информационное агентство

Если развалится Союзное государство. Экономические потери Белоруссии и России

Если развалится Союзное государство. Экономические потери Белоруссии и России

7 августа 2020 года президенты России и Беларуси Владимир Путин и Александр Лукашенко впервые обсудили эпизод с задержанием на территории республики 33 россиян. В официальном сообщении Кремля отмечается, «что возникшая ситуация будет урегулирована в духе взаимопонимания, характерного для сотрудничества двух стран».

Состоявшийся разговор даёт надежду на нормализацию отношений, однако учитывая такие нерешённые вопросы, как цены на энергоносители, можно ожидать ещё не один виток кризиса двусторонних отношений. Но что будет, если российско-белорусская надгосударственность прекратит существование?

Подписанное Москвой и Минском в 1995 году «Соглашение о Таможенном союзе» предполагало создание единого таможенного пространства двух стран. Так началась эпоха беспошлинной взаимной торговли. Этот принцип был закреплён и в договоре о Союзном государстве в 1999 году, что способствовало бурному росту товарооборота наших стран, который с тех пор увеличился с 7 млрд. долл. до 33,3 млрд. Причём взаимная торговля всегда была выгоднее России, с которой у Белоруссии сложилось хроническое отрицательное сальдо торгового баланса. В частности, по итогам 2019 года российский экспорт в республику составил 20,5 млрд. долл. Тогда как белорусский экспорт в РФ составил заметно меньшую сумму — 12,8 млрд. долл. И если для России это совсем не астрономический результат, то для Белоруссии союзная торговля имеет критическое значение — на неё приходится 38,8% всего белорусского экспорта.

Если говорить о структуре внешней торговли, то в российском экспорте доминируют минеральные продукты (47,3% от всего объёма); машины, оборудование и транспортные средства (15,7%); металлы и изделия из них (11,5%); химическая продукция (10,8%); продовольственные товары и сельскохозяйственное сырьё (6,5%) и прочее. А белорусские товары на российском рынке — это преимущественно: продовольственные товары и сельскохозяйственное сырьё (32,9%); машины, оборудование и транспортные средства (29,6%); химическая продукция (12,5%); металлы и изделия из них (7,4%), и примерно столько же текстиль и обувь (7,1%).

Любопытно, что сегодня экспорт российской продукции в Белоруссию составляет примерно столько же, сколько на Украину в 2013 году (23 млрд. долл.), а вот нынешний экспорт из России на Украину сжался втрое — до 6,9 млрд. долл. Если предположить, что ситуация в обозримом будущем пойдёт по наихудшему сценарию, схожему с украинским, и единое таможенное пространство будет свёрнуто, это «срежет» примерно те же 10—15 миллиардов долларов годового экспорта российской продукции, что и на украинском направлении. На первый взгляд, это менее 3—4% суммарного годового экспорта России. Но, с другой стороны, за 20 лет действия режима беспошлинной торговли общий итог российских поставок в Беларусь перевалил за 319 млрд. долларов.

Причём за этими цифрами скрывается нечто большее. Как и некогда с Украиной, у России и Белоруссии весьма обширные кооперационные связи в сфере промышленности. Стоит напомнить, что в СССР Белоруссия была своего рода цехом союзного масштаба, осуществляя сборку готовой продукции для нужд большой страны. К примеру, белорусы производили 10% металлорежущих станков, пятую часть тракторов и 23% машин для животноводства. В то же время около 80% необходимых комплектующих для белорусских предприятий поставлялись из других советских республик. И эти исторические связи унаследовало и Союзное государство.

На сегодняшний день взаимными поставками продукции связаны более 8 тысяч белорусских и российских предприятий. Среди них производство транспортных средств, зерноуборочных и кормоуборочных комбайнов, погрузчиков, экскаваторов, различной специализированной сельскохозяйственной техники и промышленного оборудования, бытовой техники, потребительских товаров и химической продукции. Например, Минский тракторный завод имеет кооперационные связи со 157 отечественными предприятиями. Или «Ярославский моторный завод», который традиционно поставлял двигатели для грузовиков «Минского автомобильного завода» и «БелАЗа», продолжает тесное партнёрство. Буквально месяц назад МАЗ приступил к серийному производству среднетоннажного грузовика «Корнет», который комплектуется ярославским 4-цилиндровым турбодизельным двигателем ЯМЗ-53423.

В железнодорожном сегменте Белоруссия является постоянным клиентом российского «Трансмашхолдинга», у которого БелЖД закупает подвижной состав. Наконец, на завершающей стадии находится строительство «Росатомом» АЭС в Гродненской области. Важно отметить, что весь этот «союзный кластер» представляет собой не сырьевой сектор, а производство с высокой добавленной стоимостью.

Примеров кооперации в машиностроении большое множество, однако есть и стратегически важный сегмент — сотрудничество в сфере ВПК. По некоторым оценкам, доля поставок из Белоруссии в оборонном заказе России составляет 15%, включая и высокотехнологическую продукцию: авианавигационные приборы, средства спутниковой и космической связи, оборудование для радиостанций. В частности, некоторая бортовая аппаратура белорусского производства устанавливается на МиГ-29 и прочие крылатые машины.

А принципиальное значение для России имеют поставки многоосных тягачей производства «Минского завода колёсных тягачей». В частности, на колёсных шасси большой грузоподъёмности МЗКТ-79221 устанавливаются мобильные пусковые установки российских межконтинентальных баллистических ракет (МБР) «Тополь-М» и «Ярс». И хотя Москва активно ведёт работу над созданием собственных тягачей, в ближайшие несколько лет, в случае разрыва кооперации, российские МБР этого типа могут временно лишиться колёс.

Словом, российско-белорусская кооперация представляет собой целый пласт экономики и играет немаловажную роль для многих российских регионов, обеспечивая там тысячи рабочих мест. В то же время для Белоруссии это львиная доля экономики, утрата которой направит страну по многократно худшему социально-экономическому сценарию, чем украинский, ведь исторически белорусская экономика менее диверсифицирована — и по структуре, и по рынкам сбыта.

Отдельно следует сказать о геостратегической роли Белоруссии для России. После краха отношений с Украиной страна остаётся последним союзником на западном направлении, у границ Европы. Как известно, Москва арендует у Минска узел связи ВМФ «Антей», который обеспечивает связь Главного штаба ВМФ России с атомными подводными лодками, несущими боевое дежурство в районах Атлантического, Индийского и Тихого океана. Также узел используется для решения различных задач ракетных войск и ВКС России. Кроме того, боевое дежурство несёт радиолокационная станция «Волга» — часть российской системы предупреждения о ракетном нападении.

Ещё один момент, это белорусский транспортный коридор в Европу. Во-первых, он представляет собой значимый сухопутный канал транзита российских грузов, который стал ещё значимее после ухудшения обстановки на украинском направлении. Через белорусские железные и автомобильные дороги ежегодно проходит около 70 млн. тонн экспортных грузов, а через трубопровод «Дружба» прокачивается порядка 22,5% годового экспорта российской нефти.

Наконец, Белоруссия — важнейший партнёр в совместных транспортных проектах Китая, Евросоюза и России. Понятное дело, что в разрушении этого звена есть заинтересованные силы — те же самые, которые успешно поработали над отрывом Украины от аналогичных проектов. И если прямые экономические потери России от ликвидации Союзного государства, — это десятки миллиардов долларов разовых потерь, а также растянутые во времени экспортные потери и инвестиции в замещение критического белорусского импорта, то вот геостратегическую составляющую едва ли можно измерить деньгами. Не говоря о последствиях разрыва исторического единства наших народов.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ