильно напоминает «войну всех со всеми». Именно этого и следовало ожидать, как только появятся первые признаки более или менее устойчивого перемирия, установившегося с начала сентября 2015-го. Президент теряет ту небольшую поддержку, которую имел в начале года, и которая в значительной мере мотивировалась необходимость консолидации вокруг власти во время войны. Рейтинг поддержки премьера уже неразличим на фоне погрешности опроса.

Если к этому добавить наступательное выступление Путина на Генассамблее ООН, его беседу с Обамой, бомбардировки позиций ИГИЛ, итоги Саммита нормандской четвёрки в Париже, то станет очевидным, что инициатива Путина даёт свои плоды и в вопросе урегулирования ситуации на Юго-Востоке Украины. Прежде всего – в плане риторики европейских лидеров, которые впервые ясно дали понять, что будут настаивать на буквальном исполнении пунктов Минска-2 и не позволят Киеву и дальше выдавать фактическое блокирование Минска-2 разговорами о его «строгом выполнении». При условии, что Москва заставить ДНР/ЛНР отменить выборы, запланированные на 15 октября и 1 ноября. Похоже, что они этого добились, выборы перенесены и мяч – на стороне Киева, который обязан проголосовать ряд законов, в том числе – специальный закон о порядке проведения местных выборов на Донбассе, об амнистии и о введении в действие Закона об особом статусе Донбасса и закреплении этого статуса в Конституции Украины.

Так к чему дело идёт?

Думаю, что сегодня почти невероятно успешное голосование за эти законопроекты нынешним составом Верховной Рады, следовательно, ответственность за провал Минска-2 Киеву будет очень сложно возложить на Москву и Донбасс. Да и Европа, которая устала от бесконечного вранья Киева, вряд ли в этих обстоятельствах пойдёт на пролонгацию санкций против РФ, хотя и публично, конечно, не солидаризуется с Москвой. По существу, это будет означать замораживание ситуации на Донбассе и его неопределённый статус в краткосрочной перспективе при дальнейшем сближении с Россией.

Михаил Погребинский

ТЕМА ДНЯ
АНТИФАШИСТ ТВ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ