информационное агентство

Донбасс на ручном управлении. Что делать?

13.01.20      Юрий Ковальчук
Донбасс на ручном управлении. Что делать?

В декабре 2019 года в ЛДНР произошло примечательное событие: посетив Иловайск, глава ДНР Денис Пушилин дал поручение Министру здравоохранения республики разобраться в ситуации, связанной с радикальным урезанием процентных надбавок к заработной плате медикам Иловайска.

Пушилин заявил о недопустимости подобной ситуации – Донецк повышает бюджетникам зарплаты, а на местах чиновники фактически снижают значение этой меры, по собственной инициативе урезая надбавки за категорию, выслугу лет, престижность профессии и т. д.

Кстати, аналогичную практику пытались внедрить как минимум в еще одном городе ДНР – в Горловке, где в ноябре прошлого года бухгалтерия здорово урезала зарплаты учителям. Правда, поскольку глава ДНР в тот момент Горловку не посетил, то и без разбирательства обошлось – просто педагогов слегка обокрали.

Ситуация абсурдная – получается, для того чтобы исправить откровенно преступное решение локальных органов местного самоуправления, нужно чтобы Пушилин выехал из Донецка и совершил турне по республике. Тогда деньги, может, и не украдут. А чем, спрашивается, занимаются многочисленные контролирующие органы, не говоря уже о самих министрах образования и здравоохранения ДНР, которые попросту не могли не знать о сложившейся ситуации?

Как не знать, если проблемы с выполнением защищенных статей бюджета возникли по всей республике? И решали эти проблемы на местах по-разному, порой с нарушением трудового законодательства. Но более даже чем залатать бюджетные дыры, должностные лица пытались не допустить, чтобы о существующих проблемах узнали в министерстве. А в Донецке, в свою очередь, предпринимали отчаянные попытки, лишь бы о ситуации в целом не проведало руководство республики. Все жалобы, доносящиеся из городов и весей ДНР, по устоявшейся традиции объявлялись вражеской пропагандой.

Проще Путину написать

Еще одна проблемная ситуация была описана на запущенном недавно ресурсе «Мнение», на котором гражданам республики предлагается размещать петиции и обсуждать волнующие их вопросы. «Работая по программе восстановления Донбасса, столкнулись с обманом строительной организации по оплате труда – за 5 месяцев работы бригада в количестве 11 человек получила по 4200 руб. за весь период работ. Обратились в Министерство труда и социальной политики, где факт подтвердился, но деньги продолжаем ждать с 2015 года. Обращались и к юристам, и к депутатам – везде одно и то же. Прошу содействовать в решении данной ситуации, подтверждающие документы готов предоставить».

Проблема, с которой столкнулся житель ДНР, стандартна и легко решается путем обращения Минтруда в правоохранительные органы, так как задолженность по зарплате более трех месяцев предполагает уголовную ответственность. Тем не менее, чиновники Министерства труда и социальной политики то ли вообще не стали реагировать на призывы о помощи, то ли жалобу «похоронили» уже на уровне МВД, а Минтруд не стал требовать от правоохранителей выполнения их функциональных обязанностей. Видимо, как в случае с шахтерскими женами, письмо надо писать Путину, чтоб в Донецке зашевелились.

Безумный случай был замечен во время прямой линии с главой ЛНР Леонидом Пасечником. Отвечая на обращение жителя города Краснодон, касающееся необходимости организации дополнительного (или перестановки по времени имеющегося) автобусного рейса, что позволило бы школьникам и их родителям добираться до отдаленного района города на транспорте, вместо того, чтобы идти несколько километров пешком, Пасечника немало удивил тот факт, что городская администрация оказалась не в состоянии решить столь простой вопрос, так что гражданам пришлось обращаться к главе ЛНР.

Причем подобных случаев в ЛДНР тысячи. Элементарные трудности или нарушения, которые можно преодолеть на уровне банального межведомственного взаимодействия (а порой и вовсе, просто выполняя свои должностные обязанности), становятся непреодолимой проблемой.

Почему буксует госмашина?

Так что же происходит в относительно небольших республиках? Почему население для решения злободневных своих проблем вынуждено обращаться через головы местных чиновников напрямую к министрам или первым лицам ЛДНР? Что мешает локальному руководству в случае, если оно не справляется самостоятельно (например, заставить прокуратуру провести проверку и наказать недобросовестного работодателя)? Почему государственная машина буксует в самых неожиданных местах?

20 декабря об этом странном явлении говорил сам Денис Пушилин: «Нашим госорганам всего пять лет, а многие чиновники отгородились от людей глухой стеной без возможности побеспокоить их в тиши начальственных кабинетов. Ежедневно в ваш адрес, адрес всех властных структур поступают сотни обращений. И что мы видим? Большинство из них носят частный характер и вполне решаемы на местном уровне. Часто требуется просто объяснение или подсказка, как следует поступать человеку, чтобы вопрос сдвинулся с места. Но как же часто в ответ на обращение человек получает отписку или долгая переписка ни к чему не приводит. О чем это говорит? О некомпетентности, нежелании брать на себя ответственность, и что еще страшнее – о бездушии».

Вообще речь, конечно, не столько в духовности, сколько в особенностях функционирования и качествах республиканских чиновников, в том числе руководящего состава. Луганск и Донецк вынуждены существовать в условиях достаточно жесткого кадрового кризиса, причем речь идет не только о количестве, но и о качестве сотрудников.

Значительная часть квалифицированных специалистов за годы существования республик вышла на пенсию, уехала либо на Украину, либо в Россию. На их место пришли люди, которым пришлось нарабатывать опыт при стремительно меняющемся законодательстве, нормах и требованиях, согласовывая его с изменениями в ситуации на Донбассе.

На руководящие посты традиционно для смутного времени попало много случайных людей – хрестоматийным примером являются ныне уволенные начальник наградного отдела МО ДНР полковник (!) Анжелика Доброс и ее муж - подполковник Игорь Доброс. До войны чета трудилась на ниве общественного транспорта: она - водитель трамвая, он - механик-водитель. Каким образом и за какие заслуги они получили предельно высокие для ЛДНР воинские звания и столь лакомую синекуру – неизвестно. Зато многое известно про их деятельность, благодаря которой в ДНР появилось немало орденоносных секретарш и т. д.

Сегодня количество таких «руководителей» снижается, однако дело их живо, а последствия их «трудов» придется компенсировать еще минимум десятилетие.

Когда начальству видней

Еще один важный момент – наказуемость инициативы. Проявлять изворотливость ума попросту опасно: законодательство в ЛДНР сложное и запутанное, представляющее из себя смесь украинских, российских и местных законов – весьма тяжело что-нибудь не нарушить! Для рядовых чиновников это чревато увольнением, крупными денежными штрафами, а то и более суровыми наказаниями.

Впрочем, все эти недуги в той или иной мере присущи любому государству и полностью изжить их, пожалуй, невозможно. Самой же любопытной и печально известной особенностью функционирования республиканского чиновничьего сословия, является их истовая страсть к красивым отчетам, ради которых зачастую замалчиваются жизненно важные проблемы.

По логике вещей, столкнувшись с неподъемной для местного уровня проблемой, добросовестный служащий докладывает вышестоящему руководству, а в случае, если речь идет о действительно хорошем сотруднике – начинает это руководство «терроризировать», всячески пытаясь добиться от него помощи в решении наболевших вопросов. И это логично, так как решающее слово (и, кстати, ответственность) всегда за «центром».

В ЛДНР все происходит несколько иначе – службы и ведомства с параноидальным усилием пытаются решать проблемы собственными силами (или, если сил нет – не решать их вовсе), лишь бы не испортить отчеты о том, как безупречно прекрасна жизнь в отдельно взятом населенном пункте. Порой, заслуженно опасаясь наткнуться на обвинение в некомпетентности, порой, просто прогибаясь под какую-то непонятную планиду, чиновники часто умалчивают о том, о чем надо докладывать незамедлительно. Достаточно вспомнить ситуацию в ноябре 2019 года, когда Минугля всеми силами пытался скрыть от начальства уровень задолженности по зарплате перед горняками и тот факт, что крепкие шахтерские нервы уже оказались на пределе…

В итоге возникает закономерный эффект: правительство, основываясь на этих, не в меру оптимистичных отчетах, отдает заведомо невыполнимые указания, которые чиновники на местах не могут не саботировать, однако все равно пытаются имитировать всеобщее благоденствие… Замкнутый круг, выпускающий в свисток огромное количество полезных инициатив правительства республик и доводящий до белого каления обывателей.

Не совсем понятно, кто является первопричиной столь порочной практики – требовательные кураторы, само правительство, до недавнего времени проявлявшее весьма скромный интерес к обывателям или же сотрудники отдела внутренней политики. В принципе, на самом деле это и не важно; по крайней мере – для населения.

Важно, что, если в правительстве и там, далеко наверху, действительно заинтересованы в том, чтобы республики стали действительно народными (или просто жизнеспособными), нужно срочно что-то предпринимать.

Центр правовой и социальной защиты
ТЕМА ДНЯ
antifashisttm
Антифашист ТВ