информационное агентство

Экспертный совет Human Rights: В деле Мастикашевой уже два маркера - склонность к суициду и к побегу

25.07.18      Оксана Шкода
Экспертный совет Human Rights: В деле Мастикашевой уже два маркера - склонность к суициду и к побегу

Экспертный совет Международного общества защиты прав человека  (МОПЧ «Human Rights») обнародовал очередной мониторинг по делу украинской политзаключенной Дарьи Мастикашевой, находящейся в тюремном заключении с 15 августа 2017 года.

Ей  предъявлено обвинение по ст.28 ч. 2, ст. 111 ч. 1, ст. 263 ч. 1 УК Украины и возбуждено уголовное дело, которое находится в производстве следственного управления СБУ по Днепропетровской области.

Напомним, 12 июля 2018 года в Днепровском райсуде г. Днепродзержинска состоялось подготовительное заседание по делу Дарьи Мастикашевой, обвиняемой в госизмене путём вербовки ветеранов «АТО» для имитации подготовки терактов в России, которую российские спецслужбы смогли бы использовать для дискредитации украинских властей.

Согласно данным мониторинга МОПЧ, на судебном заседании прокурором был предоставлен и зачитан обвинительный акт, вокруг которого последние несколько заседаний шли споры на предмет его соответствия УПК Украины. В тексте обвинительного акта отсутствует обвинение, а Дарья Мастикашева упоминается в качестве подозреваемой, в резолютивной части также указан перечень статей УК Украины, по которым она официально лишь подозревается. Несмотря на то, что апелляционная инстанция посчитала такой обвинительный акт допустимым, коллегия судей оказалась в ситуации, когда именно суду пришлось предъявлять обвинение. 

«В связи с этим вызывает опасение объективность данного судебного процесса, в котором суд берёт на себя часть функций прокуратуры. Как отмечает Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), важной частью судебного процесса является доверие к суду, в первую очередь - относительно уголовного производства - со стороны обвиняемого (дело «Саинер против Турции»). При определении обоснованности опасения в том, что определенные суды лишены независимости и беспристрастности, мнение обвиняемого является важным, но не решающим. Решающим является объективное обоснование таких сомнений (дело «Инкаль против Турции»). Сомнения в независимости отсутствуют тогда, когда, по мнению ЕСПЧ, у «объективного наблюдателя» не возникают основания для беспокойства относительно обстоятельств дела, которое рассматривается (дело «Кларк против Соединенного Королевства»). ЕСПЧ предостерегает, что наличие сомнений «рассудительного наблюдателя» в том, что суд независимый и беспристрастный, могут иметь определенное значение в понимании обеспечения гражданам права на справедливый суд (дела «Белилос против Швейцарии», «Очалан против Турции»)», - отмечает экспертный совет МОПЧ.

В мониторинге дела Мастикашевой отмечено, что при определении порядка рассмотрения доказательств прокурор предложил сначала заслушать обвиняемых и свидетелей, а после этого перейти к исследованию документов. Адвокат указал на то, что обвиняемые сейчас не готовы давать показания, а прокурор не заявил список свидетелей, поэтому целесообразно начать с рассмотрения вещественных доказательств. Более того, сторона защиты полагает, что все доказательства, на которые опирается обвинение, получены незаконным путем и являются недопустимыми, а, соответственно, исследование этих доказательств может стать достаточным основанием для закрытия уголовного производства.

«Чтобы подтвердить свою позицию, адвокат заявил о необходимости просмотра видео пресс-конференции главы СБУ и допросе ряда свидетелей. На что один из судей заявил, что рассмотрение факта похищения и пыток не предусмотрено в рамках этого судебного процесса и вообще не имеет отношения к данному делу. Более того, эти данные не могут быть положены в основу «обвинительного приговора». Таким образом, не отрицая самого факта похищения и пыток обвиняемой, суд признал это недостаточно весомым нарушением прав Мастикашевой, чтобы поднимать вопрос о недопустимости собранных стороной обвинения доказательств. Несмотря на такую позицию суда, адвокат все же заявил список свидетелей защиты, доказывая необходимость допроса большинства из них перед судом, который посчитал, что 29 свидетелей - это слишком много, и нет необходимости в их допросе. Прокурор, в свою очередь, заявил, что рассмотрение вопросов, связанных с похищением и пытками Мастикашевой выходит за пределы данного судебного процесса, и адвокат настольно ярко описывает события, связанные с похищением, будто сам или участвовал, или организовывал их. И, несмотря на то, что в течение получаса адвокат доказывал судьям необходимость вызова указанных им свидетелей и их цель допроса, прокурор заявил, что выступает против всех свидетелей защиты без исключения. Вторым вопросом на повестке судебного заседания было продление меры пресечения. Прокурор, не утруждаясь исполнением возложенных на него обязанностей, ограничился фразой: «риски не исчезли и не уменьшились, поэтому я не буду зачитывать ходатайство». На уточняющие вопросы суда прокурор также добавил, что среди рисков препятствованию процессу он видит возможность обвиняемой спрятаться от суда и влиять на свидетелей, а на вопрос о том, может ли более мягкая мера пресечения предотвратить риски, ответ прокурора был однозначным: УПК не предусматривает иных мер пресечения при инкриминируемых преступлениях», - отмечают международные эксперты.

На судебном заседании Дарья Мастикашева заявила, что находится в ужасных условиях в СИЗО, и что в её деле, без объяснения причин, уже поставлено два маркера. О появлении одного из них МОПЧ указывало ранее в одном из отчетов - склонность к суициду, а теперь добавлен новый - склонность к побегу. На неё оказывается психологическое давление, в то время как прокурор не может даже обосновать необходимость ее нахождения в СИЗО.

При чтении ходатайства об изменении меры пресечения адвокат снова попытался доказать, что все дело построено на недопустимых доказательствах, которые никак не могут быть весомыми, и на основании которых нельзя год держать человека под стражей. Он указал на крепкие социальные связи, наличие малолетнего ребенка, движимого и недвижимого имущества, постоянного места жительства на Украине и т.д., обратив внимание на тот факт, что согласно ч. 3 ст. 176, ч. 1 ст. 183 УПК прокурор обязан доказать существование рисков препятствования проведению уголовного производства и невыполнения личных обязательств.

«Экспертный совет имеет возможность констатировать тот факт, что предусмотренное обоснование отсутствует. Кроме этого, практика ЕСПЧ, которая согласно Конституции Украины превалирует над нормами национального законодательства, указывает на то, что даже наличие сильного подозрения в том, что какое-либо лицо совершило тяжкие преступления, не может оправдать длительный период предварительного заключения («Скотт против Испании»)», - подытожили эксперты МОПЧ.

Следующее судебное заседание назначено на 4 сентября. Эксперты МОПЧ продолжат мониторинг данного судебного процесса. С предыдущими материалами мониторингов можно ознакомиться здесь.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
СВЯЗЬ ВРЕМЕН
Антифашист ТВ